— Господа, — помпезно начал я. — Я думаю, сейчас вам скажут, что моя фамилия Мареев. Это на самом деле так и есть, я частный детектив, нанятый вами через господина Передреева для расследования обстоятельств убийства вашего бывшего шефа, министра экономики Евгения Зимина. За последние несколько недель, пока я продвигался шаг за шагом в этом расследовании, со мной происходили различные невероятные коллизии. Мне банально врали, скрывали информацию сами заказчики, меня били, в конце концов позавчера меня чуть не убили. К счастью, я оказался удачливее своего киллера и планируемую для меня участь предоставил ему. Следствию еще предстоит выяснить, кем было заказано это покушение на меня. Для меня-то уже ясно, кто заказчик. Для того чтобы стало ясно вам, я изложу все по порядку. Должен вам заметить, что вы все мне, за редким исключением, очень не нравитесь. Замечу, что эта фраза никоим образом не относится к посторонним наблюдателям. И чем больше я узнавал о вашем бывшем начальнике, тем больше не нравился мне и он.

При этих словах Передреев поправил темные очки, кашлянул и сказал:

— Господин Мареев, мы не просим вас давать оценки нам и покойному министру экономики. Вас не для этого нанимали.

— А это так, по ходу ведения… Все дело в том, что невозможно объяснить причины преступления, не описав личности самого пострадавшего. Этот человек использовал свое служебное положение во время работы в органах госбезопасности. За это время он скопил массу компрометирующей информации о вас и ваших близких и пользовался ею без зазрения совести как рычагами воздействия на вас.

Передреев снова встал:

— Я снова хочу попросить вас… — начал было он.

— Да замолчите вы! — неожиданно раздался голос человека, в котором я узнал Олега Ярова. Он сидел в последнем ряду рядом с женой. — Пусть говорит, тем более что все это правда.

Передреев молча сел, а я продолжил, прохаживаясь вдоль председательского стола.

— Надо отдать должное талантам этого человека, который умудрялся держать людей на кукане, уверив их в том, что он им больше помогает. Может быть, отчасти так оно и было. Ведь в конце концов он, используя методы шантажа и давления, собрал вас всех под своим крылом в мощную финансовую группировку, сделал вас всех состоятельными людьми, довольными жизнью. Хотя в душе каждый из вас, видимо, ненавидел его и готов был отделаться от него тем или иным способом. Именно эту версию в конечном итоге я и поставил в качестве основной в начале расследования. Я попытался проверить, насколько сильна была зависимость тех или иных людей от Зимина, насколько она обременяла их. Как это не покажется странным, перебрав всех персонажей, я раз за разом выяснял, часто с серьезными потерями для себя (достаточно поглядеть на мою физиономию), и приходил к выводу, что убивать Зимина, как ни странно, резона никому не было.

Исключение составляли лишь господин Яров, который, в отличие от всех других, ничем не зависел от Зимина и имел серьезные личные основания его ненавидеть, и господин Лагутин, информация о котором была столь скудна, что до последнего времени сделать точные выводы было практически невозможно. О личных основаниях господина Ярова подробно писала желтая пресса в последние дни, и я не вижу особой необходимости на них подробно останавливаться.

Поскольку версия политического убийства была отметена мной уже на начальной стадии расследования как практически не имевшая никакого серьезного развития и так как алиби господина Ярова было подтверждено правоохранительными органами, мне ничего не оставалось, как взять в разработку версию, лежащую в сфере экономики. Я провел определенный анализ на основании добытых мною секретных сведений. В частности, я проанализировал всю историю возникновения предприятий финансовой группы Зимина. Я поднял все учредительные и иные документы, проанализировал график роста экономических показателей этих фирм и, сопоставив их с другой имеющейся у меня информацией, пришел к удивительным выводам:

МОЩНЫЙ ПРОГРЕСС В КОМПАНИЯХ ЗИМИНА НАЧАЛСЯ ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО С СЕНТЯБРЯ 1994 ГОДА.

Именно в конце 1994 года наблюдаются многократное увеличение уставных и оборотных капиталов, бурный рост рентабельности, огромные прибыли.

— Откуда у вас эти данные? — раздался металлический голос Лагутина, сидевшего в первом ряду с краю.

— Это неважно. Я думаю, что официальное следствие установит их подлинность. Сопоставив эти данные с аналогичными показателями многих других фирм области, можно заметить, что, несмотря на общий неблагоприятный экономический климат в области, предприятия Зимина процветали неимоверно. И тогда я позволил себе усомниться в

ЗАКОННОСТИ КАПИТАЛОВ ЗИМИНА.

«Деньги партии?» — подумал я. Но на дворе был 1994 год, и эти деньги давно были поделены и уже крутились в экономике.

«Деньги мафии?» — подумал я. Но Зимин с мощнейшей, почти тоталитарной структурой его предприятий, сам был своего рода мафия. Вряд ли он стал бы связываться с банальными преступниками, пусть даже авторитетами. И с какой стати мафия стала бы давать деньги братвы бывшему майору КГБ?

Следующая мысль, которая пришла мне в голову, сначала меня поразила. Но позже я понял, что нахожусь на верном пути.

В 1994 году значительные денежные средства были перераспределены с помощью многочисленных финансовых пирамид. Проанализировав ряд громких дел, в результате которых люди лишились своих сбережений, я пришел к выводу, что наиболее подходящая и соответствующая нашему случаю структура — это

ТРАСТОВАЯ КОМПАНИЯ «ЭВЕРЕСТ»,

действовавшая в городе Волгограде в период с марта по сентябрь 1994 года. — Произнося эти слова, я краем глаз следил за лицами членов Совета. «Комсомольцы» Бойко и Иванов несколько нервничали. Лицо Лагутина было непроницаемым. Он как каменный застыл в своем кресле, обхватив руками его подлокотники.

Я продолжил:

— Характерной чертой этого дела была тщательно спланированная, хорошо налаженная система хищения денег у населения и не менее тщательно продуманная операция по сворачиванию деятельности фирмы и обрубанию концов, которых и без того было не слишком много. По сути дела, в фирме публично фигурировали только обслуживающий персонал и очень редко — два руководителя. В сентябре 1994 года в один день оба были убиты. Бухгалтер Кушнарский был убит в подъезде собственного дома, а директор Жамнов был взорван в своем автомобиле на автостоянке. Деньги же исчезли все в совершенно неизвестном направлении, общая их сумма составила приблизительно пять миллионов долларов. Я сопоставил сумму активов коммерческих структур господина Зимина. В конце 1994 года сумма оборотных капиталов этих фирм была сопоставима с суммой, исчезнувшей в Волгограде, и составляла где-то около 4,8 миллионов долларов. Кроме того, в бухгалтерской отчетности сохранились документы, которые свидетельствуют о том, что именно в этот период участились командировки сотрудников в Волгоград. В частности, неоднократно этот город посещали господа Бойко и Иванов.

Прямых указаний на то, что они ездили именно в «Эверест», нет, но я думаю, что если провести очные ставки вышеуказанных господ с бывшими рядовыми сотрудниками трастовой компании, то многое прояснится.

Еще одним интересным подтверждением этой связи является то, что директор «Эвереста» покойный господин Жамнов являлся выпускником Тарасовского юридического института, так же как и покойный господин Зимин. Я поднял данные и выяснил, что они учились на одном курсе и наверняка были знакомы…

Таким образом, можно констатировать тот факт, что Зимин вступил в преступный сговор с Жамновым с целью разработки операции по изъятию денег у населения путем обмана. Конечной целью деятельности Зимина было получение капитала для развития своих экономических структур и последующей реализации далеко идущих политических планов. Полагаю, что многие сидящие здесь люди знали об этом. Когда же необходимость в таких людях, как Жамнов и Кушнарский, исчезла, их просто устранили как лишних свидетелей. Особенно впечатляет смерть Жамнова, от которого не осталось практически ничего ввиду мощности взрыва. Жамнова не стало, но вместо него, — я сделал небольшую паузу, — появился

ГОСПОДИН ЛАГУТИН.

И я посмотрел на сидящего передо мной банкира. Ни один мускул на его лице не дрогнул.

— А что вы имеете в виду? — подал голос сзади меня Передреев.

— Да ничего особенного. Просто сила взрыва была настолько велика, что проделала дыру в бетонном заборе на автостоянке в Волгограде, через которую, видимо, господин Жамнов и покинул место происшествия, оставив на стоянке разметанные останки другого человека, а именно Василия Лагутина. Почему его? Сложно сказать. Наверное, Зимин провел определенную работу в поисках двойника, которого можно было оставить вместо Жамнова в его автомашине. Человек с малоизвестной биографией, работавший где-то на стройках Сибири и Дальнего Востока, сирота, так как родители его погибли, когда ему было пятнадцать лет… Родом из деревни, которая давно уже находится на грани вымирания. Я случайно, в силу некоторых обстоятельств, попал в нее. Этот эпизод послужил ключом для раскрытия этого преступления.