— Мне сложно об этом судить. Открытых врагов у него не было, а недоброжелателей всегда хватает у мало-мальски продвинувшегося вверх человека. Если вы пришли узнать мое мнение по этому поводу, то боюсь, что вы зря потратили время. Я не слишком была посвящена в дела Евгения, он всегда держал меня в некотором отдалении от глубинных процессов.

У меня появилось ощущение, что я зря теряю время. От этой блондинки действительно вряд ли чего можно добиться в подобной беседе, а идти на абордаж, с моей точки зрения, было еще рано. И все же я решил сделать ей маленькую пакость в конце нашей беседы.

— У меня есть необычный вопрос. Была ли у Зимина любовница?

При этих словах легкая полуулыбка, блуждавшая по ее лицу и выражавшая желание помочь в чем-либо собеседнику, сползла с ее лица, взгляд на секунду замер, и она уже более холодным, нейтральным тоном произнесла:

— Ну а мне-то откуда знать?

— Извините, если я спросил что-то не то, но мне казалось, что секретарь-референт, проработавшая пять лет под руководством Зимина, может знать о нем многое.

— Евгений был скрытен во всех своих делах, в том числе и личных, — парировала она. — Я думаю, что на все это наложила отпечаток служба в органах.

Я потер лоб ладонью, допил последний глоток своего кофе и сказал:

— Извините, не смею больше отделять вас от той счастливой минуты, когда вы сможете отведать замечательные щи, сваренные вашим супругом. Он у вас хозяйственный, — похвалил я Татьяниного мачо.

— Да, знаете, всегда так бывает — женщина, может быть, и недостойна этого, забросила семью, дом, торчит с утра до ночи на работе, а достается ей такой терпеливый, заботливый, хозяйственный муж. — Она сделала акцент на последнем и кокетливо улыбнулась.

Я вышел из зала и тут же в дверях столкнулся с шедшим из кухни Олегом. Я попрощался, еще раз пожав его мужественную шоферскую руку, и вышел вон, предоставив этой интересной супружеской паре остаток вечера рассуждать о целях моего визита и его последствиях для их семьи.

Вернувшись домой, я, не переодеваясь, отправился к Приятелю с докладом о визите к госпоже Булгаковой. Заложив в него информацию, я попросил его выдать мне список первоочередных дел, которыми я должен заняться. По всей вероятности, Приятель основательно подготовился к беседе. Он едва моргнул и выдал мне:

1. ВЫЯСНЕНИЕ ЛИЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ ЗИМИНА Е.К. С БУЛГАКОВОЙ Т.И. (НЕОБХОДИМОСТЬ ВЗЛОМА КВАРТИРЫ ПО УЛИЦЕ ТАРХОВА 57/59).

2. ВЫЯСНЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ СВЯЗИ ПЕРЕДРЕЕВА П.В. С РЫБАКОМ А.С. (5 ДЕКАБРЯ 1994 ГОДА В БАРЕ-РЕСТОРАНЕ «ОЛИМП» СОСТОЯЛАСЬ ДРАКА. ПОСТРАДАВШИЙ — ПЕРЕДРЕЕВ П.В. БЫЛ ДОСТАВЛЕН В БОЛЬНИЦУ С ПЕРЕЛОМОМ ГРУДНЫХ РЕБЕР, УШИБАМИ И ССАДИНАМИ. ИЗБИВАЮЩИМИ БЫЛИ ОХРАННИКИ БАРА, ОБВИНИВШИЕ ПЕРЕДРЕЕВА В ДЕБОШЕ В НЕТРЕЗВОМ СОСТОЯНИИ. УГОЛОВНОГО ДЕЛА ЗАВЕДЕНО НЕ БЫЛО, ДЕЛО СПУЩЕНО «НА ТОРМОЗАХ». ПО ПОКАЗАНИЯМ ОЧЕВИДЦЕВ, ПЕРЕДРЕЕВ И РЫБАК СИДЕЛИ ЗА ОДНИМ СТОЛОМ И О ЧЕМ-ТО ОЖИВЛЕННО СПОРИЛИ. В ОДИН ИЗ МОМЕНТОВ СПОРА РЫБАК ВСТАЛ ИЗ-ЗА СТОЛА И УДАЛИЛСЯ В ПОДСОБНОЕ ПОМЕЩЕНИЕ, ИЗ КОТОРОГО ВЫШЛИ ДВОЕ ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ ВЫТАЩИЛИ ПЕРЕДРЕЕВА В ВЕСТИБЮЛЬ, ГДЕ И ПРИНЯЛИСЬ ЕГО ИЗБИВАТЬ. ПОЗЖЕ ЭТИ СВИДЕТЕЛИ ИЗЪЯЛИ СВОИ ПОКАЗАНИЯ ИЗ ДЕЛА, СОСЛАВШИСЬ НА ТО, ЧТО ОНИ НЕЧЕТКО ВИДЕЛИ КАРТИНУ ПРОИСХОДЯЩЕГО).

Исходя из заданий, которые мне дал Приятель на ближайшее время, я понял, что информации не слишком много, и мне снова предстоит рутинная работа по ее сбору. Причем я понимал, что, собирая информацию о таких личностях, как Рыбак, можно было нарваться на не слишком приятные приключения. Я вспомнил, что накануне просил Приятеля выяснить биографические данные ряда людей. Самое время их сейчас посмотреть. По Булгаковой я их уже прочел, осталось прощупать других.

Я набрал в командной строке «БИОГРАФИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ: ПЕРЕДРЕЕВ, ЛАГУТИН, РЫБАК» и, нажав Enter, стал читать раскрытые передо мной файлы.

ПЕРЕДРЕЕВ ПАВЕЛ ВИКТОРОВИЧ

45 лет, русский, женат, имеет взрослого сына. Уроженец города Пензы. В 1975 году окончил Тарасовский политехнический институт по специальности «Теплотехническое оборудование». По распределению был направлен на Тарасовский станкостроительный завод, на котором прошел путь от мастера до главного инженера. Член КПСС с 1974 года. В 1982 году перешел на работу в райком партии инструктором в отдел промышленности. В 1984–88 годах — начальник этого отдела. В 1988 году вернулся на завод главным инженером. В 1994 году возглавлял избирательный штаб кандидата в губернаторы Виталия Ямцова. В этом же году перешел на работу в областную администрацию, возглавив отдел промышленности. В 1996 году в результате реорганизации стал министром промышленности Тарасовской губернии. С сентября 1997 года — министр экономики Тарасовской губернии.

ЛАГУТИН ВИТАЛИЙ АНДРЕЕВИЧ (недостаточно источников для сбора информации)

32 года, русский, не женат, детей не имеет. Родился в деревне Верхние Едаки Волгоградской области. После окончания средней школы работал механизатором в совхозе «Едакинский». Служил в пограничных войсках на Дальнем Востоке. В 1990–1993 годах работал на стройках Сибири и Дальнего Востока. С 1994 года работает в банке «Элвис» в должности начальника кредитного отдела. С уходом Зимина Е.К. с поста председателя правления банка возглавил работу банка. Образование — Новосибирский финансовый техникум.

РЫБАК АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ

50 лет. Родился в городе Дрездене (Германия). Отец — лейтенант Советской Армии, мать — медсестра. До 17 лет жил в гарнизонах по месту службы отца. В 1964 году поступил в Тарасовский институт механизации сельского хозяйства, факультет «автомобили и трактора». После окончания института устроился в СПАТП-5, с 1972 по 1975 год работал водителем такси. В 1975 году был осужден на два года за грабеж. В 1977 году освободился и снова устроился на работу в таксопарк. В 1983 году снова осужден за разбойное нападение и вымогательство на пять лет. С 1987 года, освободившись по амнистии, стал одним из учредителей кооператива «Олимп». Последние десять лет в качестве свидетеля привлекался по различным делам о вымогательстве. Обвинений предъявлено не было. В криминальной среде является одним из авторитетов. Кличка «Таксист». На сегодняшний день является косвенным или прямым владельцем сети кафе и баров, нескольких автостоянок и автосалона «Крылатский».

«Вот это глыба, вот это матерый человечище», — сказал я себе, заканчивая чтение биографии «Таксиста». Им и другими людьми, чьи биографии выдал мне Приятель, мне и предстояло заняться в ближайшее время. Однако, придерживаясь последовательности в рекомендациях Приятеля, первым пунктом моей программы действий стала

7

Таня Булгакова.

Не знаю почему, возможно, в связи с присущей моей натуре склонностью к садизму, мне всегда доставляло некое удовольствие наблюдать, как испорченный алкогольными возлияниями человек с остаточными явлениями большого бодуна занимается доставанием денег на покупку вожделенного зелья. И вот сейчас, уже в течение часа, я с радостью наблюдал за маленьким и тощим мужичишкой с багровым лицом и шеей, который занял форпост у входа в подъезд дома и приставал ко всевозможным соседям и даже родственникам с просьбой прокредитовать его на это очень важное для его организма дело. Какая гамма чувств промелькнула на этом малоподвижном морщинистом лице во время разговоров с ближними! Заискивание, когда он обращался к малознакомой соседке, радость, когда один из мужиков полез в карман в поисках мелочовки, и безутешное, сокрушительное горе, когда рука, вынутая из кармана, оказалась пустой… Благородная гордость гасконского дворянина, когда одна из соседок отказала ему в виде рекомендации совершить эротический пеший тур (в его случае — с гомосексуальным оттенком)… И наконец, безутешное отчаяние оттого, что скоро закроется ближайший дешевый магазин, торгующий алкоголем. Дождавшись наконец этого момента, я пришел к выводу, что мне пора действовать.

Я вышел из автомобиля и, рассматривая окна дома 57/59 по улице Тархова, не спеша пошел в направлении подъезда, около которого маялся отчаявшийся поклонник Бахуса. Когда я подошел к лавочке, я понял, что давно уже нахожусь в поле зрения алкоголика. В задумчивости я остановился у подъезда, достал из кармана пиджака какую-то бумажку и стал ее рассматривать, сверяя написанное с окнами дома. Мужичишка, также считавший себя серьезным психологом, сделал небольшую паузу, после которой подал голос:

— Мужик! Может, тебе помочь чем? — хрипло спросил он, изо всех сил пытаясь добавить в свой голос максимум вежливости, на которую он был способен.