Добрались мы, действительно, минут за пятнадцать — даже удалось сесть и по дороге не то чтобы подумать, а так — настроиться на рабочий лад.

Жила семья Судаковых в двух… нет, все же в трех шагах от остановки. Тесный дворик был зажат четырех- и пятиэтажками разного возраста, гаражами, палисадниками. Прямо посреди дороги возвышался замок какого-то нового князька. Напротив подъезда, в который мы зашли, торчала бетонная коробка — как я понял, вход в заброшенное бомбоубежище.

Моя белокурая рыбка проворно скользнула к добротной металлической двери, и через полминуты я уже сделал шаг в…


IF желаете шума GOTO 1.1

IF желаете тишины GOTO 1.2

Enter your choice…

1.1

…обыкновенную квартиру «средних русских» — ну, вы знаете: это когда на кухне уже «Бош», «Сименс» и омары, а вот под окном еще «хрущевки» — еще «Жигули».

Малогабаритная «двушка» была отделана недавно и, без сомнения, руками профессионалов. Дорогие обои гармонировали с новенькой мебелью. Я как старый меломан прежде всего оценил очень неплохой музыкальный центр в дальнем углу комнаты и несколько полок с компакт-дисками.

— Располагайтесь, пожалуйста, Валерий Борисович, — улыбнулась порозовевшими губами Юля. — Вам кофе или чай? А может, вы голодны?

— Благодарю, кофе будет вполне достаточно, — улыбнулся я в ответ. — Был бы весьма признателен, если бы смог, пока вы заняты, посмотреть ваши семейные фото.

— Конечно, вы ведь не знали Стасика. — Она опустила голову, вынула из шкафа несколько маленьких одинаковых томиков и протянула мне, а сама уплыла на кухню этакой русалкой…

Я тряхнул головой. Седина в бороду, Борисыч?.. Одним словом, Ctrl/Break.

На обложках всех альбомов красовалась одна и та же симпатичная картинка: слившиеся в поцелуе влюбленные. И впрямь собрание сочинений! Впрочем, теперь это скорее — архив…

Я раскрыл первый томик. На меня смотрели Юля и обнимающий ее длинноволосый брюнет. Оба молодые, улыбающиеся, оба «джинсовые». Дальше: какая-то вечеринка, все смеются, на стене — самодельный плакат с человечками, держащими, словно пики, зеленые елочки с долларовой «хвоей», и зелеными же словами: «В Новом году живи богато, // Бакс — оружие плутократа!» Я невольно хмыкнул: можно даже угадать, какой это примерно год…

Потом начались обычные снимки: лыжники, заснеженные улицы, лес, пляж. И везде — та же чета.

Следующий том составители посвятили свадьбе главных героев. Более-менее обычные снимки.

А вот уже Юля и Стасик — где-то далече.

— Анталия, — пояснила бесшумно подплывшая с подносом хозяйка. — Мы тогда Леньку бабушкам сбагрили, а сами на недельку туда махнули. Вот ваш кофе, Валерий Борисович. Сливки, печенье… А заодно и фотки досмотрим, хорошо?

— Да-да, спасибо, Юля.

Мы уселись за небольшой столик и предались «кофейной церемонии».

Кофе удался, тем более что я не сноб и предпочитаю со сливками. Под печенье с кунжутом я любовался фигуркой Юли, то лежавшей у кромки прибоя, то выходящей из пены морской, то выглядывающей из-за пальмы.

— Хорошо мы тогда отдохнули… — мечтательно протянула молодая вдова. — Так хотели еще в Хургаду выбраться…

Я поспешно проглотил кусочек печенья и быстро спросил, не давая разговору свернуть в опасное русло:

— А есть какие-то недавние снимки Станислава? Крупным планом, желательно.

— Совсем свежих, по-моему, нет, — извиняющимся тоном ответила Юля. — Он все нас с Ленькой фотографировал. Хотя… давайте посмотрим. — Она отставила чашечку.

Порывшись среди оставшихся томиков, хозяйка протянула мне раскрытый альбом.

Со снимка на меня взглянул Стас, с улыбкой держащий в руках афишу: «Валерий Меладзе. Только два дня». У Станислава здесь была негустая бородка, волосы стянуты в пучок. Лицо получилось четко. Надо скормить Приятелю…

— Вы не могли бы мне одолжить этот снимок?

— Я вам его подарю. Мне тоже Стас здесь нравится, и я сделала штук пять.

Оставалось лишь два вопроса. Ну что ж, начнем с первого.

— Юля, вы знакомы с моими расценками?

— Сто долларов в день?

— Да. И двойной тариф в случае… осложнений.

— Хорошо, конечно…

Мне понравилось, как она это произнесла. Не приходилось сомневаться: ей действительно не жаль денег на розыски убийц мужа.

— А теперь, с вашего разрешения, я хотел бы осмотреть квартиру.

— Пожалуйста, Валерий Борисович.

В спальне, на кухне и местах общего пользования я не нашел ничего примечательного. Мне только еще больше понравилось это уютное семейное гнездышко. Единственный недостаток — первый этаж и, как следствие — решетки на окнах.

Уже собираясь уходить, я спросил:

— Не осталось ли каких-то деловых документов Станислава? Контракты, переписка… Конфиденциальность, естественно, гарантирую.

— Дома — нет, — развела руками Юля. — Может, у него в офисе… Посмотреть?

— Если вас не затруднит. Найдете хоть что-то — звоните. — Я протянул визитку. — Мне же, тем временем, пора. Благодарю за гостеприимство.

— Да что вы, не за что… Пожалуй, я с вами отправлюсь, прямо сейчас к нему на работу и поеду. Подождите меня одну секундочку… — Девушка сунула мою визитку в сумочку, а сама на двадцать-тридцать секундочек исчезла в ванной.

Мы вышли из квартиры, и Юля опять принялась возиться с запорами. Я спустился к выходу из подъезда.

Наружную дверь удерживал в распахнутом состоянии белый кирпич, а внутреннюю я открыл сам и отступил в сторону, готовясь пропустить вперед даму. Дама как раз бросила в сумочку ключи и вжикнула «молнией».

Хорошо, что мы живем в век прогресса. Если бы не эти новомодные взрыватели с пятисекундной задержкой…

В общем, полыхнуло и громыхнуло здорово. Не повернись я на звук Юлиных каблуков, как бы еще поживали мои глаза… Не располагайся квартира Судаковых слева от входа, за лестничным маршем, и не будь в их двери так много замков…

— Юля!

— А-а?

Я, забыв о своей хромоногости, одним прыжком оказался с ней рядом. Юля, по счастью, была лишь оглушена… Хотя, если вдуматься — каковы твари, эдакую золотую рыбку глушить вздумали!

— Юля, вы в порядке?

— Д-да…

— Тогда убираемся отсюда. И мой вам совет: не торопитесь денька два-три возвращаться. Переждите у мамы… нет, лучше у подруг, хорошо? Идемте, идемте, живее!

Выходя из подъезда, я отметил, что «кирпич» исчез.

Раньше я не любил «кирпичей» на дорогах. Теперь, кажется, моя антипатия распространится на все кирпичи вообще.

Посадив Юлю в третье по счету из остановившихся такси и взяв с нее обещание не терять со мной связи, я приступил к работе — то есть и сам укатил домой на четвертой машине.

Приятель меня ждал.


IF желаете продолжения GOTO 2

Hit any key to continue…

1.2

…узенькую прихожую, где нам двоим сразу стало тесно — хорошо еще пока не холодно и мы не в шубах, иначе точно бы вдвоем не поместились. То ли дело моя кухня-прихожая — летное поле!

Впрочем, в остальном квартирка оказалась весьма неплохой: недавний добротный ремонт, приличная мебель, даже есть кое-что из антиквариата — во-он те два кресла, например.

— Юля, — обратился я к хозяйке, — специфика работы заставляет быть бесцеремонным. Вы разрешите осмотреть… место происшествия?

Слегка ошарашенная подобным наименованием собственного жилища Юля, тем не менее, согласно кивнула.

Я начал с кухни. Из окна первого этажа открывался вид на стоявшие почти вплотную к дому опадающие деревья, спутанные кусты и редкие астры в палисаднике. За деревьями маячил асфальтированный пустырь, на котором почему-то стояли хоккейные ворота и гоняли мячик с полдюжины мальчишек. Я удивился было, как это не застроили все гаражами, но потом поглядел налево и, увидев вход в подземелье, понял, в чем дело.

Летом здесь, наверное, сумрачно и прохладно, подумал я. Может быть, даже сыровато… ну, точно! Эх, балда я — только сейчас понял, что все окно затягивает мелкоячеистая сетка. Стало быть, комары одолевают.

А потом Зоркий Сокол, то есть я, увидел, что одолевают это жилище не только комары.

В сетке, на уровне моего живота, зияла аккуратненькая маленькая круглая дырочка.

Я круто развернулся и стал обшаривать взглядом противоположную стену, а в голове крутилось: почему целы стекла? Почему она не говорила? Почему… вон там!

Я шагнул к двери, ведущей из кухни, и на глазах у изумленной Юлии склонился к косяку.

— Вы что-то нашли, Валерий Борисович?

— Нашел… — не поворачивая головы, ответил я. — Юля, вы давно открывали окна?

— Нет, недавно. Когда Стасика… провожали. Готовили, плита не выключалась полдня, да еще на улице жара стояла. И мы все настежь пораскрывали. А что там? Я как-то не замечала раньше этой дырки.