— Что вы имеете в виду... спрашивая, где Люси? Конечно же, она... спит.

— Что же вы за няня, если не знаете, где ваша воспитанница? — не в силах сдерживать гнев, крикнул сэр Вулф.

Она с недоумением взглянула на смежную дверь, соединявшую ее комнату с детской.

Шторы были плотно задернуты, но Иола понимала, что сейчас ночь, потому что сэр Вулф держал в руке лампу. Он, видимо, даже не ложился, судя по его вечернему костюму, в котором он обычно ездил в казино.

Как только Иола заметила, что дверь из детской в комнату Люси открыта, то, не медля ни минуты, вскочила с постели, не думая о том, как она выглядит в ночной сорочке с распущенными по плечам волосами. Она бросилась через детскую в комнату Люси. Когда Иола вбежала в детскую, то обнаружила, что кроватка Люси пуста. В комнате никого не было.

— Люси! — позвала она. — Люси, где ты? Если ты спряталась, немедленно выходи.

— Она не прячется! — заявил сэр Вулф. — Это вы, мисс Доз, должны знать, где моя дочь.

Иола увидела, что балконная дверь, выходившая в сад, которую она сама обычно закрывала перед сном, была распахнута.

Сэр Вулф стоял в детской и с негодованием смотрел на Иолу.

— Может быть, она вышла в сад? — предположила Иола. — Не могу только понять, зачем Люси это сделала?

— Ее нет в саду, — сказал сэр Вулф. — Ее увезли.

— Увезли? — повторила Иола.

Сэр Вулф, ничего не говоря, протянул Иоле какой-то клочок бумаги. Похолодев от предчувствия беды, она взяла его.

— Когда я возвратился из казино, то нашел это под парадной дверью, — объяснил сэр Вулф. — Как правило, я всегда оказываюсь вовремя и в нужном месте. Если бы я не нашел этой записки, то не узнал бы о случившемся до самого утра, — с горечью сказал он.

Слушая сэра Вулфа, она пыталась понять смысл того, что было указано в записке. Заглавными буквами по-французски было написано:


ЕСЛИ ХОТИТЕ ВЕРНУТЬ СВОЮ ДОЧЬ, ТО ВЫ ДОЛЖНЫ ОСТАВИТЬ 10 000 ФРАНКОВ ПОД КАМНЕМ, КОТОРЫЙ УВИДИТЕ, СПУСКАЯСЬ С ПЕРВОГО МОСТА НА ДОРОГУ В МОНТЕ-КАРЛО. ПРЕДУПРЕЖДАЕМ, ЧТО ЕСЛИ СООБЩИТЕ В ПОЛИЦИЮ, ТО МЫ УБЬЕМ ЕЕ!


Иола дважды прочитала записку, как будто никак не могла понять ее смысла. Слезы душили ее, и она некоторое время ничего не могла сказать.

— Люси... похитили! Кто... мог сделать такое? Как они смогли ее забрать... Ведь я даже ничего не услышала? — сбивчиво говорила она, задавая вопросы, на которые у нее не было ответа.

— Вот об этом я вас и хотел спросить, — сказал сэр Вулф. — Только не надо мне лгать, что вы не причастны к этому.

— Причастна? — еле слышно переспросила Иола.

Только теперь она поняла, что сэр Вулф подозревал ее в организации похищения Люси. Без страха встретив его пронзительный взгляд, она произнесла:

— Вы действительно... полагаете, что я могла бы... иметь какое-то отношение к похищению Люси? Неужели вы могли... даже подумать, что я способна причинить вред ребенку, которого так сильно люблю?

— Вы — лгунья, и ваши слова ничего не стоят! — негодовал сэр Вулф. — Будет лучше, если вы признаетесь во всем, облегчив таким образом свою вину. Сделайте это до того, как я передам вас в руки французской полиции, которая силой вытрясет из вас признание. Думаю, что их методы не будут вам приятны.

— Прошу вас, только не вмешивайте сюда полицию, — взмолилась Иола, думая не о себе, а о безопасности девочки. — Заплатите требуемые деньги. Сделайте так, чтобы Люси вернулась.

— Именно на это вы и рассчитывали? Что я испугаюсь и заплачу деньги, ведь так? — гневно спросил сэр Вулф. — Но как я могу верить вам, что, заплатив деньги, Люси в целости вернется домой?

— Я не имею ничего общего с теми, кто похитил Люси, — запротестовала Иола. — Вы не имеете права так обо мне думать. Но сейчас меня не беспокоит ваше мнение о моей персоне. Я беспокоюсь только о Люси. Мы должны спасти ее... мы должны! — взволнованно повторила она.

— Где Люси? — требовал объяснений сэр Вулф.

Он совсем близко подошел к Иоле. У него был такой разъяренный вид, что девушке показалось, будто он собирается ударить ее.

— Поверьте мне... пожалуйста, поверьте, — взмолилась она. — Я не имею никакого отношения к исчезновению Люси.

— Я подозревал, что вы никакая не няня, несмотря на все ваши ухищрения и притворство, — сказал он. — Глядя на вас сейчас, я окончательно убедился в этом.

Только сейчас Иола поняла, что стоит перед ним в полупрозрачной батистовой сорочке. Она инстинктивно прижала руки к груди.

— Вот именно! — ухмыльнулся сэр Вулф. — Я абсолютно уверен, что такое тонкое белье не может носить обыкновенная няня, хотя бы потому, что подобные вещи ей просто не по карману.

Иола ничего не ответила. Она лишь прошла в свою комнату, взяла свой халат, лежавший на стуле у кровати. Было очевидно, что халат покажется сэру Вулфу еще более изобличительным, чем ночная сорочка. Белый атласный халат, отделанный кружевом, был очень дорогим, но теперь, когда она уже выдала себя, ей нечего было терять. Сейчас у Иолы было лишь одно желание — надеть на себя что-нибудь.

— Я не уйду, пока вы не скажете, где искать Люси, — сказал сэр Вулф, подойдя к ней.

— Может быть, вы все-таки... прекратите... предъявлять мне бредовые обвинения и подозревать меня, что... я способна шантажировать вас таким жестоким способом... Я могу объяснить это только вашим состоянием... — не выдержала Иола.

Она так разволновалась, что совершенно не контролировала себя, а когда увидела, как гневно блеснули глаза сэра Вулфа, быстро добавила, не дав ему ничего сказать:

— Извините, мне не следовало бы так говорить. Я могу понять, как вы тревожитесь из-за того, что произошло, но в настоящее время нам надо думать о Люси и о том, как... спасти ее.

Иола едва сдерживала слезы. Сэр Вулф молча наблюдал за ней, застыв словно изваяние посреди комнаты. Иола опустилась на кровать и, потирая руками лоб, пыталась что-то придумать.

— Наверное, они прошли через сад, — предположила Иола. — Закрыв девочке рот, чтобы она не кричала, они смогли выбраться на дорогу, не привлекая ничьего внимания.

— Вполне вероятно, что так оно и было, — согласился сэр Вулф.

— Но куда они могли поехать? — недоумевала Иола.

Некоторое время она сосредоточенно размышляла и вдруг воскликнула:

— Я знаю! Я почти уверена, что знаю, кто это сделал.

— Ну вот я и дождался признания! — торжествующе произнес сэр Вулф.

— Позавчера, когда мы с Люси отправились кататься, на обратном пути из Ла-Тюрби нам встретились двое мужчин. Они тогда спросили меня, не дочка ли Люси «богача сэра Рентона»? А потом неотступно шли за нами по дороге к экипажу, который мы оставили внизу у деревни. Когда мы отъехали, я видела, что они разговаривают с человеком, который вышел к ним из домика, скорее напоминавшего пещеру, высеченную в скале.

Сэр Вулф внимательно слушал ее, не перебивая. Не в состоянии усидеть от волнения на месте, Иола вскочила.

— Если вы полагаете, что похитители рассчитывали на то, что записку обнаружат лишь утром, то, вероятно, они повезли Люси в то место, о котором я сказала. Если мы поспешим, то нам удастся задержать их. Я точно помню, где находится тот дом.

Посмотрев на сэра Вулфа, Иола поняла, что он пока еще не решил, верить ей или нет.

— Надо спешить, сэр Вулф! Распорядитесь подать экипаж, — умоляла она. — Важна каждая минута.

— Надеюсь, что вы не убежите через окно и не исчезнете сразу же, как только я выйду из комнаты, — нерешительно произнес он.

Иола замолчала на мгновение, а затем произнесла:

— Вы должны верить мне. Где же ваша хваленая интуиция? Неужели вы не видите, лгу я или говорю правду? К тому же, вам следовало бы уже понять, что я искренне люблю Люси. Скажите, зачем мне причинять зло Люси и губить себя?

Слова Иолы казались искренними и убедительными, и, встретившись взглядом с сэром Вулфом, она поняла, что он начинает верить ей.

Ничего не сказав, он вышел из комнаты.

Иола скинула халат и быстро надела хлопчатобумажную белую блузку и юбку, затем подумала, что следует прихватить и саржевую накидку Нэнни, чтобы не очень выделяться в темноте. Одевшись, она побежала по коридору в холл, где уже ждал сэр Вулф.

Иола поспешила к двери, услышав скрип колес кареты, подъехавшей к парадному входу.

Сэр Вулф так и не снял своего вечернего костюма, в котором приехал из казино. Полусонный лакей накинул на плечи хозяину плащ.

Ничего не говоря, Иола вышла через парадную дверь, за ней следовал сэр Вулф.

В карете их дожидались кучер и лакей. Стоило ей только подумать, смогут ли они справиться такими малыми силами с похитителями, как тотчас на дороге появились двое грумов на лошадях.

Сев в карету, сэр Вулф приказал кучеру: