— Хозяин вроде бы последовал за ней. Она обернулась и зазывно ему улыбнулась. Затем она двинулась дальше, а он остановился и не пошел за ней, а лишь смотрел ей вслед. Все выглядело очень забавно! Затем хозяин ушел к себе в кабинет, а я еще немного подождал на тот случай, если вдруг понадобился бы ему, — воодушевленный вниманием, рассказывал Гарольд.

Иола едва сдерживала улыбку. Она была уверена, что Гарольд остался там из любопытства.

— Я ждал, наверное, больше часа, — продолжал Гарольд.

Иоле не терпелось услышать конец истории, к тому же ей пора было уже идти к Люси, и она спросила:

— Так что же потом произошло?

— Вдруг на улице послышались шаги. Кто-то подходил к парадной двери. Представляете, это оказался капитан Чарли! Однако я не слышал, чтобы от дома отъезжал экипаж. Возможно, он остановил его у ворот или вообще шел пешком из Ниццы, — с блестящими глазами сообщил Гарольд.

— Это слишком далеко! — заметила Иола.

— Капитан Чарли вошел очень тихо, — продолжал Гарольд, — и не заметил меня. Сняв пальто и шляпу, он поднялся по лестнице. Я хотел было уже выйти к нему навстречу, как вдруг из своего кабинета появился хозяин.

Иола старалась не показать, что рассказ Гарольда очень заинтересовал ее.

«Привет, Чарли, — сказал хозяин, — а я думал, ты вернешься только завтра».

От неожиданности капитан едва не свалился с лестницы, когда услышал голос хозяина. Он был явно удивлен, увидев сэра Вулфа, сначала даже потерял дар речи. Затем капитан Чарли произнес:

«Привет, Вулф! Вы не в казино? А где все остальные?»

«Изабелла после ужина пошла спать, потому что у нее разболелась голова, — ответил хозяин. — А я работаю».

«Ах вот как!» — недоумевал капитан.

Это все, что он сказал? — спросила Иола.

— Да, все, — ответил Гарольд. — Потом он еще пробубнил: «Пойду-ка посмотрю, что там с Изабеллой».

И он быстро поднялся по лестнице в отведенную им комнату.

Иола облегченно вздохнула. Теперь она точно знала, что поступила правильно, предупредив сэра Вулфа о готовящейся ловушке. А он оказался довольно проницательным человеком и понял ее намек.

Сейчас ее беспокоило лишь одно, чтобы сэр Вулф не заподозрил, что она обо все догадывалась, поэтому необходимо было кого-нибудь послать за лекарством, чтобы вся эта история выглядела правдоподобной.

Она принесла пустую бутылочку из комнаты и сказала:

— Не смог бы ты, Гарольд, попросить кого-нибудь поехать в Монте-Карло и взять важное лекарство для Люси? Это важное для нее средство, и оно всегда должно быть под рукой.

— Хорошо, я все сделаю, но признайтесь, мисс Доз, что произошедшее этой ночью напоминает ситуацию: «Здравствуйте, я ваша тетя!» — воскликнул возбужденный Гарольд.

— Надеюсь, что сегодня ее милость чувствуют себя лучше и голова у нее не болит, — спокойно заметила Иола. — Спасибо, Гарольд, еще раз за подарок для Люси. Видишь, как она рада твоим игрушкам!

Они посмотрели из окна на Люси, которая подбрасывала мяч и пыталась ловить его, прежде чем он упадет на землю.

— Я всегда любил детей, — заметил Гарольд. — Думаю, что когда женюсь, то заведу целую дюжину деток.

— Тогда тебе тем более следует быть более экономным, — засмеялась Иола.

Когда Гарольд ушел, она вышла в сад. Хорошо, если бы у Люси были братья и сестры, чтобы дети могли вместе поиграть. «Если сэр Вулф вновь женится, то хотелось бы, чтобы его женой стала не такая женщина, как леди Изабелла», — подумала Иола.

Бросив мяч Люси, сразу поймавшей его, Иола увидела, что к ним направляется сэр Вулф. Было еще очень рано. Гости сэра Вулфа, наверное, еще спали после позднего возвращения из казино.

— Посмотри, какая я ловкая, как хорошо ловлю мяч, папа! — гордо воскликнула Люси. — Посмотрим, сможешь ли ты поймать его?

Она высоко подбросила мяч, и сэр Вулф поймал его. Затем он бросил в ответ мяч Люси, но она не смогла его поймать и побежала за мячом на другой конец газона.

— Доброе утро, мисс Доз! — поздоровался сэр Вулф с Иолой.

— Доброе утро, сэр!

— Кажется, Люси прекрасно себя чувствует, — сказал он. — Вы уверены, что ей необходимо давать то тонизирующее средство, за которым вам так не терпелось поехать прошлой ночью? — с усмешкой спросил сэр Вулф.

— Сегодня утром я послала за ним в Монте-Карло, — ответила Иола. — Нельзя нарушать то, что предписали доктора!

Она старалась говорить спокойно, но румянец, заливший ее нежное лицо, выдавал ее. Сэр Вулф пристально смотрел на Иолу.

— Вы так беспокоились о лекарстве, что я уже подумал, что Люси стало хуже, и опасался, что увижу ее бледной и вялой, такой, какой она была до поездки сюда.

Иола ничего не ответила. Тогда через некоторое время сэр Вулф продолжил:

— Как я уже говорил вам, у меня очень хорошая интуиция... возможно, это покажется странным, но я должен быть вам признателен.

— За то, что Люси стало намного лучше, сэр? — быстро спросила Иола.

И, не дожидаясь от него ответа, добавила:

— Однако это не моя заслуга, скорее свежий воздух и хороший климат повлияли на здоровье девочки. Она так счастлива здесь.

— Следует добавить, что она счастлива, потому что рядом с ней вы, — любезно сказал сэр Вулф.

Подбежала Люси.

— Я нашла его в кустах, — закричала она. — Папа, брось еще раз мяч.

Люси отдала отцу мяч, и сэр Вулф послушно бросал его несколько раз, прежде чем наконец сказал:

— Я должен идти, Люси. Газеты, наверное, уже доставили. Надо поработать.

Он ушел в дом, ни разу не оглянувшись. Только теперь Иола перевела дух. «Сэр Вулф очень умен и не показал мне, что все понял», — подумала Иола.


Днем Иола с Люси ездили в Монте-Карло. Они увидели знаменитое здание казино и побывали в порту, где рядом с яхтой сэра Вулфа стояло много других роскошных яхт.

Люси была так переполнена впечатлениями, что, вернувшись домой, она не могла ни о чем больше говорить вплоть до самого вечера.

— Я хочу поехать в казино, — вдруг сказала девочка, уже лежа в кроватке. — Хочу посмотреть, как люди делают деньги, много денег.

— Тебе придется немного подождать, пока ты не вырастешь, — ответила Иола. - Не думаю, чтобы в казино пускали людей, младше двадцати одного года.

— Это нечестно! — возмущенно сказала Люси. — Получается, что только взрослые могут веселиться!

— Но у тебя есть много того, чего нет у взрослых, — объяснила Иола. — Ты беззаботно играешь и слушаешь сказки, которые я рассказываю тебе. Вот и сейчас я собираюсь рассказать одну из них.

— Ты правда собираешься рассказать мне сказку, няня? — радостно спросила Люси.

— Конечно, — ответила Иола.

— Тогда я рада, что еще не взрослая, — согласилась девочка.

— Я начну рассказывать, как только ты ляжешь в постель и произнесешь свои вечерние молитвы, — сказала Иола.

Люси быстро разделась и, встав на колени, прямо в постели, произнесла те молитвы, которым научила ее Иола.

— Когда ты так страстно молишься, — заметила Иола, — ни один ангел не сможет отвернуться от тебя.

— Ты правда уверена, что ангелы-хранители всегда рядом? — спросила Иола.

— Конечно же, я уверена, — ответила Иола.

— Я рада, что это так, — сказала Люси. — А теперь рассказывай мне свою сказку.

К тому времени, когда Иола закончила рассказ, Люси уже спала.

Подвернув одеяло, Иола поправила жалюзи и занавески так, чтобы ранние лучи солнца не разбудили Люси, затем направилась к себе в спальню. Там ее ждала очень интересная книга о национальных особенностях Франции, о французах, живущих в различных регионах этой необыкновенной страны.

Приняв душ, Иола надела одну из своих красивых батистовых ночных сорочек и приготовилась читать допоздна. Весь день ей приходится носить одежду Нэнни, но надевать на ночь ситцевое белье своей бывшей няни Иоле не хотелось, потому что в нем она чувствовала себя непривычно. Приходилось укрываться двумя одеялами, поскольку по ночам было еще холодно.

Когда Иола легла в постель и хорошенько укрылась, то подумала, как было бы прекрасно, чтобы всегда были цветы, золотистое солнце и изумрудно-зеленое море. «Как же мне повезло, что я приехала сюда, спасаясь от гнева отца», — подумала Иола.

...Ее разбудил какой-то шум. Подскочив от испуга, Иола услышала гневный голос:

— Что вы с ней сделали? Говорите, что вы сделали с моей дочерью? Признавайтесь, или мне придется другими методами выбить из вас признание!

Ничего не понимая, Иола села на кровати и удивленно уставилась на сэра Вулфа, склонившегося над ней. От ярости его лицо перекосилось, брови сдвинулись над переносицей.

— В чем дело... что... случилось? — спрашивала, недоумевая, она.

— Как будто вы не знаете! — воскликнул он. — Где Люси? Куда вы ее спрятали?