— Ты никогда не был так искренен! Ладно, поехали в Монте-Карло. Как говорится: «Не тронь лихо, пока спит тихо».

— Вот именно. Так я и поступлю.

Иола поняла, что двое мужчин закончили разговор, поднялись и пошли по тропинке. Она слышала их шаги, пока они не вышли с дорожки на травяной газон. Разговор показался ей очень странным и совсем непонятным. Что это все значило?

Одно было ясно точно, что каким-то образом капитан Чарли, муж леди Изабеллы, замышляет вытрясти деньги из сэра Вулфа. Но как? И почему друзья сэра Вулфа не решаются предупредить его о расставленной ловушке?

На обратной дороге в дом и позже, когда она легла спать и никак не могла заснуть, Иола все время думала об услышанном разговоре.

Рано утром Люси и Иола отправились в сад, где неожиданно встретили сэра Вулфа.

— Доброе утро, Люси! — сказал он и кивнул Иоле.

Она также поздоровалась с ним.

— Привет, папа, — ответила Люси. — Я уже насчитала двадцать два разных цветка, — похвасталась девочка. — А сколько ты можешь насчитать?

— Понятия не имею, — ответил сэр Вулф.

Удивленно посмотрев на Иолу, он спросил:

— Это новая игра?

— Я думаю, правильнее назвать это сочетанием ботаники с арифметикой, — ответила Иола, не подумав.

— Нет, это игра, — возмутилась Люси. — И однажды, когда я смогу опередить няню, то получу приз!

— Но ведь это подкуп, — с недоумением заметил сэр Вулф.

— Напротив, сэр, это заслуженная награда за честную борьбу, — ответила Иола.

Люси смотрела на взрослых, переводя взгляд с одного на другого, ничего не понимая, затем побежала по газону и закричала:

— Я хочу поймать бабочку!

Сэр Вулф смотрел вслед дочери:

— Я вижу, что ей стало гораздо лучше.

— Намного лучше, сэр, — подтвердила Иола. — Она хорошо ест и спит.

— Наверное, мне следовало бы извиниться перед вами за сомнения в вашей компетентности, — сказал сэр Вулф.

— Не стоит этого делать, сэр, — ответила Иола. — Любой бы на вашем месте, наверное, испытывал подобные опасения. Я всегда вам буду благодарна, сэр, за то, что вы дали мне возможность приехать сюда.

— А вы, на мой взгляд, стали выглядеть более счастливой, — заметил он.

Иола удивленно посмотрела:

— Счастливой?

— Моя интуиция редко подводит меня. Бьюсь об заклад, когда вы появились на яхте, что-то очень беспокоило вас, очевидно, какие-то неприятные события. По вашим глазам можно было определить, что вы убиты горем, — высказал свои предположения сэр Вулф.

Иола застыла в напряженной позе. Ей вдруг захотелось рассказать всю правду о том, что произошло на самом деле, признаться, что Нэнни умерла и никогда не приедет сюда, как он ожидает. Но тотчас Иола подумала, что поступить так было бы верхом глупости. Она сама давала возможность сразу же избавиться от нее, несмотря на привязанность к ней Люси.

В любом случае у сэра Вулфа был заключен временный контракт. И если все оставить как есть, то тогда она сможет пробыть здесь дольше, намного дольше.

Подняв глаза, Иола посмотрела на сэра Вулфа, встретив его странный изучающий взгляд.

— Ну так как? — спросил он. — Вы отважитесь все сказать начистоту?

— Что... сказать?

— То, что беспокоило вас...

— Почему... почему вы решили, что... что-то беспокоило меня? Не понимаю, что вы имеете в виду?

Сэр Вулф улыбнулся:

— Наверное, мне следует предупредить вас, что я обладаю способностями интуитивно чувствовать многое из того, что люди думают и что переживают. Хотя я очень редко пользуюсь этим даром. Я вижу, что легко смог бы определить, что так беспокоит вас...

— Пожалуйста, не делайте этого, — быстро сказала Иола. — Это похоже... на вмешательство в мою личную жизнь, меня это пугает.

— Если вы ничего не скрываете, то вам нечего бояться, — сказал сэр Вулф.

Иола затаила дыхание. Она смотрела на Люси, которая собирала букет цветов, и на мгновение ей показалось, что не видит девочки. Перед ней всплыло... лицо лорда Стоунема, затем Нэнни.

— Так, стало быть, вы ничего не скрываете? — настойчиво допытывался сэр Вулф.

Внезапно Иола осознала, что не может отвечать ему и не может позволить задавать вопросы. Она боялась не столько его вопросов, сколько его самого, того, что он заставит сказать всю правду...

— Я должна идти к Люси, — с трудом выговорила Иола и, чуть не плача, побежала через газон, подальше от сэра Вулфа.

Глава пятая

— Посмотрите, что я принес вам, мисс Люси!

Гарольд протянул Люси маленькую бумажную ветряную мельницу. Обычно такие игрушки продают в каждом приморском городе.

Люси восторженно воскликнула:

— Какая прелесть!

— Когда вы побежите, она будет все время крутиться, — пояснил Гарольд. — А если к тому же будет ветер, то мельница станет вращаться еще быстрее.

Иола улыбнулась:

— Как это мило с вашей стороны, Гарольд. Сегодня мы как раз собираемся в Ла-Тюрби и возьмем с собой эту игрушку. Я уверена, что она будет очень быстро вращаться во время движения кареты.

Когда Люси побежала по комнате, проверяя действие игрушки, Иола сказала:

— На этой неделе вы уже делаете второй подарок мисс Люси. Я думаю, не стоит тратить свои деньги таким образом. У девочки и так слишком много игрушек.

— Ничего страшного, — ответил Гарольд, — я чувствую себя богачом. Вчера уехал лорд Ротшильд, — непонятно к чему добавил он.

— Лорд Ротшильд? — воскликнула Иола. — Он был здесь? Жаль, что я этого не знала.

— Почему вам жаль? — удивился Гарольд.

— Так хотелось посмотреть на него, ведь я много слышала об этом человеке.

— Да что на него смотреть? — заметил Гарольд. — Ничего интересного в нем нет, просто у него много денег. Он дал мистеру Мейхью приличную сумму как вознаграждение для прислуги. Я тоже получил свою долю.

Именно мистер Мейхью, секретарь сэра Вулфа, разговаривал с Нэнни, когда брал ее на работу.

Его приезд немного взволновал Иолу. Он мог устроить ей форменный допрос, как это делал с каждым, кого брал на работу. Он стал бы выяснять, почему она приехала вместо Нэнни.

Но, очевидно, сэр Вулф не высказал своему секретарю замечаний по работе Иолы. За три дня пребывания на вилле мистер Мейхью ни разу не пытался встретиться с ней, и вскоре Иола позабыла о своих страхах.


Вчера, набравшись смелости, Иола попросила разрешить ей с Люси покататься по ближайшим окрестностям. В данном случае она думала не только о том, что смена впечатлений благотворно скажется на самочувствии Люси, но подумала и о себе. Иола давно мечтала посмотреть Монте-Карло, потому что много читала об истории княжества. Хотелось увидеть римские руины, сохранившиеся в Ла-Тюрби.

— Конечно, вы можете проехаться с Люси, — сказал мистер Мейхью. — Не могу понять, почему до сих пор вы ни разу не попросили экипаж?

— В этом не было необходимости, — объяснила Иола, стараясь ничем не выдать себя, чтобы не привлекать к себе его пристального внимания. — У нас было множество других дел. Сначала надо было изучить как следует ближайшие окрестности.

— Сэр Вулф сказал, что здоровье Люси заметно улучшилось, — сказал мистер Мейхью, — и в этом большая ваша заслуга.

— Рада это слышать, — ответила Иола, чувствуя некоторую обеспокоенность, что вот-вот он начнет расспрашивать о Нэнни.

Но мистер Мейхью спешил, поэтому их разговор быстро закончился. Мистер Мейхью разрешил пользоваться каретой всегда, как только они захотят.

— Как прекрасно, Люси! — сказала Иола, возвратившись в детскую. — Теперь мы сможем поехать, куда захотим, и посмотреть любые достопримечательности, указанные в путеводителе, а таких мест немало.

— А вы мне расскажете о них? — спросила Люси, полюбившая слушать свою няню.

— Думаю, что смогла бы, — улыбнувшись, ответила Иола, подумав, что нет такой истории, которой она не смогла бы придумать.

Ей нравилось осознавать, что она делает то же для девочки, что делала для нее Нэнни. Она открывала перед Люси новые грани познания мира и радовалась тому, что девочка оказалась намного умнее, чем была сама Иола в этом возрасте.

Иоле нравилось, что именно она побуждает Люси мыслить по-новому, развивая ее фантазию. И что бы ни говорил сэр Вулф, Иола считала, что воображение очень важно для детского образования. Иола была уверена, что без воображения и способности мечтать жизнь людей была бы неинтересна и напоминала бы нагромождение сухих голых фактов. Ей очень хотелось все это высказать сэру Вулфу, но застенчивость не позволяла сделать подобное. К тому же нельзя было забывать предупреждение мистера Картера — не спорить с хозяином. Он думает, что все знает, однако это не совсем так. О многих вещах сэр Рентон просто не догадывается, размышляла Иола.

Каждый день ей приходилось слышать что-то новое об изобретательном уме сэра Вулфа. Оказывается, он практически самостоятельно спроектировал яхту и придумал многие приспособления, которые она увидела на судне.