— Ты не можешь так разговаривать с папой, — тихим голосом сказала Иола.

— Почему не могу? — удивилась Люси. — Он говорит, чтобы я всегда говорила правду. А это и есть правда.

Иола не смогла сдержать улыбку. Она виновато посмотрела на сэра Вулфа и с удивлением обнаружила, что он тоже улыбался, не в силах противостоять этой ясной девичьей улыбке, вызвавшей появление на ее щеках двух очаровательных ямочек.

— Ну вот, попался в собственную же ловушку! — сказал он. — Наверное, вы сейчас думаете: «Устами младенца глаголет истина». Ведь так? Правда, в силу своей вежливости, мисс Доз, вы все равно не скажете, что подумали именно так.

— Напротив, у меня даже в мыслях не было ничего подобного, — искренне сказала Иола.

— Вы меня успокоили, рад слышать это, — ответил сэр Вулф и опять улыбнулся, глядя ей вслед.


Отведенные для Иолы и Люси комнаты находились в противоположной части здания, где размещались апартаменты сэра Вулфа и его гостей.

Иола знала, что, кроме четверых гостей, приехавших с ними на яхте, позже прибудут и остальные.

— Многие леди и джентльмены, — пояснил Иоле мистер Картер, — предпочли путешествие по суше.

— Может быть, такое решение более благоразумно, — ответила Иола. — В конце концов, леди Изабелла и остальные гости провели большинство времени в своих каютах, мучаясь от качки.

Мистер Картер засмеялся.

— Ее милость не позволили бы хозяину пропадать надолго из поля ее зрения! Вот увидите, какие красавицы остановятся на вилле.

— Хотелось бы посмотреть.

Однако Иолу больше интересовала окружающая природа, чем великосветское общество, собирающееся на вилле.

Когда они с Люси пошли посмотреть на сад, то он показался волшебным местом, от которого трудно было отвести глаза. По стенам тянулись красивые бугенвиллеи с красными и лиловыми цветами. Только что зацвели мимозы, и их ярко-желтые шарики расточали сильный аромат, повсюду можно было видеть бледно-розовую герань и многие другие цветы, названия которых Иола не знала. Все в саду было таким ярким и восхитительным, что Иола пожалела, что не умеет рисовать, чтобы запечатлеть на картине всю красоту и очарование этого необыкновенного уголка природы.

Эту виллу сэр Вулф купил несколько лет назад. Предыдущий хозяин виллы много сил, времени и средств потратил на то, чтобы создать здесь один из самых прекрасных цветущих уголков на всей Ривьере. В этом поистине волшебном месте можно было встретить небольшие водопады, ниспадающие в искусственные водоемы оригинальной формы; крутые каменные ступеньки вели к песчаному пляжу, а дорожки, причудливо извиваясь, выводили к таким площадкам, откуда взору открывались прекрасные виды на море. Случайно можно было попасть и в небольшую рощу или даже оказаться в лесу, в котором, казалось, никто до вас не бывал.

Люси восхищалась всем увиденным.

— Мы, конечно, не расскажем папе, но я думаю, что феи вполне могли бы жить в таком саду, — шепотом говорила она Иоле.

— Я уверена, что они непременно живут здесь, — ответила Иола.

Она чувствовала, что просто невозможно, находясь в таком необыкновенном уголке природы, не представлять, что это сказочная страна. Неужели сэр Вулф действительно так жестокосерден, что может лишить свою дочь права по-детски наслаждаться этой красотой, запретить ей мечтать и жить в мире волшебства и сказок? И тем не менее следовало выполнять то, что велел сэр Вулф, если она хотела сохранить это место. А Иола была готова согласиться даже с самим дьяволом, лишь бы оставаться в этом маленьком раю!

Было совершенно очевидно, что этот сказочный мир представлял особую ценность лишь для Иолы и Люси. Компания сэра Вулфа предпочитала проводить свое время на террасе, тянувшейся вдоль большой гостиной с французскими окнами. Отсюда открывался необыкновенный вид на окрестности. Гости смеялись и пили шампанское. В саду их можно было встретить редко.

Иола любила выходить в сад всегда, как только появлялась такая возможность. После ужина она подолгу бродила по благоухающим аллеям, не боясь никого встретить, точно зная, что сэр Вулф с друзьями уже уехали в казино в Монте-Карло.

Иоле было любопытно знать, неужели сэр Вулф был заядлым картежником? Однако что-то подсказывало ей, что, заработав деньги тяжелым трудом, он не смог бы безрассудно швырять их на зеленое сукно игорного стола, где необходим был не столько расчет, сколько слепое везение.

В сущности, она мало знала о сэре Вулфе, кроме того, что он был сказочно богат и что у него были неправильные взгляды на воспитание ребенка. Хотя ей редко приходилось видеться с сэром Вулфом, тем не менее его присутствие ощущалось постоянно.

Иола понимала, что леди Изабелла стремилась все время держать сэра Вулфа около себя. Может быть, действительно между ними что-то было? Муж леди Изабеллы, капитан Чарли Ануин, постоянно прогуливался по палубе яхты во время плавания. Кроме светлых усов, в его внешности не было ничего привлекательного. Он был похож на типичного офицера гвардейской бригады, однако Иола не могла составить о нем точного мнения, потому что практически не виделась с ним. Но одно было ясно: он не возражал, чтобы такой богач, как сэр Вулф, оказывал особое внимание его супруге.

Без сомнения, леди Изабелле и ее мужу нравилась роскошь, окружавшая сэра Вулфа, и они тоже хотели ощутить всю прелесть жизни богачей.

Прежде Иоле приходилось читать об охотах на фазанов, устраиваемых специально для короля и его друзей, а также о балах, которые давали в Уоррикском замке, Чатсуорте и Уэнтуорт Вуд-Хаузе. Кое-что Иола знала и о развлечениях в Монте-Карло.

Теперь, когда она была здесь, в Монте-Карло, ей хотелось посмотреть на знаменитых актрис в роскошных шляпах, украшенных эгретками и увешанных драгоценностями, или хотя бы краешком глаза взглянуть на обеды, которые давали русские княгини и богатые люди вроде сэра Вулфа.

Иола понимала, что ей не суждено принадлежать этому восхитительному миру, но внезапно в голову пришла мысль, что, став леди Стоунем, она смогла бы рассчитывать, что перед ней откроются двери королевского двора, правда, войти туда ей пришлось бы вместе со своим супругом — лордом Стоунем ом.

Поэтому она убеждалась, что нынешнее ее положение гораздо лучше и чувствует она себя более счастливой.


После ужина она отправилась в сад. Люси быстро заснула, утомленная пребыванием на свежем воздухе. С тех пор как они поселились на вилле, девочка спала крепко, и можно было не беспокоиться о ней до самого утра.

Иола шла по траве, ощущая коварную прохладу вечернего воздуха. Выходя из детской, Иола все же взяла на всякий случай теплую шаль, которую и набросила сейчас на плечи, чтобы не ощущать вечернего холода.

Какое же это было наслаждение гулять по этому очаровательному саду! Звездное небо низко опустилось над головой. От мерцания лунного света море казалось серебристым. Незаметно для себя Иола оказалась на одной из извилистых тропинок, огибавших цветочные клумбы. О чем-то задумавшись, она вдруг услышала тихие мужские голоса и почувствовала запах сигарного дыма.

Остановившись, Иола точно не знала, откуда раздаются голоса, но ей не хотелось, чтобы ее заметили.

Мужчины были совсем близко, и она отчетливо слышала их разговор:

— Думаю, что нам лучше бы присоединиться к остальным, хотя у меня сегодня совсем нет желания играть. На этой неделе я уже не раз проигрывал, — сказал один из невидимых Иоле собеседников.

Послышался негромкий смех.

— Как и наш гостеприимный хозяин, ты можешь себе это позволить, — раздалось в ответ.

— Все не так просто, — сказал первый мужчина. — У меня складывается впечатление, что Чарли опять решил заняться своими «фокусами».

— Ты думаешь, он что-то затевает против Рентона? — поинтересовался второй.

— А против кого же еще?

— На сей раз очевидно, что Рентон немного увлечен.

— Мне тоже так кажется. Он странный человек. Но мы оба хорошо знаем, что за штучка Изабелла!

— Пуганая ворона куста боится, не так ли, Джордж? Так или иначе, мы все становились ее жертвой.

— Да, это так, но сейчас мне не хотелось бы вспоминать об этом.

— Ты хочешь предупредить Рентона?

— А почему я должен это делать? Он достаточно опытен и богат и может сам позаботиться о себе. Одно досадно, что Чарли все сходит с рук. Лично я считаю, что не следует лезть в чужие дела.

— Согласен с тобой, но Рентон неплохо относится ко мне, с его помощью я недавно сорвал большой куш.

— Так, значит, ты все же намекнешь ему?

Воцарилось молчание.

— Нет, наверное, нет. Он может неправильно понять меня, а у Изабеллы, как нам известно, такой змеиный язык.