В этом случае придется решать: либо возвращаться в Англию, либо попытаться найти какую-нибудь работу во Франции. Но найти работу будет не просто, если, конечно, не заручиться поддержкой сэра Вулфа, но об этом думать сейчас не хотелось.

Она успокаивала себя и заставляла не думать о плохом, убеждая, что надо подождать и посмотреть, что будет дальше. «Время покажет», — подумала Иола и улыбнулась.

Между тем путешествие на яхте продолжалось. Они уже прошли через Бискайский залив, и море немного утихло. Сквозь серые облака пробивалось неяркое солнце.

Люси постепенно привязалась к Иоле, и той казалось, что девочка легко поддается воспитанию.

— Вы мне нравитесь! Очень нравитесь! — сказала она Иоле на четвертый день их совместного пребывания.

— Я тоже люблю тебя, — ответила Иола.

Склонив голову набок, Люси произнесла:

— Я тоже вас люблю, но папа говорит, что я не должна говорить слово «любовь». Подобное чувство заставляет людей глупо вести себя.

— Это неправда! — возмутилась Иола. — Любовь чувствует каждый человек, это очень важное в жизни чувство. Возможно, ты ошиблась и не поняла, что имел в виду твой папа. Он и тебя любит, так же, как ты его.

— Папа никого, кроме себя, не любит, — возразила Люси. — Я слышала, как моя прежняя няня сказала это. Она также говорила, что моя мама не любила его. Поэтому-то он и говорит, что любить — это плохо.

Иола понимала, что они коснулись запретной темы, и, чтобы отвлечь от нее внимание Люси, сказала:

— Сейчас я расскажу тебе одну историю о маленькой девочке, у которой была собака. Девочка любила ее, и собака тоже очень любила девочку, поэтому однажды спасла ей жизнь.

— Расскажите! Расскажите скорее! — обрадовалась Люси, и неприятный момент, возникший в ходе разговора о любви, был забыт.

Как только Иола закончила рассказ, в дверь постучали, и вошел стюард:

— Вас просят привести мисс Люси наверх, в кают-компанию на вечерний чай. Теперь, когда ее милость, можно сказать, «стали настоящим моряком», то они хотели бы видеть мисс Люси.

— А что это такое — «стать настоящим моряком»? — спросила Люси.

— Это значит привыкнуть к морской качке, — объяснил стюард. — Вы с няней оказались настоящими моряками с самого начала.

Прежде чем выйти, стюард подмигнул Иоле. Если бы только отец Иолы увидел, как прислуга обращалась с его дочерью!

Переодев Люси в нарядное платье, Иола надела на нее белые шелковые носочки и красные туфельки, завязала на голове два красных банта, подхватив кудрявые темные волосы, и повела в кают-компанию.

С тех пор как Иола впервые услышала о леди Изабелле, ей было любопытно посмотреть на ту женщину, которая нравится сэру Вулфу.

Войдя в кают-компанию, она сразу же отметила, что хозяин обладал поистине тонким вкусом. Леди Изабелла была великолепна. Тонкая талия, золотисто-рыжие волосы и властная манера поведения навели Иолу на мысль, что эта леди как будто сошла с картины Сарджента.

Она сидела, откинувшись на спинку дивана из зеленого бархата. Можно было не сомневаться, что леди Изабелла прекрасно понимает, что ее золотистые волосы и белоснежная кожа хорошо смотрятся на фоне шелковых зеленых подушек.

— Миленькая моя Люси, как я рада, что я вижу тебя! — воскликнула она. — Добрый день, няня! Я слышала от сэра Вулфа, что под вашим присмотром девочке стало лучше? Прекрасная новость!

— Я думаю, что девочке стало лучше от морского воздуха, — спокойно ответила Иола.

— Ну подойди же, поговори со мной, моя милочка, — сказала леди Изабелла Люси, похлопывая рядом с собой по дивану, предлагая девочке сесть.

— О чем, интересно, мы можем говорить? — спросила Люси, нехотя направляясь к ней через кают-компанию.

Леди Изабелла засмеялась.

— О чем-нибудь. Давай поговорим об этом прекрасном судне твоего папы. Как мило, что он пригласил меня в это плавание на яхте.

Сейчас голос леди Изабеллы прозвучал как-то по-особому, и это было неудивительно, потому что в каюту зашел сэр Вулф. Леди Изабелла сразу это заметила.

Хозяин яхты направился прямо к своей гостье. И хотя Иола не видела выражения его глаз, она была совершенно уверена, что сэр Вулф с особым восхищением смотрел на леди Изабеллу и Люси, стоявшую рядом с ней.

— Дорогой Вулф, — мягко произнесла леди Изабелла, протягивая руку так, как будто была на сцене и исполняла роль восторженной возлюбленной. — Как я счастлива, что нахожусь здесь с тобой и твоей восхитительной маленькой дочуркой.

Сэр Вулф почувствовал себя неудобно в данной ситуации, а Иола не знала, что она должна делать — оставаться ей здесь или уходить. Она решила, что если понадобится сэру Вулфу, то за ней непременно пошлют, поэтому сделала несколько шагов назад, к выходу.

Люси заметила ее движение и воскликнула:

— Я хочу уйти с няней, она рассказывает мне так много интересного.

— Я тоже могу рассказать тебе много интересного, — пообещала леди Изабелла и обняла Люси за талию.

Иола решила остаться, потому что почувствовала, что Люси не доставляет удовольствия присутствие этой дамы, а тем более разговор с нею.

— Хочешь я расскажу тебе забавные стишки, которые учила в детстве? — спросила леди Изабелла.

— Я знаю все детские стихи, — ответила Люси. — Я все время их учу.

— В таком случае, скажи нам, чем ты сейчас увлечена? — спросила леди Изабелла.

— Няня рассказывает мне разные истории, очень, очень интересные, — сказала Люси, — и я верю во все, что она рассказывает. Во все!

Люси взглянула на отца, ожидая его реакцию, а сэр Вулф расценил ее поведение как вызывающее. Строго глядя в глаза Иоле, он сказал:

— Я думаю, что вам лучше спуститься вниз, наверное, пора уже пить чай.

— Наверное, ты хочешь остаться с тетей Изабеллой наедине, поэтому и отсылаешь меня? — сказала Люси. — Ну и хорошо, мне будет гораздо интереснее с няней, с ней веселее. — И, вскинув голову, она побежала к Иоле. Взяв ее за руку, Люси произнесла:

— Пойдем, няня! Здесь ужасно скучно. Здесь всегда скучно.

Иола так растерялась словам и поведению своей подопечной, что не могла ничего сказать и просто открыла дверь, пропустив вперед себя Люси.

— Право же, Вулф! — отметила леди Изабелла, как только Иола и Люси ушли. — Я не думаю, что эта молодая женщина, с виду такая скованная, напыщенная и дурно воспитанная, может хорошо повлиять на Люси. К тому же в ней столько фальши.

— Что ты имеешь в виду? — удивился сэр Вулф.

— Я бы не удивилась, если б узнала, что она подкрашивает ресницы, — сказала Изабелла, — или что у нее крашеные волосы. Никогда не поверю, что у женщины от природы могут быть столь белокурые волосы и такие темные ресницы. Нет, такое сочетание противоестественно.

— Я как-то не подумал об этом, — пожал плечами сэр Вулф.

— Она слишком привлекательна, слишком молода и, очевидно, совершенно неопытна, чтобы заниматься с такой умной девочкой, как Люси. Как только мы будем в Монте-Карло, ты должен сразу же избавиться от нее.

— Все не так просто, — заметил сэр Вулф. — Не думаю, что будет легко так быстро найти кого-либо на это место.

— Я сама займусь этим и найду няню, — сказала леди Изабелла. — Тогда ей незачем будет оставаться в твоем доме.

Сэр Вулф не мог не заметить, что Изабелла полна решимости осуществить то, что она пообещала.

Вилла оказалась такой, о которой можно было только мечтать. Но она оказалась намного больше, чем ожидала Иола. Расположенная высоко в горах, за Монте-Карло, вилла была фантастически красивым уголком, который поистине можно назвать райским блаженством.

Как только яхта вошла в порт и причалила, Иола подумала, что очутилась в волшебной стране, в которую всегда мечтала попасть.

Иоле казалось, что описание голубого Средиземного моря сильно преувеличено, но теперь она убедилась в справедливости этих слов. Оно было таким же голубым, как мантия Мадонны. Со всех сторон княжества возвышались горы на фоне голубого неба, даже солнечные лучи казались здесь более яркими.

— Какая красота! Какая прелесть! — воскликнула она, когда они с Люси стояли на палубе, наблюдая, как яхта подходит к берегу. — О, как я рада, что попала сюда. Я просто счастлива!

От радости Иоле хотелось петь, но внезапно раздавшийся за спиной голос сэра Вулфа заставил ее вздрогнуть.

— Надеюсь, что Люси разделяет ваш бурный восторг и оптимизм. И в будущем она продемонстрирует свое счастливое состояние духа в виде более хорошего поведения и не будет вести себя так вызывающе, как вела до настоящего времени.

— Моя предыдущая няня всегда говорила, что я такая же, как и ты, — сказала Люси. — Ведь ты тоже не всегда себя хорошо ведешь, папа.