Было очень холодно, а у моря, откуда дул пронизывающий ветер, наверное, станет еще холоднее. Они уже подъезжали к пристани. В ночном полумраке можно было разглядеть очертания огромных судов, величественно возвышавшихся над причалом. Множество огней освещали палубы судов и отражались на поверхности воды, делая ее переливчато-серебристой.

Наконец лошади остановились, и мистер Картер вышел из кареты.

— Ну вот мы и прибыли! — сказал он. — Сейчас вы будете приятно удивлены.

Перед ней оказался довольно широкий трап, и Иола стала подниматься по нему, обнаружив, что яхта была намного больше, чем она ожидала.

На палубе возились с какими-то снастями матросы. Картер, сопровождавший Иолу, представил им девушку:

— Это мисс Доз.

Вскоре они оказались перед дверью из темного дерева. Открыв ее, Картер пригласил Иолу войти в просторный холл, из которого спускались лестницы в глубь судна.

— Наверное, вы хотели бы сначала пойти к себе в каюту? — спросил мистер Картер.

— О да, пожалуйста, — ответила Иола.

Они стали спускаться по одной из лестниц. Навстречу им спешил мужчина в форме. Скорее всего младший офицер.

— Наконец-то вы приехали, мистер Картер, — воскликнул он, — и, должен заметить, как раз вовремя. Капитан приказал отдать швартовы сразу же после вашего прибытия на борт.

— Ну вот и хорошо, что мы вовремя, — с облегчением сказал мистер Картер.

— А почему задержались? — поинтересовался офицер.

— Поезд опоздал из-за снежных заносов.

— Хозяин так нервничает, будто вы скрылись вместе с драгоценностями, — пошутил офицер.

Мистер Картер засмеялся:

— Теперь мы здесь, и, как там у вас говорится: «Вперед, на полных парах!»

Офицер уже исчез, и пожелание мистера Картера не коснулось его ушей.

Иола продолжала спускаться вниз за своим провожатым. Пройдя по узкому коридору, мистер Картер открыл дверь:

— Это ваша каюта, мисс Доз. Хотя я думаю, что могу называть вас просто няней. Рядом дверь в каюту мисс Люси. Ваши каюты смежные, — объяснил он.

Он провел ее в небольшую каюту, которая показалась Иоле просто роскошной. Она ожидала увидеть обычную узкую откидную койку, но вместо этого она увидела привычную кровать. Убранство каюты отличалось хорошим вкусом: мебель простых строгих линий, тонкие занавески и мягкий ковер. Иола успела оглядеться вокруг, прежде чем мистер Картер открыл дверь в соседнюю комнату, которая оказалась намного больше каюты Иолы.

Дорогие игрушки, разбросанные на полу, и детская кроватка у стены напоминали о том, что это детская комната. На ковре с куклой в руках сидела очаровательная маленькая девочка с темными кудрявыми волосами. Рядом с ребенком сидел юноша-слуга в белом пиджаке с начищенными до блеска металлическими пуговицами.

Увидев Иолу, юноша вскочил на ноги. Мистер Картер сказал:

— Так, значит, это ты, Гарольд, присматриваешь за девочкой?

— Как видите, мистер Картер. Она хорошо вела себя. Ведь правда, мисс Люси? — обратился он к малышке.

— А я всегда хорошо себя веду, — важно ответила Люси.

— Конечно, конечно, — заметил мистер Картер. — А вот и ваша няня, мисс Люси. Подойдите и скажите ей: «Здравствуйте!»

Внимательно оглядев Иолу с головы до ног, Люси и не подумала подняться.

— Никакая это не няня, — сказала девочка. — Она слишком молодая. А няни всегда старые.

Мистер Картер и Гарольд засмеялись.

— Видите, какая у нас умная девочка. Она ничего не пропустит. Какой у нее точный взгляд на вещи, — сказал мистер Картер, обращаясь к Иоле.

Подойдя ближе к Люси, он сказал:

— Ну, полноте! Это настоящая няня, несмотря на то что она молода.

— Я не верю вам! — заявила Люси. — Вы просто смеетесь надо мной!

Иола не знала, что сказать этой упрямой малышке, развитой не по годам, как убедить ее в том, что она действительно няня.

Вдруг открылась еще одна дверь в каюту и раздался властный голос:

— Почему мне не сообщили, что вы уже прибыли?

Мистер Картер быстро обернулся, а Гарольд попятился назад.

В дверях каюты стоял мужчина, совершенно не похожий на того, кого ожидала увидеть Иола.

Безусловно, ей трудно было точно представить, на кого может быть похож сэр Вулф Рентон. Но поскольку его имя всегда ассоциировалось с именем Ротшильда и других финансовых магнатов, которых часто изображали карикатурно на страницах «Иллюстрейтед Лондон ньюс», поэтому она и предполагала, что он маленького роста, толстый и с большим носом, как на рисунках.

Однако сэр Вулф выглядел совершенно иначе. Он был широкоплечим, красивым мужчиной и гораздо более молодым, чем она предполагала, хотя Иола знала, что он самый молодой миллионер в окружении короля. Несмотря на свою молодость и приятную внешность, никогда еще Иола не встречала людей, внушавших окружающим чувство страха, как сэр Рентон.

Когда он хмурился, его густые брови почти смыкались у переносицы. Взгляд его темных глаз был таким пронизывающим, что, казалось, он видит все насквозь. Иоле показалось, что сейчас он сдернет с нее покровы ее неумелой лжи и обнажит так тщательно скрываемую правду. На нем была куртка с латунными пуговицами, которые предпочитают носить яхтсмены.

Войдя в каюту, сэр Вулф Рентон сразу затмил всех и вся.

Несомненно, внешность Иолы очень удивила отца Люси.

— Вы не та няня, которую нанял на работу мой секретарь, — резко произнес он. — В чем дело?

— Дело в том, что... возникла небольшая проблема, сэр... — начал мистер Картер.

— Предполагаю, что эта женщина может и сама все объяснить! — перебил его сэр Вулф.

— Да, сэр, конечно, — быстро ответил мистер Картер.

— А вы можете идти!

Это был приказ.

Мистер Картер следом за Гарольдом немедленно исчезли из каюты.

Когда дверь за ними закрылась, сэр Вулф сказал:

— А теперь я жду от вас объяснений.

— Нэнни Доз... внезапно заболела... Она не хотела... вас подводить... поэтому попросила... поехать меня... в качестве няни... До того времени, пока сама не сможет приехать, — через силу, делая паузы между словами, выдавила из себя Иола, чувствуя себя очень неуютно под его проницательным взглядом.

— Именно это и заставило вас опоздать на два часа?

— Но я не могла приехать быстрее поезда, — ответила Иола.

Ответ показался ей самой весьма дерзким, и она быстро добавила «сэр».

Его взгляд, казалось, пригвождал ее к полу.

— Думаю, у вас нет должного опыта в присмотре и уходе за детьми, — резко бросил сэр Рентой.

Когда он говорил, то ей казалось, что в его словах сквозит насмешка.

Она, собравшись с мужеством, твердо ответила:

— Смею не согласиться с вами, сэр. Я хорошо разбираюсь в вопросах ухода за детьми возраста Люси.

Это можно было считать правдой, потому что Иола прекрасно помнила, как ухаживала за ней Нэнни. Ее раздражало, что сэр Вулф буквально уничтожал ее своей иронией.

Помолчав, он сказал:

— В данных обстоятельствах я не могу ничего сделать. Но мне очень не нравится, когда что-то меняется без моего разрешения.

— Вплоть до сегодняшнего утра Нэнни не предполагала, что не сможет поехать, — медленно стала объяснять Иола, как будто разговаривала с глупым, плохо понимающим человеком. — Конечно, можно было бы ограничиться тем, что послать телеграмму с извещением о ее болезни, но это, как считала Нэнни, создало бы трудности для вас, и вряд ли вы смогли бы сегодня отбыть из Саутгемптона. Поэтому она попросила поехать меня.

Сэр Вулф ничего не ответил, а Иола добавила:

— Она думала, сэр, что оказала вам добрую услугу.

— Я не люблю, когда мне оказывают добрые услуги, — ворчливо ответил сэр Вулф. — Как правило, добрая услуга оборачивается потом черным злом.

— Тогда надеюсь, что я стану исключением из правил.

Он посмотрел на нее так, как будто теперь точно знал, что не ошибся насчет ее дерзости.

— Уложите Люси спать. Позже я поговорю с вами. Один из стюардов проводит вас ко мне, — распорядился сэр Рентон.

Не говоря больше ни слова, он вышел из каюты, даже не взглянув на дочь.

Иола изумленно смотрела ему вслед. Вне всякого сомнения, он был странным, непредсказуемым и совершенно бескомпромиссным человеком.

Отложив куклу, Люси встала с ковра.

— Ну вот, вы рассердили папу, — сказала она. — Но не переживайте, он часто сердится. А я и не слушаю, просто затыкаю уши.

Иоле показались весьма необычными отношения Люси с отцом.

— Пойдем, ты поможешь мне распаковать мои вещи, — сказала Иола, — а потом я уложу тебя спать. Ты всегда так рано ложишься? — поинтересовалась она.

— Я не совсем здорова, — серьезно ответила Люси, — поэтому врачи говорят, что я должна больше лежать в постели. Но украдкой от них я встаю и играю, если, конечно, хочу, — призналась она.