— Мне всегда было приятно хоть чем-нибудь помогать мисс Доз, — заметила миссис Бриггз, — однако не стану притворяться, что дополнительный заработок не имеет для меня значения, особенно теперь, когда я уже состарилась и не могу работать столько же, сколько в молодые годы.

— Я буду присылать вам по гинее каждый месяц, — великодушно пообещала Иола.

— Вы говорите так, как будто отправляетесь на хорошее место работы, — заметила миссис Бриггз с явным любопытством.

— Надеюсь, что так и будет, — ответила Иола.


...Поезд увозил ее от родного дома все дальше. Сейчас ее не беспокоило, ожидает ли ее хорошее место работы. Она думала лишь о том, сможет ли пробыть вдали от Англии достаточно долго, чтобы лорд Стоунем навсегда отказался от мысли жениться на ней.

Можно было не сомневаться, что отец постарается как можно дольше держать лорда Стоунема в неведении, но рано или поздно ему придется все рассказать. А когда все станет известно, то такой человек, как лорд Стоунем, почувствует себя оскорбленным и вряд ли простит ту, которая предпочла убежать из дома, чем согласиться стать его женой.

Мысленно Иола опять вернулась к своему будущему работодателю сэру Вулфу Рентону. Примет ли он ее вместо Нэнни? Доверит ли воспитание своей дочери столь юной и неопытной особе, как Иола? Девушка не знала, что ждет ее впереди, и сердце в груди болезненно сжималось.

Но пути к отступлению у нее не было.


В Саутгемптон поезд прибыл с опозданием на два часа. Уже стемнело. Тусклый свет газовых ламп на станции создавал атмосферу нереальности. Все кругом казалось каким-то призрачным, словно происходящим во сне, а не наяву.

Судорожно сжав в руках перчатки и сумочку, она ждала, когда поезд остановится у перрона. Поднявшись, Иола, чувствуя неуверенность и стараясь побороть охватившее ее чувство паники, вышла из вагона, понимая, что начинаются трудности предприятия, в которое она рискнула ввязаться.

По платформе сновало множество людей, хотя в действительности прибывших пассажиров сошло на конечной станции не так уж много. Большинство ожидавших на станции были носильщиками.

— Не нужна ли помощь носильщика, леди? Носильщика не нужно?'— спрашивали Иолу со всех сторон.

Затем Иола расслышала, как кто-то выкрикнул в толпе:

— Встречаю мисс Доз! Мисс Доз!

Иола сразу же поняла, что это относилось к ней. Подняв руку, она негромко отозвалась. Стоявший рядом носильщик закричал:

— Она тут, Билл!

И тут же навстречу ринулся один из носильщиков, толкая впереди себя тележку.

— Это вы мисс Доз? — спросил он.

— Да, это я, — ответила Иола. -

— Вас ожидает один джентльмен! — сообщил носильщик и указал в сторону, где стоял человек в котелке.

Иола решила, что это либо старший слуга, либо дворецкий, хотя вряд ли дворецкий мог понадобиться на борту яхты.

— Я позабочусь о вашем багаже, мисс, — сказал носильщик. — На нем есть бирки?

— Да, — кивнула Иола, — там указано: мисс Доз, до Саутгемптона.

— Ну тогда мы без проблем найдем ваш багаж, — ответил носильщик и удалился со своей тележкой.

Неуверенно Иола направилась по платформе к ожидавшему ее человеку в котелке, который вглядывался в лица пассажиров, проходивших мимо.

Когда Иола приблизилась к нему, он удивленно на нее посмотрел. Это был мужчина средних лет с морщинистым лицом.

— Я думаю, вы встречаете меня, — робко сказала Иола.

— Но вы не мисс Доз! — недоверчиво воскликнул он.

— Я... я... — запинаясь, начала Иола, — действительно не та мисс Доз, которую вы ожидали увидеть. — Было заметно, что встречающий мужчина ничего не понимает.

Тогда она объяснила:

— Дело в том, что мисс Доз, которую вы наняли, серьезно заболела. Я приехала вместо нее.

— А-а-а, теперь понятно, — сказал мужчина. — Вы застали меня врасплох. Я ведь ждал даму значительно старше вас. Так, значит, мисс Доз заболела! Жаль, очень жаль. Это не понравится хозяину. Он не любит, когда что-то меняется в его планах, — сокрушенно покачал он головой.

— Именно поэтому мисс Доз попросила меня поехать и подменить ее на время болезни, — осмелилась сказать она. — Тогда сэру Вулфу не придется менять свои планы, подыскивая новую няню.

— Как любезно со стороны мисс Доз было позаботиться об этом, — ответил мужчина. — А теперь позвольте представиться. Мистер Картер, личный камердинер сэра Вулфа. А как вас зовут?

— Моя фамилия тоже Доз. Я родственница Нэнни Доз.

— Прекрасно, что вы родственница, это облегчает ситуацию, — сказал мистер Картер. — Ну вот и ваш багаж. Нам надо спешить. Ведь вы опоздали!

— Поезд двигался очень медленно, наверное, из-за снежных заносов на путях, — объяснила Иола.

— Сэр Вулф любит пунктуальность. Он не будет выяснять, что стало причиной вашего опоздания: снег, туман или буря. Ему не понравится, что вы опоздали, — сказал мистер Картер.

Они быстро направились к выходу из вокзала, за ними носильщик катил тележку с багажом. У вокзала их поджидала роскошная карета, запряженная двумя лошадьми, с сопровождающим лакеем в красивой ливрее. Лакей открыл дверцу кареты для Иолы. Когда она села, то услышала, как мистер Картер сказал лакею:

— Там два багажных места, а мы рассчитывали на одно. Сундук придется поставить к нам.

— Я поставлю его у себя в ногах, — сказал лакей. — Ехать недалеко.

— Как знаешь, — ответил мистер Картер.

Иола увидела, как камердинер расплатился с носильщиком, а затем подсел к ней.

— Проедемся с шиком, как вы считаете? — удовлетворенно заметил он. — Вчера сэра Вулфа встречали на этой карете. Так вот я и подумал, почему бы не воспользоваться ею сегодня? — Он говорил так, как будто оказывал ей большую любезность.

— Благодарю вас, — скромно кивнула Иола.

— А теперь отдыхайте, и не стоит пока нервничать, — заметил мистер Картер. — Но должен предупредить вас, что сэру Вулфу не понравится ваше опоздание и то, что приехал не тот человек, которого он ожидал. Так что будьте к этому готовы, — посоветовал он.

— Спасибо, что предупредили меня, — поблагодарила Иола.

— Вы когда-нибудь бывали на яхте?

- Нет.

— В таком случае, вы будете приятно удивлены, увидев нашу яхту. Она самая красивая их всех яхт на Британских островах. На нашем судне много таких новшеств, каких нет на других. И это заслуга хозяина. Он любит идти в ногу со временем, иногда даже обгоняет его. Слуг своих он тоже содержит достойно.

Затем, после недолгой паузы, мистер Картер добавил:

— Поскольку вы так молоды, я позволю дать вам один совет: никогда не спорьте с хозяином. Соглашайтесь со всем, что он говорит. Он щедр и великодушен, никогда не скупится на то, чтобы люди, работающие у него, имели приличные условия существования. Но он любит все делать по-своему.

— Спасибо, что вы мне это сказали.

— Особенно он не любит, когда что-то меняется в его планах, — продолжал свои рассуждения мистер Картер, — потому что тогда возникают неудобства и затруднения.

«Если бы только он знал всю правду,— подумала Иола, — то, наверное, подумал, что мой приезд и есть самое большое неудобство, какое только можно себе представить».

Когда она ехала в поезде, то сдерживала слезы, чтобы не заплакать на глазах у попутчицы с мрачным выражением лица. Но сейчас Иола чувствовала, как слезы навернулись на глаза. Она подумала, что это все от усталости, из-за потрясения, которое пришлось пережить в связи со смертью Нэнни. «Надо успокоиться и контролировать себя, если я хочу стать няней», — подумала Иола, а вслух сказала:

— Когда мы приедем, там будет та няня, которая привезла малышку в Саутгемптон?

Она боялась, что сэр Вулф в последний момент откажет ей и уговорит прежнюю няню Люси поехать с ними на юг Франции.

Мистер Картер откашлялся и объяснил:

— На самом деле одна из причин, по которой ваше опоздание создало неудобства, это то, что прежняя няня Люси уехала полтора часа назад на поезде в Лондон. Поэтому вас ждали с таким нетерпением.

— Так, значит, Люси сейчас одна со своим отцом? — забеспокоилась Иола.

— Ну что вы! — возмущенно воскликнул ее спутник. — На яхте достаточно людей, способных присмотреть за девочкой, — ответил мистер Картер. — Какой же это милый, прелестный ребенок! Все искренне любят ее!

Иоле понравилось, с какой теплотой мистер Картер говорил о девочке.

— Уверена, что я тоже полюблю ее, — ответила Иола.

Еще в поезде она много думала, что будет ухаживать за Люси так, как это делала Нэнни, когда сама Иола была маленькой. Она будет рассказывать девочке сказки Нэнни, которые до сих пор свежи в ее памяти.

От станции до пристани оказалось не так далеко. Но уже совсем стемнело. На улицах горели газовые фонари, однако разобрать, что собой представлял этот город, было все равно трудно. Иоле удалось лишь разглядеть, что с обеих сторон дороги, по которой они ехали, лежали грязные снежные сугробы.