— Я думала, ты относишься к Фонду серьезно.

И в этот миг — как всегда и бывает в жизни — совершенно неожиданно начался кромешный ад.

Сначала громко и испуганно завопил какой-то ребенок, затем показался взбешенный Мануэль, гнавшийся за этим ребенком, а потом откуда-то выбежал какой-то человек, судя по всему, отец ребенка.

Потом раздались первые выстрелы. Копы, сидевшие в засаде неподалеку, не выдержали и открыли огонь.

Рой действовал хладнокровно и четко, хотя сердце его сжалось от страха за Джеральдину. Он, а за ним и Карла, вломились в ангар и наставили пистолеты на всю живописную группу. Торнтон в одно мгновение оказался возле Джеральдины, сгреб ее в охапку и использовал вместо щита. В его руке, как по волшебству, вырос пистолет. Торнтон приставил его к виску девушки. Рой замер и процедил тихо и угрожающе:

— Убери пушку! Я сказал, убери пушку, придурок!

В этот момент Уолтер оправился от потрясения и рванулся к сестре. Прогремел один-единственный выстрел. Уолтер споткнулся, а потом закричала Джеральдина.

— Уолли!

Торнтон усмехнулся.

— Успокойся, я просто слегка подрезал ему крылышки.

— Когда я доберусь до тебя, Билли Торнтон…

— И что ж ты тогда сделаешь, моя драгоценная?

Рой двинулся вперед, держа Торнтона на прицеле.

— Ничего она не сделает, потому что с тобой все сделаю я.

— О, какая прелесть! Вот и наш мистер Доннелл, вернее, не Доннелл, а неизвестно кто. Возможно, вы, мой друг, не вполне понимаете, во что ввязались.

— Это ты не понимаешь, дорогуша!

Карла вышла из-за контейнера. Она держала на прицеле Мануэля. Торнтон и бровью не повел.

— А вот и наша светская львица из полиции. Все в сборе.

Рой посмотрел на Джеральдину. Она была напугана, но держала себя в руках.

Держись, девочка! Я никому не позволю причинить тебе вред!

— Игра окончена, Торнтон.

— Не думаю, Доннелл. У меня преимущество. Довольно хорошенькое, хотя и глупое.

— Меня зовут Доннери. Детектив Рой Доннери. Не делай глупостей. Здесь кругом полицейские. Док окружен.

Мануэль робко подал голос от двери:

— Он говорит правду, босс. Там копы…

Торнтон лишь на долю секунды посмотрел в сторону Мануэля, и этой малости Рою Доннери хватило. Он прыгнул, словно тигр, и в тот же момент Джеральдина вырвалась из рук своего жениха и бросилась к Уолтеру, неловко пытающемуся подняться на ноги. Одна его рука висела, словно плеть.

Рой и Торнтон сплелись в один большой комок ярости и ненависти. Худощавый на вид, Торнтон оказался очень сильным и гибким, к тому же он сражался за свою свободу. Лишь через несколько секунд Рою удалось прижать его к полу и завернуть ему руки за спину. Некоторое время Рой пытался найти наручники, пока кто-то не сунул их ему прямо в руку, и сладкий голос Карлы пропел:

— Мы, нежные цветки Юга, всегда тщательно готовимся к свиданиям. Мало ли, что может понадобиться девушке?

— Я думал, это касается только губной помады.

— Помада у меня в другом кармане.

Вбежавшим полицейским Рой передал всклокоченного и злого Торнтона.

— Берегите его, как зеницу ока. Ему многое предстоит рассказать нам.

— Тебе я не скажу ничего.

— Посмотрим. Кстати, один вопрос. Как ты меня расколол? Что я сделал неправильно?

— На прошлой неделе до меня дошли слухи, что Савуар арестован. Не то, чтобы я сразу заподозрил тебя, но на всякий случай решил держать тебя подальше. Моя невеста подошла для этой миссии, как нельзя лучше.

— О да.

Рой устало махнул рукой полицейским и подошел к Джеральдине и Уолтеру.

— Как он?

— Кажется, ничего…

— О, я в полном порядке! Просто меня подстрелили, а жизнь моя разбита вдребезги.

— Это всего лишь небольшая дырка, кость не задета.

— Да, но эта дырка во мне!

Джеральдина хихикнула и немного смутилась, увидев удивление Роя и возмущение брата.

— Извините… Наверное, это стресс. Я не каждый день… То есть, не каждую ночь… То есть…

Рой многозначительно хмыкнул, и она все-таки покраснела. Затем подняла глаза и посмотрела на мужчину и мальчика, сжавшихся в углу ангара.

— Я не понимаю, откуда они здесь взялись?

— Спроси своего брата.

— Почему меня?

— Ну, вы же должны знать, какой груз к вам идет.

— Я не понимаю, о чем вы говорите!

— Это ваш груз.

— Наш груз — это сигары и табак, отличные сорта из Колумбии.

Рой с интересом посмотрел на бледного и растерянного Уолтера.

— Кто вам это сказал?

— Билли… и Мануэль тоже. Они сказали, что если нам удастся быстро провезти этот груз, прибыль будет огромной, гораздо больше, чем если бы мы делали все официально… У меня не было выхода.

— Почему?

— Билли давал мне деньги. Много денег. Я даже не знал, что так много, пока он не потребовал вернуть долг. Пришлось подписать некоторые документы и согласиться на эту контрабанду. А второе условие…

— Женитьба на Джеральдине?

— Да.

— И вы согласились на это?

— Он говорил, что любит ее. Я думал… Не имеет значения. Теперь я все понимаю. Я сегодня получил письмо… В нем говорилось, что если я пойду на попятный, Джеральдина… она пострадает.

Рой стиснул зубы. Нечто подобное он предполагал, но слушать все равно было противно и страшно. Как легко он мог потерять ее, свою маленькую принцессу!

— Вы попались на старую, как мир, уловку, Уолтер. Тогда, в казино, вы проиграли людям Билли, остальное — дело времени и техники. Должен признать, что этот парень хорош. Операция не оригинальна, но разыграна, как по нотам. Ну, а вот и ваши сигары.

Из одного большого контейнера вышли люди. Человек двадцать. Полицейские помогали многим из них, так как они едва держались на ногах. Лицо Уолтера заливала смертельная бледность.

— Так это… нелегальные иммигранты… Господи, как же…

— Это случилось из-за вашей слабости и глупости, Бриджуотер! Это случилось, потому что вы бесхарактерный дурак!

— Послушайте, как вы можете…

— Могу! Потому что из-за вас могла пострадать женщина, которую я люблю!

Пауза и всеобщее ошеломление. Джеральдина смотрела на Роя задумчиво, Уолтер — изумленно. В этот момент появилась раскрасневшаяся и оживленная Карла.

— Уолтер, тебя отправят в больницу. Рой, мы всех переписали и арестовали всю команду… Я что-то пропустила?

— Что? А, нет.

Уолтер медленно произнес:

— Прости меня, Джерри… Я не хотел зла тебе. Послушайте, меня теперь арестуют?

— Пока нет, но из города вам выезжать нельзя.

— Понятно. Джерри… скажи папе…

— Мы скажем ему вместе. Я тебя не брошу.

— Спасибо…

— Не за что. Ты мой брат.

Джеральдина обняла брата за талию, и они медленно пошли к двери. Рой смущенно кашлянул и тронул ее за руку.

— Джеральдина… Я могу помочь?

— Благодарю вас, детектив. Ваша помощь больше не потребуется. Теперь это семейное дело.

Рой проводил ее взглядом, вздохнул и повернулся к Карле.

— Поезжай с ними. Я закончу здесь и поеду в управление.


Два дня спустя Рой сидел за обшарпанным столом в полицейском управлении и перекладывал бумаги. Певучий голос раздался за плечом:

— Учишься на секретаршу?

— Нет, Карла. Собираюсь домой.

— Уже? Дорогуша, но…

— Дело закончено. Торнтон арестован, и мне незачем сидеть здесь. На суд я приеду.

— Капитан хотел предложить тебе перебраться к нам.

— Карла, я бы с удовольствием, но…

— Дорогуша, тебя так пугает ее титул?

— Я хоть слово об этом сказал? Оставь это.

— Не оставлю. По крайней мере, пока не выскажусь до конца. Я провела с ней целую ночь, плакала с ней, пила с ней виски. Говорили о тебе.

— Представляю, что она говорила…

— Ни черта ты не представляешь! Если ты сейчас поедешь к ней…

— Я никуда не поеду. Она ведь ясно дала понять…

— Понятливые все стали! Так и сбежишь? Трус! Все янки трусы!

— Она не хочет меня видеть.

— Откуда ты знаешь, чего она хочет, если ты с ней не говорил!

— Но она сказала…

— Все северяне такие тупые, или нам прислали самого выдающегося тупицу?

— Перестань! Гражданская война давно кончилась.

— Последний вопрос. Ты ее хочешь?

Рой застыл. Открыл рот. Закрыл. Посмотрел на Карлу и произнес тихо-тихо:

— Больше всего на свете.

— Тогда отправляйся к ней немедленно.

— Иду. Уже иду.

— О Боже, как я устала! Какое счастье, что Джой не с севера!

Рой стоял в большом холле «Виллы Цветов» и ждал Джеральдину. Вместо нее к нему вышла пожилая и очень величественная женщина.

— Если вы подождете минуту, я доложу мисс Бриджуотер, что вы пришли.

— Извините, а не могли бы вы просто проводить меня к ней. Я хочу сделать сюрприз. Пожалуйста. Это очень важно.

Неожиданно величественная дама расплылась в улыбке.

— Вообще-то это неправильно, но я рискну. Она на веранде. Удачи, мистер.

Он взбежал по лестнице, не чуя под собой ног. Остановился перед тяжелыми дверями, набрал воздуха в грудь и распахнул их.