— Давай, Пелл.

Одна тысячная доля секунды.

Пелл ударил каблуком по коробочке.

Старки выдохнула. Она услышала, как зашипел выходящий из ее груди воздух, словно ее сжали железные клещи.

Ничего не произошло.

Когда Пелл поднял ногу, Старки увидела, что пластиковая коробочка развалилась на мелкие кусочки. И они все еще были живы.

— Я раздавил ее, Старки? Да?

Она посмотрела на осколки. Среди них оказался набор серебристых ключей. Ключи от наручников. Этот ублюдок положил ключи в бомбу.

— Старки?

Она посмотрела на таймер.

0:36.35.34.

Ей отчаянно хотелось, чтобы Пелл взял ключи, освободил ее и они могли с ним сбежать. Но Старки понимала, что он не успеет. Пройдет слишком много времени, прежде чем Пелл подберет нужный ключ.

— Что я должен сделать? Говори со мной, Кэрол. Скажи мне, что делать дальше!

Она не хотела, чтобы он думал о ключах. Пелл не должен отвлекаться.

— Найди аккумулятор.

Его пальцы осторожно ощупали бомбу и нашли батарейки, которые были примотаны клейкой лентой к цилиндру.

— Нашел.

— Чувствуешь провода, которые выходят сверху? Они присоединены к клеммам на верхней части батарейки.

— Нашел. Что дальше?

Если бы она работала с этой бомбой, то на Старки была бы броня и она подорвала бы бомбу, находясь от нее на расстоянии в шестьдесят ярдов. Саперы не стали бы возиться с таким устройством, поскольку никогда не знаешь, насколько оно стабильно и что еще мог придумать его создатель. Безопасность — в расстоянии. Только если тщательно продумывать каждый шаг, можно уцелеть.

— Сними провода.

Пелл не пошевелился.

— Просто оторвать?

0:18.17.16.

— Да, сними. Сними провода с этой проклятой штуки. Ничего другого мы сделать не можем. Мы должны разорвать цепь, а другого способа у нас нет, вот почему необходимо отсоединить батарейки и молиться, что у бомбы нет запасной цепи. Может быть, этот сукин сын не стал делать второй датчик, который мы не сумели найти. Тогда бомба, возможно, и не взорвется.

Пелл молчал.

0:10.09.08.

— Значит, у нас нет выбора?

— Оторви провода одним быстрым движением. И не дай контактам соприкоснуться, после того как ты оторвешь.

— Конечно.

— И учти, Пелл, движение должно быть единым, не разделяй его на две части. Отрывай провода так, словно от этого зависит твоя жизнь.

— Сколько осталось времени?

— Шесть секунд.

Он склонил голову в ее сторону, но его глаза были направлены немного правее.

Он улыбнулся.

— Спасибо, Старки.

— И тебе спасибо, Пелл. А теперь отрывай!

Он оторвал.

0:05.04.03.

Таймер продолжал отсчет.

— Все прошло удачно, Старки?

Таймер не останавливался, и Старки почувствовала, как ее глаза наполняются слезами. Она выругалась беззвучно, не ответив на вопрос Пелла.

— Прости, Джек, — сказала она.

0:02.01.

Она закрыла глаза и напряглась, хотя знала, что ничего не успеет почувствовать.

— Старки? Все в порядке, Старки?

Она открыла глаза. Таймер показывал 00:00.

— Похоже, мы еще живы, — сказал Пелл.


Джон Майкл Фаулз не хотел умирать. Его голова стала невероятно легкой, а грудь начала расти. Он слышал голоса Старки и Пелла. Джон понял, что они пытаются разрядить бомбу, и ему захотелось рассмеяться, но он истекал кровью. Он ощущал, как кровь наполняет легкие. Фаулз вновь потерял сознание, а когда пришел в себя, опять услышал их голоса. Джон Майкл Фаулз сумел поднять голову, чтобы посмотреть на них. Он увидел бомбу. Они это сделали. Они ее разрядили. Джон Майкл Фаулз рассмеялся, и кровавые пузыри полезли у него из носа и рта. Они думают, что им удалось спастись. Они не знают, что ошибаются.

Фаулз собрал все оставшиеся силы и попытался встать.


— Пелл, у меня болят руки.

Он подполз к Старки, обнял ее и прижал к своей груди, привстав на колени.

— Расскажи мне, как найти телефон. Я позвоню по девятьсот одиннадцать.

— Сначала найди ключи и освободи меня. Он положил ключи в коробочку с датчиком. Мне кажется, это ключи от наручников.

Пелл опустился на пол.

— Значит, ты видела ключи, но ничего мне не сказала?

— У нас не оставалось времени, Джек.

Пелл глубоко вздохнул, словно окончательно освобождаясь от напряжения. Он нашел ключи, следуя указаниям Старки, и вернулся к ней. Как только ее руки были освобождены, она принялась растирать запястья. По мере того, как приходила в норму циркуляция крови, руки жгло все сильнее.

Из-за спины Джека, со стороны дивана, где лежал Фаулз, раздался булькающий звук. Мистер Рыжий скатился с дивана на пол.

Пелл резко обернулся.

— Что это было?

Старки почувствовала, как ее охватывает тревога. Фаулз лежал неподвижно, как мокрая простыня.

— Это Фаулз. Он упал с дивана.

Старки его позвала.

— Фаулз? Ты меня слышишь?

Фаулз вытянул руку в сторону гостиной. Его ноги шевелились, словно он пытался ползти, но ему не удавалось подтянуть под себя колени.

— Что он делает, Кэрол?

— Я позвоню по девятьсот одиннадцать и вызову «скорую». Он все еще жив.

Старки встала и помогла Пеллу подняться на ноги. У противоположной стены Фаулзу удалось переместиться вперед, оставляя на полу кровавый след.

— Не двигайся, Фаулз. Скоро прибудет помощь.

Она оставила Пелла у входной двери, а потом вернулась к Фаулзу, который сумел перебраться к дальнему концу дивана.

Старки наклонилась над ним, а он протянул руку за диван, повернувшись спиной к ней.

— Фаулз?

Фаулз медленно перекатился на спину и снова взглянул на Старки. И тут она вспомнила то, чему ее учили в школе саперов: второй заряд! Никогда не забывай о втором заряде!

Ей следовало очистить территорию на случай существования второго заряда, как учил ее Даггет.

Фаулз прижимал вторую бомбу к груди. Он улыбнулся Старки кровавой улыбкой.

— Правда ранит.

Старки метнулась в сторону, отчаянно отталкиваясь от пола, который пытался ее удержать. Ноги отказывались повиноваться, сердце с грохотом стучало в ушах, но она уже мчалась к двери и Пеллу, когда…


Джон Майкл Фаулз какое-то время смотрел сквозь красные линзы крови на алый мир. А потом нажал на серебристую кнопку, которая должна была подарить ему свободу.

После

Старки стояла перед распахнутой дверью дома, который они снимали, курила и смотрела на дом на противоположной стороне улицы. У людей, живших напротив и ей пока еще не знакомых, была черная чихуахуа — толстая и уродливая, как Старки казалось. Она сидела во дворе и лаяла на прохожих или выбегала на проезжую часть и облаивала проезжающие машины. Машины отчаянно гудели, но проклятая шавка даже не шевелилась, вынуждая машины объезжать ее по большой дуге. Старки это казалось довольно забавным — до тех пор, пока мерзкая тварь не нагадила на ее подъездную дорожку. Тогда Старки попыталась ее отогнать, но собака продолжала стоять на месте и лаяла. Теперь Старки попросту ненавидела маленькое отродье.

— Где ты?

— Курю.

— У тебя будет рак.

Она улыбнулась.

— Ты говоришь ужасно романтичные вещи.

Старки не терпелось вернуться в дом, но ремонт будет продолжаться еще месяц. Пришлось частично менять фундамент, пол, две стены, все двери и окна, пострадавшие из-за взрывной волны. Старки успела добежать до Пелла, стоявшего в дверях, когда бомба взорвалась. Ударная волна швырнула ее и Пелла сквозь распахнутую дверь. Именно это их и спасло. Они получили множество порезов от осколков стекла и щепок и почти неделю оба ничего не слышали, но все могло закончиться гораздо хуже.

Старки докурила сигарету и выбросила окурок во двор. Она старалась не курить в доме, дым раздражал глаза Пелла. Старки уже двадцать три дня не брала в рот ни капли. Когда она окончательно с этим справится, нужно будет бросить курить. Подобные перемены необходимы.

Они не станут возбуждать уголовное дело против слепого. Поначалу АТО пошумело, но Старки и Пелл поймали Мистера Рыжего, а это дорогого стоило. Они даже позволили Джеку сохранить медицинскую страховку; никто не посмеет поступить иначе с парнем, который потерял зрение на службе.

Старки все еще ожидала решения своей судьбы. Она могла рассчитывать на поддержку опытного адвоката и Моргана. Ей дали месячный отпуск, после чего должны были состояться слушания. Морган заявил, что обо всем позаботится, и она ему верила. Периодически звонил Барри Келсо и спрашивал, как у нее дела. Старки обнаружила, что ей нравится с ним разговаривать. Бет Марзик так и не позвонила.

— Иди сюда, — позвал Пелл. — Я хочу, чтобы ты на это посмотрела.

Он всегда так говорил, словно получал удовольствие от того, что она что-то видит. Оказалось, ей это тоже нравится. Даже очень.

Джек расставил по спальне свечи. На это дело пошли маленькие подсвечники, блюдца и тарелки. Она смотрела, как он устанавливает последнюю свечу, проверяет фитиль пальцами и поджигает его зажигалкой. Потом он подождал, пока воск стечет на подставку, чтобы надежно установить свечу. Он никогда не просил ее о помощи. Иногда Старки предлагала ему помочь, но не настаивала, если он отказывался. Пелл даже готовил. Это ужасно пугало Старки.