— Превосходно.

Она хотела еще разок его послать, но изо рта вырвались лишь невнятные звуки.

Джон Майкл Фаулз присел рядом с ней на корточки и нежно коснулся головы.

— Займи местечко в аду для меня, Кэрол Старки.

Он встал и направился к двери, но она уже не смотрела на него. Ее глаза были устремлены на зеленые цифры таймера, отмерявшие срок до вечности.

Пелл

Кумбс и Армус повели себя по-джентльменски. Они не стали сразу отвозить его в полицию. Агенты хотели получить пистолет и значок, которые он оставил в отеле, и поговорить с ним. Пелл спросил, может ли он заехать к ним попозже, и они согласились. К тому же Дик Лейтон сказал, что Пелл помог им подобраться к Мистеру Рыжему.

Пелл заехал в отель, забрал значок и свой большой пистолет, а потом рассчитался по счету. Он долго сидел в машине, прислушиваясь к биению сердца, чувствуя, как сбегает по груди пот. Пелл не думал ни о Джоне Майкле Фаулзе, ни об Армусе и Кумбсе; он размышлял о Старки.

Наконец Пелл включил зажигание и поехал к ней, еще не зная, что скажет, когда приедет. Он был уверен в одном: ему не следует так легко ее отпускать. Кумбс и Армус могут подождать.

Пелл остановился на улице возле дома Старки, с облегчением отметив, что ее машина стоит на парковке. Забавно, подумал он, его сердце бьется так же напряженно, как и в тех ситуациях, когда ему приходилось лицом к лицу встречаться с преступниками.

Когда Старки не ответила на звонок, Пелл решил, что она видела, как он подъехал, но не хочет с ним разговаривать.

Он решительно постучал в дверь и крикнул:

— Кэрол, пожалуйста, я хочу поговорить.

Он попытался что-нибудь рассмотреть через стеклянные панели дверей, но они были покрыты пылью. Он протер их и вгляделся еще раз. Ему показалось, что она сидит возле камина, но тут Пелл заметил клейкую ленту и наручники на запястьях. И устройство у ее ног.

Пелл ударил ногой в дверь и, когда она распахнулась, бросился вперед. Что-то тяжелое обрушилось на него сзади, и мир затуманился. Он сделал неуверенный шаг вперед, перед глазами заплясали икры. Он увидел широко раскрытые глаза Старки. Что-то вспыхнуло у него в голове. Человек у него за спиной нанес удар.

— Ах ты дерьмо! Дерьмо! — кричал он.

Рука Пелла метнулась к пистолету, и на голову ему обрушился новый удар. Он чувствовал, как сознание ускользает, но пистолет был уже в руке. Пелл снял его с предохранителя, выстрелил в сторону тени у себя за спиной — и свет померк.


Когда Пелл подошел к двери, Старки попыталась его предупредить, отчаянно мотая головой. Она принялась стучать каблуками по полу, чтобы Пелл обратил внимание на шум. Старки попробовала плечом сорвать ленту, отчаянно дергала руками, но наручники лишь вгрызались в ее запястья.

Фаулз успел отскочить за дверь с железным прутом в руках. Пелл смотрел только на Старки, и она попыталась предупредить его взглядом, но Фаулз уже нанес удар прутом. Он вновь и вновь наносил удары, словно паровой молот.

Пелл повалился на пол, но Старки видела, как его рука тянется к пистолету, как из кармана появляется большое уродливое металлическое чудовище, слышала, как один за другим раздались несколько выстрелов. Фаулза отбросило назад, а Пелл пополз к Старки.

Она отчаянно дернула плечом, ей удалось слегка сдвинуть ленту, но ее глаза неотрывно следили за таймером. Цифры так быстро менялись, что перед глазами у нее все плыло.

Фаулз попытался подняться, но у него ничего не вышло.

Пелл застонал.

Наконец Старки удалось сорвать ленту.

— Пелл, Пелл! Вставай! — закричала она.

6:48.47.46.

— Пелл. Встань и возьми ключи! Проклятье, приди в себя, Пелл!

Пелл перевернулся на спину. Он смотрел в потолок и моргал, словно видел явление ангела.

— Проклятье, Пелл, у нас осталось шесть минут, а потом эта штука взорвется! Иди сюда.

Пелл повернулся на бок, продолжая моргать, и потер лицо.

— Я тебя не вижу. Я вообще ничего не вижу. Остался только свет и тени.

Кровь Старки застыла в жилах, она поняла, что произошло. Схватка с Фаулзом довершила дело, сетчатка отслоилась окончательно, и он потерял зрение.

Старки заметила, что стала дышать слишком часто, и заставила себя задержать дыхание и успокоиться.

— Ты не видишь, Джек? А вблизи? Ты видишь свою руку?

Он поднес руку к лицу.

— Я вижу тень. И больше ничего. Кто меня ударил? Это был он?

— Ты его застрелил. Он упал на диван.

— Он мертв?

— Я не знаю, Джек, но сейчас мы должны о нем забыть! У этой бомбы таймер, который приведен в действие, понимаешь?

— Сколько времени у нас осталось?

— Шесть минут и десять секунд.

Полиция не успеет приехать так быстро. Старки понимала, что это будет первой мыслью, которая придет в голову Пелла.

— Я ничего не вижу, Кэрол. Мне очень жаль.

— Проклятье, Джек. Я прикована и не могу пошевелиться. Ты должен меня освободить, и тогда я смогу разобраться с бомбой!

— Я ничего не вижу!

Ей было видно, как пот заливает его лицо. Он перекатился на живот и встал на четвереньки. Теперь он смотрел в сторону от Старки. Фаулз вновь попытался подняться на ноги, но у него ничего не вышло. Казалось, силы его покидают.

— Джек.

Пелл повернулся.

Старки постаралась дышать ровно. Когда ты работаешь с бомбой, нужно сохранять спокойствие. Паника убивает.

— Джек, нужно торопиться, ты меня понимаешь? Повернись на мой голос.

— Это бессмысленно.

Однако он повернулся.

6:07.06.05.

— Я прямо перед тобой. Будем считать, что это как на циферблате — двенадцать часов. Фаулз находится на восьмичасовой отметке, понятно? На противоположной стороне комнаты. До него около четырнадцати футов. Он лежит на диванчике возле кофейного столика. Мне кажется, он мертв. Ключи от наручников могут быть у него в кармане.

Она увидела, что на лице Пелла появилась надежда.

— Шевелись, черт тебя подери!

Он пополз, опираясь на колени и левую руку, правой ощупывая пол перед собой.

— Вот так, Джек. Ты уже около столика, он совсем рядом.

Оказавшись перед столиком, Пелл оттолкнул его в сторону. Рука нащупала диван, а потом ногу Фаулза. Пелл нашарил его карманы. Рубашка Фаулза была мокрой, кровь текла по бедру. Руки Пелла покраснели.

4:59.58.57.

— Ищи скорее, Джек! Найди проклятые ключи!

— Их здесь нет! Их нет в карманах!

— Должны быть! Ищи!

— Здесь их нет!

Она видела, как он проверил передние и задние карманы брюк и провел ладонями по поясу Фаулза, когда у нее возникла новая идея.

— Носки! Проверь носки и туфли!

Она обвела глазами комнату — может быть, Фаулз бросил ключи. Ключи не нужны, чтобы надеть наручники, — они потребуются только тогда, если ты захочешь их снять. А Фаулз не собирался их снимать. Она не видела ключей. Нет, искать их бессмысленно, они только напрасно потеряют время.

— Я не могу их найти!

Фаулз застонал и пошевелился.

— Он еще жив.

3:53.52.51.

Ее взгляд вернулся к таймеру.

— Он вооружен? У него есть пистолет?

— Нет.

— Тогда забудь о нем! Теперь направление на пять часов. Двигайся на пять часов.

Пелл продолжал рыться в одежде Фаулза.

— Черт возьми, Джек! Сделай это! Пять часов!

Джек повернулся на ее голос.

3:30.29.28.

— Дверь находится на пять часов. Уходи отсюда.

— Нет.

— Как романтично, Джек.

— Я не оставлю тебя!

Пелл пополз к ней, не обращая внимания на препятствия, но он двигался чуть правее.

— Сюда.

Он сделал поправку, чтобы найти ее ноги, едва не задев бомбу, потом его руки коснулись ног Старки.

— Говори со мной, Кэрол. К чему он тебя приковал?

— К железной решетке. Прутья заделаны в кирпичи.

Его ладони скользнули по телу Старки, переместились к ее рукам, нашли наручники и железную решетку. Он вцепился обеими руками в решетку и потянул изо всех сил, его лицо покраснело. Потом развернулся, уперся в стену ногами и напрягся так, что на шее вздулись вены.

— Ничего не получится, Джек. Решетка держится на мощных болтах.

Он попытался вырвать другой прут. Старки вдруг совершенно успокоилась.

«Интересно, — подумала она, — что бы сказала Дана? Принятие смерти? Покорность?»

— Рычаг, — сказал Пелл. — Может быть, я сумею оторвать решетку. Что-то должно быть.

— Железный прут.

Прут валялся у дальней стены. Они потратили почти минуту на его поиски. Наконец Пелл просунул прут куда нужно и надавил на него. Раздался скрежет, и прут согнулся.

— Ничего не получается. — Пелл отбросил прут в сторону.

— Нужно что-нибудь помощнее! Кочерга! Или полено!

— У меня нет кочерги, Пелл! В моем проклятом доме ничего такого нет!!! Я плохая хозяйка! А теперь проваливай отсюда!

Пелл повернул к ней лицо и посмотрел с такой нежностью, что Старки показалось — он может видеть.

— Где дверь, Кэрол?

Старки не колебалась. Она любила Пелла уже за то, что в оставшиеся ей три минуты он избавит ее от вины за его гибель.