Потому что, как и ты, я постоянно думаю о нем... - Он поджал губы. В самом деле, ему следует думать о грандиозности стоящей перед ним задачи, а не о таких мелких и зыбких вещах, как один короткий поцелуй.

Почему? Я похожа на твою жену? Я напоминаю тебе о ней или о чем-то, что с ней связано?

Флора и сама была потрясена, услышав, что говорит. Она быстро зажала себе рот рукой, однако уже было поздно. В действительности, этот вопрос мучил ее весь вчерашний день, но она думала, что никогда его больше не увидит и не сможет узнать это. Наверное, поэтому она и не удержалась сейчас!

Джош приблизился так незаметно, что Флора вздрогнула, когда он внезапно оказался рядом. На его лице не было абсолютно никакого выражения,

И только когда он оказался возле нее, Флора заметил, как быстро бьется жилка у него на виске.

Он протянул руку и приподнял ее подбородок. Его глаза бесстрастно изучали ее лицо, и, казалось, то что он видел, не вызывало в нем никаких чувств.

Флора не шевелилась, она просто не могла. Внутри нарастало возбуждение, которое грозило вот-вот вырваться наружу. Несмотря на напряженность его взгляда, Флора не могла отделаться от ощущения, что, смотря на нее, он видит другое лицо – лик своей потерянной любви, мать маленького Лайама.

- Нет, ты совсем на нее не похожа, - его голос звучал глухо. - Ничего общего!

Флора с облегчением вздохнула. Непонятно почему, но такой ответ очень много значил для нее.

- Она не была блондинкой. - Он перевел взгляд на светлые пряди надо лбом Флоры. - Если я сейчас поцелую тебя, ты обидишься?

Сердцу Флоры стало тесно в груди, крайним усилием воли она попыталась успокоиться и сильно побледнела.

Бледная, как смерть, подумал Джош, разглядывая изящные черты ее лица и надолго задерживая взгляд на изгибе ее полных губ.

Чувство самосохранения подсказывало Флоре, что она должна немедленно прекратить все это, выйти из трудной ситуации с помощью какой-нибудь остроумной шутки, охладить его пыл и вообще поставить его на место. Разве она не была уверена в своем арсенале разнообразных средств, подходящих для любого случая?

Но когда она снова встретила его пристальный взгляд, внутренний голос окончательно замолк. По правде говоря, больше всего на свете ей хотело целоваться с Джошем Прентисом. Почему он должна лгать самой себе?

Я не могу обидеться на то, что ты еще не сделал, - хрипло проговорила она.

У тебя мозги юриста, - восхитился он, кладя руки ей на плечи.

Думаю, тебя едва ли интересуют мои мозги, - напомнила она.

Так ты это заметила, - пробормотал он.

Большой палец его руки погладил ее губы, и они слегка разомкнулись навстречу.

Это трудно не заметить.

Его смуглое лицо то приближалось к ее лицу, то отдалялось. Она так страстно жаждала этого поцелуя, что почти теряла сознание.

Какие прекрасные у тебя губы, - прошептал он. - Такие... совершенные... Очень сексуальные, - Он прикоснулся к ее губам своими. - Очень чувственные. - Еще одно легкое, едва ощутимое прикосновение его губ. - Созданные для поцелуев...

Джош... - пробормотала она и судорожно вцепилась в его широкие обнаженные плечи. Его кожа оказалась теплой, немного влажной и очень гладкой. Она вдыхала его запах, чувствуя себя все более и более смятенной. - Джош... Так ты поцелуешь меня или нет?

Попробуй остановить меня, - хрипло прошептал он в ответ.

Такое ей и в голову не приходило. Если бы она не отвечала с таким восторгом на каждое прикосновение его губ, ситуация оставалась бы под контролем. Однако сейчас она просто изо всех сил прижималась к нему, в чем ей помогала его крепкая рука, обхватившая ее за талию. Ее трепещущие пальцы ласкали его волосы, гладили щеки, потом ее колени подогнулись, и она неминуемо упала бы, если бы Джош не подхватил ее.

Холодный нос любопытной собаки прижался к ее ноге, и Флора вздрогнула. Она посмотрела вниз, прямо в черные влажные глаза колли и простонала:

- Боже мой, как глупо!

Когда она резко высвободилась из его рук, он не попытался удержать ее.

- Ну, если смотреть со стороны, то пожалуй, - согласился он. - Но кому до этого дело?

Такой легкомысленный ответ заставил ее неприязненно рассмеяться:

- Знаешь что, я не собираюсь отвечать, если тебя отсюда уволят.

Чувствуя себя ужасно несчастной, она поправила блузку и пояс брюк. Она все еще не пришла в себя - погружение в водоворот чувств и сладость желания полностью раствориться в нем еще туманили ее голову. Сердце бешено колотилось. Джош целовал ее с такой неистовой, почти дикой страстью, точно умирал с голоду. Наверное, после смерти жены ему пришлось подавить чувственную сторону своего «я» - а эта сторона его личности была весьма и весьма сильна!

Не следует видеть в его желании что-то большее. Хотя... Как приятна была бы эта иллюзия! Иллюзия, что между ними могут возникнуть более тесные, более серьезные отношения... Отношения, у которых есть будущее... Да о чем это она! Ведь он все еще любит свою умершую жену!

- Который час? - вдруг резко спросил Джош.

Все еще сбитая с толку и растерянная, она машинально подняла к лицу руку с часами:

- Почти три.

- Черт! Я обещал закончить ограду к пяти. Хорошо бы еще дождь не пошел!

Флора не привыкла, чтобы с ней вели себя подобным образом - точно ее готовность принадлежать мужчине была чем-то совсем очевидным и не подлежащим сомнению. Она гордо вздернула подбородок, откидывая со лба копну непокорных светлых волос.

- До завтра.

Она растерянно посмотрела на него. Теперь он еще и командует!

Я оставлю ключ под ковриком, если меня не будет дома.

Конечно. - Его улыбка, казалось, говорила: « знаю, что ты будешь дома, но подыграю тебе, если хочешь».



ГЛАВА ТРЕТЬЯ


- Есть кто-нибудь дома? - Джош распахнул дверь кухни и заглянул внутрь.

- Слава богу! - выдохнула Флора. Она энергично замахала крепко сжатыми кулачками. - Да не стой же так! Входи!

Джош был готов к тому, что его встретят с точно рассчитанной холодностью, по крайней мере в первые моменты после его прихода, но он не сомневался, что Флора быстро растает. Но чтобы такое!

Он перешагнул через порог и сразу же понял, что настойчивость, звучавшая в ее голосе, не имела ничего общего с зовом плоти.

- Ну, долго ты еще будешь стоять столбом? Сделай хоть что-нибудь!

- Ты... Ты хочешь... - Удивленно подняв брови, он посмотрел на металлический предмет, зажатый в ее побелевшем кулаке. - Что это у тебя? Кочерга?

Кочерга или нет, предмет выглядел достаточно грозно и вряд ли соответствовал задаче уничтожения крохотного грызуна, забившегося в угол кухни. Или же поблизости имелся другой, более крупный и опасный враг?

Ну и зрелище! Джош едва сдерживался, чтобы не расхохотаться: если бы только газетчики, преследовавшие непоколебимую и сосредоточенную мисс Грэхем, знали, что именно может заставить ее потерять самообладание!

Его невозмутимый вид едва не заставил Флору завопить от злости. Неужели этот глупый человек не понимает, что должен действовать со всей возможной быстротой?

- Какая разница, кочерга или нет, - пробормотана она, не отводя глаз от окоченевшей от ужаса крохотной мыши-полевки.

- Стукни ее, - предложил Джош.

Флора издала вздох, исполненный, безнадежного отчаяния.

- Если бы я могла, - рассерженно произнес она, - думаешь, стала бы я стоять тут и дожидаться, пока кто-нибудь не появится? Я не могу убить живое существо. - Последняя фраза далась ей с трудом - звуки едва вылетали сквозь плотно сжатые зубы.

- Тогда дай ей убежать, - отозвался Джош.

Перепуганный зверек вряд ли сдвинется с места, пока они не уйдут с кухни. Мышь оцепенела и не шевелилась, скованная страхом. И не только она - он бросил быстрый взгляд на Флору, которая тоже казалась окаменевшей статуей, если не считать легко дрожания пальцев. Статуя из нее получилась великолепная, должен был признать Джош. Она напомнила ему одну из длинноногих, невероятно грациозных фигурок Дега, хотя ее кожа была не того цвета холодной бронзы, как на картинах великого француза, светлой, нежной и... Он прокашлялся и перенес свое внимание на пришелицу.

Что ты говоришь! - воскликнула Флора. - Дать ей уйти? И еще одну ночь провести без сна, слушая, как она скребется под полом? Да ни за что в жизни!

Ты хочешь, чтобы я ее прикончил?

Она впервые перевела на него взгляд своих больших синих глаз - и они неодобрительно смерили бессердечного монстра.

Нет!

Так чего же ты хочешь?

Да, женская логика в состоянии свести с ума любого здравомыслящего мужчину! Флору неожиданно озарило:

Ты не можешь выставить ее на улицу? Чтобы она делась куда-нибудь... Подальше от дома?

Ты хочешь, чтобы я взял эту мышь, объяснил ей, что она должна держаться подальше отсюда и вообще подыскала себе другое обиталище? - Интересно, что эта бессердечная особа питает слабость к детям и мелким зверькам... Нет, он не позволит эмоциям влиять на принятые им решения, он не растает так просто, он обязан помнить, для чего здесь находится.