Джош ответил не сразу, а когда заговорил, его серые глаза приняли такое мрачное выражение, что Флора переполошилась.

- Да, единственный.

Он был молод, лет тридцати, наверное, и его жена могла бы нарожать ему кучу столь же очаровательных малышей, как Лайам. В этот момент Флора, хотя и считала, что напрочь лишена материнского инстинкта, ощутила острый укол сожаления при мысли о том, как складывается ее одинокая жизнь.

- Я тоже единственный ребенок.

Гладкая щека Джоша нервно дернулась.

- Что ж, тем более вы дороги вашим родителям.

Его глаза сверлили ее лицо со странным напряжением.

- Только отцу. Моя мама умерла пять лет назад.

Он погладил ее руку. Движение было легким, скользящим, едва приметное прикосновение, казавшееся спонтанным. Флора не шевелилась. Она продолжала смотреть на занятого игрой счастливого малыша, ощущая напряжение в каждой клеточке своего тела. Господи, она и не подозревала, что вся сплошь состоит из такого количества нервных окончаний! Удовольствие граничило с болью, и она подумала, что не готова к такому внезапному чувственному пробуждению.

- Мне пора ехать, - проговорила она, стараясь вновь обрести твердую почву под подошвами своих туфель. - Спасибо вам за все. - Если она немедленно не уедет, он заметит, как ей не хочется уезжать... И это так глупо!

Нет, он не был готов к такому! Когда он раздумывал о том, как переспит с Флорой Грэхем, то представлял себе это довольно простым делом: закрой глаза, Джош, и думай о своей сладкой мести. Как просто использовать кого-то, у кого нет ни сердца, ни глубоких чувств, а у этой несчастной дурочки они не только есть, но она к тому же умеет хорошо их прятать!

Все могло быть таким легким! Как она вся задрожала, когда он прикоснулся к ней... Стоит воспользоваться этой реакцией, сказал он себе. Ее отец публично опозорен, жених бросил ее - она так уязвима, соблазнить ее будет не сложнее, чем прогуляться по парку. А потом... потом бросить ей в лицо правду. Вот настоящее наслаждение! Все, что требуется, - это действовать медленно и осторожно...

Но никто не мог бы сказать, что Джош Прентис выбирает наиболее легкий путь! Он в точности знал, как заставить жертву прекратить сопротивление и привести ее в состояние беспомощной готовности повиноваться. Его требовательный рот прижался к губам Флоры, отнимая всякую возможность ускользнуть от поцелуя.

Флора отступила назад, как только он ослабил объятие и его сильные руки отпустили ее голову. Она продолжала пятиться, пока спиной не натолкнулась на дерево. Шершавая поверхность царапнула ее спину под тонким свитером, и, дыша быстро и прерывисто, она ухватилась обеими руками за ствол, стараясь обрести какую-то материальную опору в этом мире, внезапно утратившем четкие очертания.

- Зачем вы это сделали? - спросила она дрожащим голосом.

Поцелуй, казалось, не привел его в то же состояние ошеломления, как Флору, - напротив: он как будто наслаждался полученными ощущениями.

- Я хотел убедиться, такая же вы глупая, как кажетесь? - резко фыркнул он.

Ярость в его голосе ошеломила ее.

А я кажусь глупой? - спросила она озадаченно.

Еще какой! - рявкнул он. - У вас что, нет никакого чувства самосохранения? Я могу оказаться кем угодно, а вы выдаете эту нелепую тираду о доверии! - Он расхохотался. - Может, я Джек-Потрошитель! - Тут, он замолк, чувствуя отвращение к себе. - Если вам кто-то нравится, это не значит, что он обязательно окажется таким, каким вы себе его воображаете!

Да, он честно должен предупредить ее!

Два темно-красных пятна проступили на ее щеках.

- Что заставило вас вообразить, - выдала она холодным, резким и отчетливым голосом, - будто вы мне нравитесь?

Джош откинул голову назад и расхохотался; смех прозвучал довольно горько.

- Разве вам не понравилось, как я вас поцеловал? - Его темная, изящная бровь саркастически поползла вверх.

Лицо Флоры запылало от этого небрежного оскорбления, но она понимала, что не может и дальше стоять столбом - что с того, если его поцелуй на миг нашел в ней ответ?

- Большинство мужчин не жаловалось бы на вашем месте. - Флора закусила губу, понимая, что отрицать полученное ею удовольствие бесполезно. Но раз вы поцеловали меня только по доброте душевной, чтобы предупредить об излишней доверчивости... Это все равно, что преподать мне урок...

В ее саркастическом замечании, к сожалению, было больше истины, чем она подозревала, и он в отчаянии запустил руку в свою густую шевелюру.

- Я вас поцеловал, потому что мне так захотелось, - произнес он сдавленным голосом и вдруг оторвался от рассеянного созерцания окрестных деревьев и перевел пылающий взгляд прямо на нее.

Флора шумно вздохнула. Ей вовсе не льстило, что он смотрел на нее, как на нечто горькое на вкус и весьма неаппетитное.

- А ваша жена в курсе, что вы разъезжаете по округе, целуясь с кем попало только потому, что вам так захотелось? - осведомилась она ледяным тоном. - Думаю, что вы самый отвратительный мужчина из всех встречавшихся мне.

Ее голос дрожал, пока она произносила свою тираду, но боль, которая отразилась на его лице, заставила ее резко умолкнуть. Могло показаться, что себя он ненавидит гораздо сильнее, чем она.

- Моя жена умерла. - Его голос звучал ровно, и Флора не знала, что ответить. Он, казалось, и не ждал никакого ответа. - Я не целовал женщину с тех пор, как...

Флора закрыла глаза, почувствовав, как они внезапно наполнились слезами. Лучше бы он не говорил ей! Она думала, что познакомилась со стильным, красивым мужчиной, склонным к легким приключениям, но, как выяснилось, это был человек, замуровавший в груди такую боль...

Со сжавшимся в тоске сердцем она смотрела, как отец и сын уходят прочь, но не сделала попытки задержать их. У нее хватает собственных проблем, чтобы преследовать такого мужчину, каким оказался ее случайный попутчик.


ГЛАВА ВТОРАЯ


- Ниа не сказала, что ты заедешь. - Меган Джонс протянула чашку с чаем своему мужу, который сидел, устроив загипсованную ногу на пуфике.

- Да, - Джош с удовольствием положил себе еще один кусок замечательного пирога, испеченного тещей брата, - для меня самого это было неожиданно.

Меган кивнула:

- Конечно же, тебе нужна передышка. Ниа говорит, что ты слишком много работаешь.

Джош подозревал, что его невестка вообще слишком много говорит о нем, и буквально через секунду его опасения подтвердились - дверь кухни вдруг распахнулась, впуская одного из ее братьев:

Ниа говорит, что тебе нужна женщина, Джош! Красивая у тебя стрижка. Мне нравится, не такая девчоночья, ты выглядишь более респектабельно.

Герейнт! - воскликнула Меган, хлопая сына по руке, потянувшейся за куском пирога. - Джош и так вполне респектабелен. - Она бросила на гостя обеспокоенный взгляд, но с облегчением убедилась, что замечание молодого человека его нисколько не обидело. - Посмотри, ты испачкал ковер своими грязными ботинками!

Я вернусь перед вечерней дойкой, мам! - пообещал Герейнт, улыбаясь, потом подмигнул Джошу и быстро растрепал волосы Лайама. В следующее мгновение он исчез столь же стремительно, как и появился.

Вот уж кто точно работает слишком много, - сказала его мать, обеспокоено хмурясь.

Я уже говорил тебе, что мы вполне можем позволить себе взять еще одного работника. - Отец Герейнта покачал головой.

- Конечно, конечно, но, думаю, Джошу не очень-то интересно сидеть и слушать, как мы жалуемся! - с улыбкой заметила Меган. - Где ты остановился, Джош?

Я думал, вы мне посоветуете что-нибудь неподалеку.

Лучше всего тебе остановиться в «Пентоне», правда, это влетит тебе в кругленькую сумму! - сказал Хью.

В «Пентоне», еще чего! - вмешалась Меган. Джош и Лайам остановятся у нас, как обычно. Мне в доме так не хватает маленького ребенка!

Она нежно улыбнулась Лайаму. С тех пор, как Джейк женился на Ниа, Джош, будучи страстным альпинистом, несколько раз приезжал сюда на выходные, чтобы полазить по окрестным скалам в Брин Голье, местности неподалеку от знаменитых Сноудонских гор.

Я думал, у вас дел невпроворот, Меган, так что вам не до гостей. Мы не хотели мешать вам... - Он быстро взглянул на хозяйку и добавил: - Хорошо, я останусь, но с одним условием - я тоже буду членом команды. Правда, я не отличу корову от овцы, но лишняя пара рук вам наверняка не помешает. - Он с улыбкой протянул вперед руки.

Ну зачем... - начала было Меган.

Что ты говоришь, женщина? - Хью отложил в сторону свою газету. - Конечно, нам пригодится лишняя пара рук! Кроме того, парню даже полезно потрудиться, мускулистее будет.

Джош понял, что придется смириться: здесь он выглядит как бледный, немощный горожанин, ни к чему особенно не пригодный...