Джош говорил это с таким видом, точно был готов сей же момент побежать на поиски священника, который согласился бы тотчас обвенчать их, однако Флора думала о настоящей свадьбе. Было бы хорошо сделать все как следует - в конце концов, она собиралась выйти замуж один раз в своей жизни! Но сейчас она не хотела с ним спорить.

- По-моему, ты еще не получил свою заслуженную награду, - сказала она, расстегивая верхнюю пуговицу его рубашки.

Ее любопытный и осторожный пальчик погладил его грудь, и Флора подняла взгляд, чтобы увидеть, какова реакция Джоша. Она оказалась весьма многообещающей.

- Очень правильное замечание, - пробормотал он.

Флора взяла его за руку и повела к двери своей спальни. Никому не известно, как сложится их дальнейшая жизнь, но сейчас, когда он так смотрел на нее, это не имело ни малейшего значения!



Флора любила смотреть, как работает Джош. Он атаковал холст сильными, уверенными ударами кисти, и в богатом, вибрирующем эмоциями стиле его живописи было много чувственного. Он часто рисовал ее, и на стенах студии было развешено множество портретов, запечатлевших разные стадии ее беременности.

Освещение в студии их нового дома Джош придумал сам, и оно ему ужасно нравилось, а Флоре нравилось все, что нравилось Джошу. Ей удалось сделать его счастливым, но и она сама, и растущее в ней дитя были причиной все возраставшего напряжения, которое она в нем ощущала.

Она еще не привыкла к тому, что стала миссис Прентис, но ей нравилось ее новое положение, а реальность совместной жизни с Джошем намного превосходила все ее мечты. Он не стал спорить, когда она заявила, что рассматривает их свадьбу как совершенно особый день, предназначенный для того, чтобы соединить их семьи и друзей.

У Флоры было немного родственников, но это обстоятельство компенсировалось многочисленностью клана Прентисов. Флора лишь боялась, что никогда не сможет смотреть в лицо Джейку и его жене, не краснея от стыда за свою выходку в театре. К счастью, они быстро заставили ее забыть об этом ужасном происшествии и были очень милы с ней. Обе женщины тотчас подружились и вскоре стали даже вызывать жалобы со стороны мужей, подозревавших обеих в заговоре против них.

Джош старался скрыть от Флоры свое болезненное беспокойство по поводу исхода ее беременности, но она часто ловила печальное и подавленное выражение в его серых глазах, и это, в свою очередь, наполняло ее грустью. Что ж, пока она не вручит ему плод их любви, ей не удастся избавить его от кошмарных призраков прошлого - призраков, которые все же омрачали их вполне счастливый союз.

Осторожно, чтобы не побеспокоить мужа, Флора поднялась из кресла, в котором сидела, но она была уже слишком неуклюжей, и Джош быстро обернулся.

- Я в порядке, просто устала сидеть, - заметила она, не дожидаясь вопроса.

Она не стала говорить об острой боли в спине, потому что Джош имел обыкновение моментально впадать в панику, и в результате они обычно ссорились, а Флоре это не нравилось. Возможно, в этом были виноваты гормоны, но Флора потеряла всякий вкус к конфликтам.

Кто дома? - Через стеклянную дверь в дом входил Алек, агент Джоша, внося с собой резкий порыв холодного воздуха. - Я посчитал себя обязанным прийти лично поблагодарить вашего чудного мужа, Флора.

Ну, не очень-то балуйте его!

Алек бросил на нее подозрительный взгляд - он все еще не научился понимать, когда жена Джоша шутила, а когда нет:

Я продал эти акции.

Какие акции? - рассеянно переспросил Джош, критически разглядывая свою работу на полотне.

Какие акции? - Алек недоуменно покачал головой. - Он еще спрашивает!

Я в первый раз об этом слышу, Алек.

А я заработал на них целое состояние, - с восторгом признался агент. - Я даже мог бы оставить работу. То есть, не то чтобы я собирался, но...

Рад это слышать, - сухо ответил Джош. - Хорошо, что все сложилось для тебя самым счастливым образом.

- А почему вы спрашиваете у Джоша совета насчет акций? - недоуменно спросила Флора.

Алек в удивлении перевел взгляд с лица Флоры на Джоша:

- Она шутит, наверное? Она, что... не знает?

Не знаю чего? Ты играешь на бирже? - Она замолкла, потому что Алек разразился гомерическим хохотом. - Похоже, я не в курсе...

Когда нам с Джейком было по восемнадцать, мы унаследовали кое-какие деньги от нашей бабушки и получили предложение вложить эти деньги в ценные бумаги. Дело казалось довольно прибыльным... - Джош пожал плечами и отложил кисть. - Ну, я и получил большую прибыль, но только благодаря исходному бабушкиному капиталу.

- Биржевая акула, - пробормотала Флора. Правда, в настоящий момент, весь исполненный беспокойства из-за ее положения, Джош скорее походил на хлопотливую наседку, чем на безжалостного пирата, каким выглядел в день их первой встречи.

- Мама тоже меня так называет. Прибыль от той первой сделки позволила мне развернуться и заработать действительно целую кучу денег, - беспечно признался он.

Интересно, сколько же? Закусив губу, Флора наблюдала, как ее муж неодобрительно хмурится, глядя на своего агента, который, казалось, нашел его последние слова чрезвычайно забавными:

- А что, принадлежность к финансовой элите, задевает твои чувства мятежного художника?

Джош ухмыльнулся в ответ:

Это имеет и свою положительную сторону. Например, я не должен плясать под дудку беззастенчивого агента, только не обижайся, Алек!

Сегодня тебе позволено все! - торжественно провозгласил Алек.

Так ты богат! - Только теперь она вспомнила, с какой небрежностью Джош принимал счета за их новый и необыкновенно красивый и уютный дом. Я хочу сказать, по-настоящему богат?

Ну, все относительно... Но, похоже, что так, отозвался он, вытирая тряпкой испачканную краской руку.

Брови Флоры поползли наверх:

И ты не удосужился упомянуть об этом до нашей свадьбы?

Все мои силы ушли на то, чтобы затащить тебя к алтарю, - безмятежно напомнил он. - Я не мог рисковать. Не хватало только испортить все дело в последний момент. Вдруг бы ты отказалась связать свою жизнь с грязным капиталистом? И потом, какое это имеет значение?

Алек начал обеспокоено переминаться с ноги на ногу, подозревая, что сейчас перед ним развернется настоящая семейная ссора, потом все же рискнул вмешаться:

Он очень много денег отдает на благотворительность, Флора! Этот новый приют для бездомных детей... Исследования...

Заткнись, Алек! - рявкнул Джош.

Да, заткнись, Алек, - повторила Флора, не спуская нежного взгляда с покрасневшего рассерженного лица мужа. - Разве ты не понимаешь, что смущаешь Джоша?

Алек издал вздох облегчения:

- Вот видишь, она не возражает.

Нет, она не возражает, - согласилась Флора. И потом, это и впрямь не имеет значения. - Ее синие глаза были переполнены любовью, когда она смотрела на высокого мужчину, за которого вышла замуж. - Для нас важно совсем другое.

Как я люблю тебя, Флора! - страстно выдохнул Джош к пущему смущению своего агента.

Флора улыбнулась.

Я немного посплю, пока из гостей не вернулся Лайам. Когда Смиты привезут его назад?

Не беспокойся, отдыхай. Я сам займусь Лайамом.

Флора зевнула:

Ладно. Все-таки есть свои преимущества в том, что муж работает дома!

Невзирая на то, что я вечно болтаюсь у тебя под ногами?

Она, казалось, немного призадумалась, потом ответила:

- Что ж, мне это даже нравится!



Джош искупал Лайама и заглянул в спальню, но обнаружил, что Флора все еще спит. Он решил уложить малыша в постель и не будить жену. Несколько сказок на ночь, и вот, убедившись, что сын засыпает и ему не придет в голову вылезти из кроватки и побежать к Флоре, Джош заботливо прикрыл дверь детской. Потом осторожно, чтобы не побеспокоить жену, заглянул в спальню.

- Что ты делаешь? - Он озадаченно нахмурился, обнаружив, что Флора стоит у постели на коленях, уперев лоб в смятое одеяло.

Она обернула к нему красное и вспотевшее лицо, обвела его рассеянным взглядом и проговорила:

А ты как думаешь?

О боже! - Джош замер на месте. - Ты же не... Нет, ты не можешь!

Хочешь, поспорим?

Побелевшие губы Джоша зашевелились, но он не издал ни звука. Прошло несколько мгновений, пока стон, вырвавшийся у Флоры, не вывел его из транса.

- «Скорую»... - прошептал он. - Позвонить или я тебя сам повезу? - Он сунул дрожащие руки в карманы брюк. - Смиты позаботятся о Лайаме... Никуда не уходи!

Флора стиснула рукой простыню и прижалась к ней пылающей щекой:

- Ну конечно, я никуда не уйду... И ты тоже, пожалуйста! Я уже вызвала «скорую»... Но, похоже, они опоздают.

Конечно, она могла ошибаться - ведь все это происходило с ней впервые, - но она не хотела, чтобы в такой момент Джош оставлял ее одну.