Нет, такую возможность нельзя упускать. Приглашение подняться на борт "Тритона" означает немалый шанс. Он докурил сигарету, выбросил окурок и, выйдя в холл, вручил портье письмо вместе с чаевыми. Решение принято.

- Спасибо, мистер Худ.

На улице шофер открыл ему дверцу.

- Отлично, теперь прямо на яхту, - воскликнул Худ.

Они помчались по дороге, тянувшейся вдоль берега, потом свернули на тихие улочки в сторону Сент-Жан и Кап Ферм. Повсюду стояли роскошные виллы. В садах зрели лимоны и апельсины. Пальмовые листья шелестели под дуновениями теплого бриза. Улицы были чисто выметены и политы из шлангов. Изредка он ловил на себе взгляды слуг или привратников. Промелькнули садовники с корзинами. Здесь на всем ещё чувствовалась печать жизни. И это ободряло Худа. Но что-то неуловимое мешало ему расслабиться и невольно раздражало. Может быть, шофер. Временами ему казалось, что он уже видел этого человека. Он не сводил взгляда с бокового зеркала, с отражения лица шофера.

И наконец вспомнил. Это был тот самый капрал, который промчался мимо них с Тейтом.

5

Они остановились у бухты Сент-Джеймс. Возле пристани мягко покачивался на волнах катер. Шофер и матрос перенесли багаж и картины Худа. Чуть выше уровня воды в кормовой части катера Худ заметил сдвоенный глушитель, что означало наличие двух V-образных сил по пятьсот каждый.

Он ступил на палубу, тут же взревели моторы и забурлила вода. Шофер прощально махнул рукой и поспешил к машине. Моторы набрали обороты и катер устремился вперед.

Худ осмотрелся. Катер был довольно комфортабельным, явно построенным по спецзаказу. По всему пространству двухъярусной рубки разместились зачехленные белоснежной парусиной сиденья, надраенная палуба сверкала непорочной чистотой. Поблескивал хромом приборный щиток. Весь катер производил впечатление выставочного образца. Помимо рулевого, ещё двое матросов находились в средней части и один на носу. Худ понимал, что в такой большой команде нет необходимости. С таким катером вполне могут управиться двое. Смуглые мужчины крепкого сложения напоминали малайцев; одетые в белую повседневною робу, они помалкивали и не обращали ни малейшего внимания на пассажира.

Яхта "Тритон" стояла на якоре вдалеке от берега. Едва завидев на горизонте её белый силуэт. Худ был очарован и не мог отвести от яхты глаз. Она оказалась гораздо больше, чем он ожидал, и многократно красивее. Яхта напоминала быстроходные парусные клипперы, но втрое превосходила их размерами. Мерцающая зелень корпуса оттеняла сияющую белизну надстроек. То тут, то там на солнце вспыхивала золотом надраенная медяшка.

С мостика им салютовал капитан вместе с каким-то человеком. Спустя несколько минут Худ уже шел по палубе в сопровождении стюарда - стройного, моложавого, хотя и лысеющего человека с длинными белыми пальцами.

- Сюда, сэр. - Худ никак не мог различить его акцент.

Они вошли в коридор. Стюард открыл дверь на его противоположной стороне.

- Ваши апартаменты, сэр.

Они вошли в гостиную, и первое, что увидел Худа, была божественная античная фреска, от которой у него перехватило дыхание. За гостиной разместились спальня с гардеробом и туалетная комната с ванной. На всем пожала печать роскоши и изысканного вкуса. Мебели было немного, но каждая вещь была достойна музея. Стул времен короля Якова, небольшой письменный стол работы Ризнера, греческий кувшин для умывания, шкатулка для сигар эпохи Ренессанса - перегородчатая эмаль с орнаментом из драгоценных камней - и чудо ювелирной работы Фаберже - массивная ваза, инкрустированная золотом и бриллиантами по осыпанному розами фону из финифти, одна из пары созданным мастером шедевров. Вторая, насколько знал Худ, находилась в коллекции королевского замка Сэндринхем в восточной части Англии, где Их величества проводили рождественские праздники.

Маленькая туалетная комната являла собой образец простоты и аскетизма. Ее стены украшала картина Сезанна, в гостиной висел портрет девушки кисти Ван Донгена, взирающей на мир широко распахнутыми глазами из-под розовой шляпки, а в спальне соблазняла прелестями "Обнаженная" Курбе.

- Мистер Лобэр просил передать, он весьма сожалеет, что не смог встретить вас на борту яхты и приветствовать лично. Он уверен, что до его прибытия вы будете чувствовать себя как дома, - поклонился стюард.

- Когда он прибудет?

Стюард пожал плечами.

- Если позволите, сэр, я покажу вам устройство связи, которым вы можете пользоваться на борту. - Он выдвину небольшой пульт. Воспользовавшись этими кнопками, сэр, вы сможете вызвать горничную, парикмахера, прислугу или секретаря. Каждая из кают на яхте снабжена таким же пультом.

- Прекрасно.

- Вы предпочитаете, чтобы массаж вам делала девушка? Ил китаец? Он у нас ещё и специалист по иглоукалыванию.

- Я подумаю, - протянул Худ.

Стюард нажал кнопку и открылась ещё одна панель.

- Здесь, как вы видите, радиотелефон, телевизор, диктофон, стереосистема, внутренний телефон...

Худ все пытался понять, какой национальности был этот человек, однако ничего не получалось.

- Сколько пассажиров может взять на борт "Тритон"?

- Смотря по обстоятельствам, сэр.

- То есть?

- Все зависит от того, насколько далеко и в каком направлении мы плывем.

Расплывчато и непонятно. На роль осведомителя стюард явно не годился.

В спальне демонстрация технических чудес продолжалась.

- Что касается вашей кровати, сэр, если вам будет угодно закрепить эту ручку, вы не станете ощущать ни малейшей качки, Кровать скользит по направляющим и не зависит от движения яхты.

Худ пристально посмотрел на стюарда. Лобэр собирается выйти в открытое море? Но стюард в это время поднял голову к круглой раздвижной панели над кроватью.

- Вам может понадобиться зеркало, сэр. Нажмите эту кнопку возле спинки...

Худ запрокинул голову и увидел свое собственное отражение. Зеркало вернулось в прежнее положение над двухместной кроватью.

- Вы можете поворачивать и наклонять его по вашему желанию, сэр. Нужно только повернуть эту ручку.

Угол наклона зеркала поменялся.

- Вижу.

- Здесь кондиционер, сэр. - Они двинулись дальше.

Оказалось, на яхте были турецкие бани, спортивный зал, картинная галерея Лобэра и врач, который, "обеспечит вас всем, что бы вы не пожелали, сэр".

Это прозвучало как открытое приглашение развлечься кокаинчиком, к примеру, если за вами числилась такая слабость.

И на прощание стюард выдал:

- Вот здесь есть плоская кнопка, сэр. Нажав её, вы можете пригласить в свою каюту дежурную. У нас на яхте их двое.

- Да?

- Они проследят, чтобы вы не скучали, сэр. Любыми способами по вашему усмотрению.

- И даже могут составить партиею в бридж?

- Да, сэр, - стюард остался невозмутим.

- И в какие часы они работают? - шутливо поинтересовался Худ.

- Когда вам будет угодно. Они в вашем распоряжении в любое время, сухо констатировал стюард.

- И часто у вас на борту случаются пассажиры?

- По разному, сэр. Вам ещё что-нибудь угодно, сэр?

- Нет. Благодарю.

Едва он вышел, Худ приободрился. Массажистки по вызову, зеркало для зрительного наслаждения любовными ласками, врач, подсовывающий наркотики, дежурные, не дающие скучать! Чисто восточная манера. Лобэр не зря возглавлял "Чудо света". Его гости обслуживались на высшем уровне. Тут на отсутствие развлечений не пожалуешься.

Худ взял сигарету из эмалевой шкатулки и закурил. Но после первой же затяжки выплюнул - сигарета была с марихуаной. Он задумчиво глянул на шкатулку, потом отложил себе парочку сигарет, - на всякий случай.

Время тянулось медленно, едва приближался полдень. Он разделся и лег в ванну. Ванна, как и в большинстве французских отелей, оказалась для него коротковата. Пока он нежился в теплой пенистой воде, вошедший слуга спросил разрешения распаковать багаж. Он стоял совсем рядом с дверью, ведущей в ванную комнату и говорил очень громко. Худ дал добро, но просил не трогать картины.

Воспоминание о странном появлении капрала в качестве здешнего шофера не покидало Худа ни на миг и не давало покоя. Он не мог придумать этому никакого разумного объяснения. Еще его интриговало, что Лобэр, так очевидно его дожидаясь, тем не менее сам отсутствовал.

Завернувшись в купальный халат, он заказал по телефону двойной "мартини" и принялся обследовать свои апартаменты. В каюте наверняка были потайные глазки, чтобы вести за ним непрерывное наблюдение, если не съемку, но обнаружить их оказалось задачей не из легких, Возможно, где-то включен и микрофон, чтобы прослушивать его разговоры. Он задвинул назад пульт управления радиотелефоном и прочей аппаратурой. Еще лучше, в качестве меры предосторожности, вывести их из строя.