Худ заставил себя посмотреть вниз.

- Чак, спустись и забери портфель. Поторопись. И лучше сюда не возвращайся. Встретимся на углу Елисейских полей.

Шеф поднял шифровку со стола.

"Вчера в семь вечера яхта "Тритон" с трудом вышла в океан, несмотря на обширные повреждения после столкновения с крейсером "Спрингфилд".

- Мы сделали все, что могли, сэр, - сказал Кондор.

Шеф кивнул. На его лице мелькнула тень улыбки.

- Кстати, Худ, Ричард Кэлверт интересуется, когда может с вами увидеться. Ему нужен ваш совет по поводу каких-то картин.

- С ним все в порядке?

- Абсолютно. Он немного поскучал взаперти, вот и все. Его слегка потрепали, но без приказа Лобэра не решились причинить никакого вреда.

- Французские спецслужбы крайне рассержены, - заметил Кондор. Чувствуют, что пропустили что-то важное, но понять, что именно, не в состоянии.

- Ну, если так, это прекрасно. - Шеф встал. - Спасибо, Чарльз. - Они обменялись крепким рукопожатием.

Вернувшись в кабинет Кондора, Худ обратился к его секретарше:

- Софи, соедините меня с Ниццей!

- Кого вызвать? Снова консула?

- Нет, на этот раз мне нужен ночной клуб "Ле Ниша".

- И что это значит?

- Много всего хорошего.

Покосившись на Худа, она начала звонить в Ниццу. Трубку сняла Китти.

- Пинкертон, это ты?

- Нагуляла аппетит, девочка?

- Еще бы.

- Слушай, Китти. Есть причины, по которым я не могу прямо сейчас вернуться к тебе ради общего удовольствия. Значит тебе придется приехать в Лондон. Скажи Жожо, что тебе нужен отпуск. У британского консула в Ницце получишь билет. Консул мне сообщит, когда ты прилетаешь, и я встречу в аэропорту. Годится?

- Я буду в Лондоне завтра вечером.

- Как насчет того, чтобы слетать в Малагу или куда - нибудь еще?

- Не возражаю. Но только не в первую ночь.