— А что заставило вас поступить в Военно-морскую академию? — спросил у нее Джаред.

Алекс рассеянно водила пальцами по ободку коньячной рюмки.

— Семейная традиция. Так нас растили. — Ее губы изогнулись в горькой усмешке. — Когда я поступила, мой отец был в восторге.

— А как он отреагировал на вашу отставку?

Она медленно подняла голову.

— Суд еще не вынес окончательного вердикта.

Джаред откинулся на спинку стула, рассматривая ее лицо сощуренными глазами. Его можно было бы принять за мягкотелого интеллигентного человека, чувствующего себя совершенно непринужденно только в утонченной комфортной обстановке, но Алекс относительно него не заблуждалась. Она сильно подозревала, что его инстинкты и рефлексы отточены не хуже ее собственных. Человек вроде Джареда Темплтона не достигает таких высот, не отвоевывая каждый шаг.

С каждым днем Алекс возбуждала у него все более сильное любопытство. Какова истинная причина ее ухода в отставку? Что произошло в ее браке, каков ее бывший муж? Рассматривая ее слишком худое лицо, Джаред снова пытался понять, как такая чувственная женственность может сочетаться с работой на потенциально опасной должности. Он прекрасно осознавал, что придет день, когда она вынуждена будет применить пистолет, с которым не расстается. Об этом дне ему даже думать не хотелось. Угрозы в письмах и на кассетах, адресованные ему, исходили от левацкой террористической группировки, которая сочла его деловые отношения с шейхами Ближнего Востока слишком тесными. Он изумлялся тому внешнему спокойствию, с которым Алекс изучала все новые угрозы. Она только усилила меры безопасности в здании, установила новую систему охраны у него дома и находилась рядом с ним во время всех его публичных выступлений. Казалось, шестое чувство подсказывает ей о нависшей опасности. Джаред не сомневался, что может доверить ей свою жизнь. И в то же время ему не давали покоя мысли об Алекс как о женщине. Годы, проведенные на вершинах бизнеса в общении с самыми сложными личностями, подсказывали ему, что никакие расспросы не дадут ему ответов на то, что же такое настоящая Алекс. Конечно, это не означало, что он сдастся. Просто надо набраться терпения и удвоить усилия.

2

У Алекс выдалось несколько спокойных дней, когда Джаред решил улететь на свое ранчо в долине Санта-Инес.

Ей оказалось трудно забыть проведенный в его обществе вечер, хотя он все время вел себя безупречно. Проводив ее до двери квартиры, он не стал пытаться напроситься к ней в гости, а, пожелав доброй ночи, ушел.

Вечером следующего дня Джаред объявил о своем решении улететь на несколько дней на ранчо и о том, что на это время услуг Алекс не понадобится.

— Вот ежемесячный отчет из наших филиалов в Нью-Йорке и Бостоне, — объявила Дина, входя в кабинет Алекс и кладя перед ней две объемистые папки.

— Как всегда, с опозданием на два дня, — сухо заметила она. Взяв со стола очки в темной оправе, она быстро их надела. — Интересно, какими угрозами я смогу заставить их в следующем месяце представить отчеты вовремя.

— Вы становитесь ворчуньей, когда мистера Темплтона нет!

Эти абсурдные слова заставили Алекс стремительно поднять голову.

— Извините?

Улыбка у Дины была неожиданно озорной. Холодный тон, которым разговаривала Алекс, пугал большинство коллег, но ее миниатюрная секретарша уже давно поняла, что черт определенно не так страшен, как его малюют.

— Ну же, Алекс, признавайтесь! Мы все немного влюблены в мистера Темплтона. Разве вас он ничуть не трогает?

— Не люблю находиться в толпе. — Она пролистала один из отчетов, быстро усвоив его основное содержание. — Вы уже отпечатали мою записку относительно новых мер безопасности в гараже?

Дина кивнула.

— Как только смогла расшифровать эти ужасные каракули, которые вы зовете рукописью. С вашим почерком вам бы пойти в доктора.

Алекс поморщилась, представив себе предстоящий ей разговор. Когда речь шла о системах охраны, она не признавала мелочного подсчета долларов и центов, думая только о безопасности, которая будет достигнута, но она уже давно убедилась в том, что бухгалтерия «Фернвуда» пристально вникала в денежные вопросы и, как правило, изо всех сил старалась урезать ей бюджет. Сегодня ей предстояло очередное сражение, которое она намерена была выиграть.

— Когда я пойду сегодня на встречу, мне надо воспользоваться всеми возможными доводами. Похоже, мистер Сент-Клер никак не может усвоить, что все больше и больше нападений происходит именно в гаражах и на парковках. В прошлом месяце были совершены нападения на трех женщин на стоянке корпорации «Ковак», и преступника до сих пор не поймали.

Дина с содроганием вспомнила сообщения в газетах.

— Большинство наших сотрудниц стараются уходить с работы группами и даже ставить машины рядом. И ваши занятия по самообороне тоже очень помогают.

— Спасибо, — искренне сказала Алекс. — Вы знаете, как мне трудно было добиться разрешения использовать спортивный зал после работы: они подсчитывают даже то, сколько электроэнергии мы расходуем.

— А почему вы не скажете мистеру Темплтону, какие рогатки вам ставит мистер Сент-Клер? — поинтересовалась Дика. — Готова поспорить, что он будет целиком на вашей стороне и поддержит те перемены, какие вы хотите провести.

Алекс решительно покачала головой.

— Это мой план, и я сама должна воплотить его в жизнь. Если я побегу ему жаловаться, он решит, что я не справляюсь с моей работой, а если это так, то как он будет относиться к тому, что я защищаю его жизнь?

Ее секретарша кивнула, соглашаясь с логикой Алекс.

— Я на вашей стороне, как и большинство секретарш фирмы. Компания как следует охраняет вестибюль и этажи — она должна была бы ввести столь же строгие меры и на остальной территории.

Алекс положила очки на стол и откинулась на спинку кресла, чуть запрокинув голову.

— Ну, поживем — увидим, правильно?

Алекс не думала, что разговор с Уолтом Сент-Клером пройдет легко, но не ожидала она и того, что ее предложение будет отвергнуто без всяких разговоров.

— Нет никакого смысла устанавливать все эти сверхсовременные штучки в гараже, когда они уже есть у входа и выхода. И у ворот для посетителей стоит охранник. — Его самодовольный тон был глубоко противен Алекс. — Не могу представить себе, чтобы кому-то удалось пройти мимо охранника в воротах. Вот вы, например, можете? — вызывающе добавил он.

— Да, могу, — холодно ответила она. — Не все извращенцы разгуливают в грязных джинсах и футболках, Уолт. Они могут оказаться в костюме-тройке и с кожаным «дипломатом» в руках. Приборы следят за тем, чтобы посетители оставались только на одном этаже, соединенном с вестибюлем. Один охранник стоит у входа, а еще один — у ворот. Сейчас нападения совершаются на парковках для служащих — и за последние полгода они произошли уже в трех компаниях. Я не хочу, чтобы это случилось у нас. — Черты ее лица от гнева стали еще резче. Она язвительно добавила: — И хоть в прошлом нападения совершались на женщин, это еще не значит, что когда-то их жертвой не станет и мужчина.

— Ах, ну не надо, миссис Пейдж! — рассмеялся Гарольд Мортон, помощник Уолта. Он всегда считал Алекс привлекательной женщиной, но, с его точки зрения, она была чересчур феминистски настроена. Он совершенно не мог понять, почему мистер Темплтон доверил ей такой пост. — Вы считаете, что какая-нибудь ненормальная женщина может прорваться в гараж и излить на кого-то из нас свой гнев?

Смех его был недобрым и ясно выражал пренебрежение к предложенным ею усовершенствованиям.

Алекс окатила его ледяным презрением.

— Лично я, Гарольд, к вам и пальцем не притронулась бы, будь я даже совсем не в себе. Но, конечно, вкусы у людей бывают ужасно странные, — издевательски протянула она.

На их лицах ясно читалось, что они думают: вечно эти женщины выходят из себя, если не могут добиться своего.

Алекс встала и окинула взглядом всех пятерых мужчин, сидевших за столом. В ее зеленых глазах сверкал гнев.

— Похоже, сегодня разговор ни к чему не приведет. — Ее тело напряглось от сдерживаемой ярости. — Ради вас, джентльмены, я искренне надеюсь, что нам не придется столкнуться с той же проблемой, что и «Коваку», потому что следующая наша встреча так цивилизованно уже не пройдет. До свидания.

Она собрала свои бумаги и вышла из кабинета, гордо подняв голову.

Когда Алекс вернулась к себе, Дина подняла голову от пишущей машинки и сразу же заметила, что ее босс вне себя от гнева.