Приняв горячий душ, Алекс не стала готовить обед, а просто заварила себе чаю.

В просторной двухкомнатной квартире почти не было личных вещей. Заметнее всего были фотографии ее близких. На всех были изображены мужчины в мундирах военно-морских сил, а на одной — Алекс в белом парадном мундире с новенькими лейтенантскими погонами на плечах. Как давно это было!

Алекс нацарапала записку женщине, которая дважды в неделю приходила к ней убирать квартиру, а потом решила, что ей лучше всего отправиться в постель, чтобы завтра утром быть готовой к отъезду. Шофер Джареда захватит ее и отвезет в аэропорт. За последние месяцы у нее было множество подобных поездок, но это ее не тревожило. И даже отсутствие личной жизни ее не огорчало. Она считала, что настолько занята работой, что не может думать, будто жизнь ее полна одиночества.

— Дьявольщина! — пробормотала она утром, обнаружив, что у нее кончился кофе. — Теперь придется ждать, пока не сяду в самолет, — проворчала Алекс, с отвращением захлопывая шкафчик и приказывая себе запомнить, что надо будет купить кофе, когда она пойдет за покупками в конце недели.

Ее пистолет в кобуре уже был вынут из запирающегося ящичка и надет поверх алой блузки. Сверху она накинула черный шерстяной жакет.

— Неудивительно, что у меня такое чувство, словно я стала гангстером! — рассмеялась она, поднимая небольшой кроваво-красный кожаный портфель, заменявший ей дамскую сумочку.

Ровно в шесть Алекс села в черный лимузин, ожидавший ее у дома.

— Очередное раннее утро, Фрэнк, — сказала она коренастому седовласому шоферу. — Скажите, мистер Темплтон хоть иногда дает вам выспаться?

Тот со смехом ответил:

— Я мог бы задать вам точно такой же вопрос, миссис Пейдж. После мистера Темплтона вы обычно приходите первой, а уходите последней.

Он уважал немногословную женщину, которая никогда не заставляла его ждать и никогда не разговаривала с ним свысока — не то что приятельницы мистера Темплтона.

— Я удивлена, что вы не взяли мистера Темплтона первым, — заметила она, откидываясь на мягком сиденье.

— Наверное, он уже в аэропорту. Сказал, что задержится допоздна и приедет сам.

Зеленые глаза Алекс засверкали затаенным смехом. Задержка допоздна означала какую-нибудь женщину, а у Джареда в них недостатка не было.

Фрэнк подъехал к той части аэропорта, где стояли частные самолеты. Оказавшись среди ангаров, лимузин направился к ожидавшему на рулежной дорожке белоснежному с золотой полосой реактивному самолету «лирджет».

Алекс быстро вошла в самолет и обнаружила, что Джаред с Крисом уже на борту. Джаред только взглянул на нее и снова уткнулся в бумаги.

— Крис, скажи Кэлу, что мы готовы лететь.

Алекс заняла свое привычное место у одного из иллюминаторов и пристегнула ремни. Выполнив приказ Джареда, Крис плюхнулся на сиденье рядом с нею.

— Я тут обнаружил в центре отличную закусочную с гамбургерами. Может, мы пойдем туда завтра на ленч? — небрежно предложил он.

Алекс покачала головой.

— Ну уж нет! Я велю Дине заказать столик в самом дорогом ресторане штата! — смеясь, пообещала она.

— Ты совершенно безжалостна! — шутливо ужаснулся Крис.

— Крис, эти цифры надо проверить, — резко прервал их разговор Джаред.

— Сейчас, босс. — Как только самолет взлетел, Крис поднялся с места. — Кофе уже готов. Раз ты сегодня утром такая недобрая, значит, ты еще не получила утренней порции кофеина, — сказал он Алекс.

— Порции? У меня не хватило кофе даже для одной чашечки! — Она тоже встала и прошла к бару, где стоял кофейник, не замечая на себе мрачного взгляда Джареда. — Хотите кофе, мистер Темплтон? — вежливо предложила она.

После его утвердительного кивка Алекс отставила в сторону собственную чашку, налила еще одну и положила туда две ложечки сахара. Ей вдруг пришла в голову странная мысль: знают ли его любовницы вкусы Джареда настолько же хорошо, как она и Крис? Но она тут же одернула себя. Естественно, они должны знать, как он предпочитает пить кофе, — и более интимные вещи, к которым они с Крисом никакого отношения не имеют.

— Как жаль, что вы не умеете печатать, Алекс! — пробормотал Джаред, принимая от нее дымящуюся чашку. — Тогда мне не понадобился бы Крис.

— Тогда, значит, мне повезло, что в военно-морской разведке не требовали знания машинописи, — парировала она, возвращаясь за собственной чашкой и усаживаясь с ней обратно на свое место. — Мне настолько лучше удается следить за всякой мразью.

И она одарила его ослепительной улыбкой.

— Она опять меня ругает, босс! — пожаловался Крис.

Озорные искорки зажглись в темно-зеленых глазах Джареда, которые он не сводил с лица Алекс.

— Нет, похоже, что на этот раз леди имела в виду меня.


Когда самолет приземлился в аэропорту Сиэтла, Крис посмотрел на потоки дождя, струившиеся по стеклу.

— Ну почему каждый раз, как мы сюда прилетаем, тут идет дождь? — проныл он, собирая папки с документами и запихивая их в свой «дипломат».

— Наверное, потому, что ты так ненавидишь сырую погоду.

С этими словами Алекс вытащила свой плащ из шкафа, где висела одежда для всех троих, рассчитанная на любые неожиданности. Ей случалось и спать в соседней с салоном спальне, когда перелеты были долгими.

У трапа их ожидал лимузин. Теодор Сандерс, руководивший работами в Сиэтле, приветствовал Джареда улыбкой и рукопожатием. Вскоре их уже привезли в один из самых престижных деловых районов города. Мистер Сандерс с любопытством поглядывал на Алекс и Криса, как и в прошлые два раза, когда они сопровождали Джареда в Сиэтл. Ему трудно было привыкнуть к мысли, что Алекс — телохранитель, а Крис — личный помощник, человек, занимающий должность чуть повыше секретарши.

— Архитектор уже был на площадке? — Джаред наблюдал, как по улице текут потоки дождевой воды. — Я хочу, чтобы анализы почвы были у меня на столе к началу следующей недели, — распорядился он в ответ на кивок мистера Сандерса.

Покончив с делами, они съели ленч в тихом ресторанчике, потом вернулись в аэропорт, а оттуда вылетели в конце концов в Лос-Анджелес.

Оказавшись в самолете, Джаред извинился и уединился, чтобы сделать несколько телефонных звонков.

— Маньячка из Майами, — вполголоса объявил Крис, когда они с Алекс остались вдвоем.

Она явно изумилась.

— Эта долго держится.

— По-моему, она уже кончается. Он приказал отправить ей обычное бриллиантовое колье.

Алекс негромко рассмеялась.

— Так что она уступит место Сирене из Сиднея.

Она имела в виду наследницу миллионера-скотовода из Австралии, которую Джаред в последнее время несколько раз сопровождал на благотворительные вечера. Эти прозвища стали забавой для Криса и Алекс почти с самого начала их совместной работы. Джаред был знаменит тем, что рядом с ним постоянно находились прекрасные женщины, которые скорее всего и спали с ним.

— А куда пропала Тайна с Таити? — поинтересовалась она, имея в виду женщину, которая неотступно преследовала Джареда уже несколько месяцев.

Крис улыбнулся.

— Она забыла упомянуть о том, что у нее есть муж.

— Да что ты!

— Угу. Ему за семьдесят. Страдает подагрой. Как только босс об этом узнал, он ей прямо сказал все, что думает о неверных женах. Она отбыла домой, как только муженек пригрозил, что больше не выдаст ей денег. — Он встал, налил две чашки кофе и одну из них вручил Алекс. — А почему это у тебя в жизни нет любовника из Лос-Анджелеса? Конечно, ты понимаешь, что сначала должна показать его мне и получить мое одобрение.

Алекс мысленно содрогнулась, вдруг вспомнив, как ее отец бесцеремонно изучал каждого молодого человека, с которым она встречалась.

— Мое расписание не оставляет места для дополнительной деятельности, — ответила она, не сдержав зевок.

— Тогда нам, видимо, следует изменить время вашей работы, чтобы предоставить вам больше свободы.

Алекс и глазом не моргнула на враждебность, прозвучавшую в голосе Джареда, который как раз вошел в салон.

— Мне не нужны особые условия, мистер Темплтон, — лениво протянула она. — Раз вам удается вести богатую личную жизнь, то и я наверняка смогла бы — если бы захотела.

И Джаред снова мысленно попытался представить себе, каким был бывший муж Алекс. Что за человек превратил ее в эту механическую копию прелестной женщины?

Алекс смотрела, как ее босс идет через пассажирский салон. Иногда ей начинало казаться, что он демонстративно подчеркивает ради нее свою мужскую привлекательность. Внешность у него была очень интересная, хотя красивым, по обычным меркам, его не назовешь. Такие люди с годами становятся только привлекательнее, и она признавалась себе, что как мужчина он ее просто завораживает. Однако дальше дело не пойдет. Такой интерес представлял бы собой опасность для ее спокойствия.