— Можно?

Ректор оторвался от бумаг и поднялся:

— Пожалуй, если бы было нельзя, тебя бы предупредила моя помощница, — улыбнулся он, обнажая острые клыки.

Девушка моментально покраснела, вывод был элементарный. Просто она хотела быть вежливой, а выставила себя дурой.

— Вовсе нет, — внезапно прервал ее размышления слегка мурлыкающий мужской голос. — Эмпатия, — тут же объяснил ректор, заметив недоумение на ее лице, — а то был ответ на твои размышления.

Виола с интересом рассматривала стоящего перед ней мужчину. Лаоли внешне были похожи на людей — туловище, голова, руки и ноги соответствовали. А дальше начинались сплошные различия. Кожа светло-синяя с более темными или даже черными, похожими на тигриные, полосами на спине и конечностях. Сзади хвост, который служил отнюдь не только для удерживания равновесия, и был весьма подвижным. Уши были вытянутыми и увенчанными крохотными кисточками, они живо выражали эмоциональное состояние своих хозяев. Волосы заплетены в длинную косу темно-синего цвета. Глаза казались явно увеличенными (опять же если сравнивать их с человеческими), ярко-желтыми с вытянутыми зрачками. Ректор Азар Неорей был прекрасным представителем своей расы — высокий, с широким разворотом плечей и обаятельной улыбкой, которую не портили даже длинные острые клыки, виднеющиеся из-под верхней губы.

— Готова слушать? — поинтересовался он, снова заставляя девушку чувствовать себя не в своей тарелке.

— Да, — кивнула Виола, стараясь не думать ни о чем. Эта абсолютная телепатия порядком раздражала.

— Меня тоже, — согласился Азар.

— А можно уже ближе к сути? — не выдержала девушка.

— Поскольку ты являешься одним из лучших студентов, специализирующихся на медицинской алхимии, было решено по окончанию обучения направить тебя на практику в правительственную алхимическую лабораторию Ассары.

Виоле показалось, что она либо спит, либо ослышалась. Это же мечта едва ли не всех выпускников ее кафедры!

— Ни то, ни другое, — вернул ее к реальности ректор.

— Можно не лезть в мою голову? — она уже начала раздражаться, поэтому решила не поднимать глаз.

— А так веселее, — ничуть не смутился Азар. — А ты, значит, не такая пай-девочка, как кажется многим?

— Разочарованы? — фыркнула она, успокаиваясь.

— Наоборот, — ухмыльнулся мужчина, продолжая расхаживать вдоль своего стола.

— Итак, — Виола решила не обращать внимания на подколки и думать логически, — уведомление про практику вы могли прислать в мою комнату, не вызывая для личного общения. Чего будет стоить мне такое предложение? — быстро пришла она к определенному выводу.

— Молодец, люблю быстро соображающую молодежь, — согласился ее собеседник.

— Спасибо, — поблагодарила девушка, — но можно все же ответить на мой вопрос?

— Возьмешь курировать первокурсницу?

— Кого? — девушка прекрасно отдавала себе отчет, что это мизерная плата за воплощение своей мечты.

— Мою дочь.

— Согласна, — решилась, но все же после этого уточнила: — и докладывать вам?

— Нет, — ректор хмыкнул, — просто проследи, чтобы она не ввязывалась во всевозможные неприятности.

— Я попала? — до нее начало доходить, что где-то она продешевила

— Но отказаться ты уже не можешь, — поспешно заговорил Азар, прочитав ее сомнения.

* * * 

Киара, чуть сморщившись, осматривала академию, которой так гордиться отец, которую он любит намного больше чем что или кого-либо, ведь это его детище…

Надо признать, академия впечатляла, являясь по размерам небольшим городом, в котором шумно и весело протекает жизнь одетой в одинаковые костюмы молодежи. Хотя не совсем одинаковых — форма различалась по цветовой гамме, помогая таким образом «на глазок» определять принадлежность студента к той или иной кафедре. Особое внимание привлекали белые плащи некоторых из них, представителей так «любимого» отцом студсовета. В целом это место могло бы ей понравиться, если бы многочисленные правила, и излишек ограничений. Да и слишком много внимательных глаз, следящих за их исполнением. Причем этими наблюдателями могли оказаться как учителя, так и студенты. Интересно, неужели они не понимают, что можно жить намного интересней и забавней, если не думать каждый раз, не нарушишь ли очередной догмат в том или ином случае., ступив делать что пожелаешь намного интересней намного забавней? и уж конечно не так раздражает.

К тому же любимый отец решил приставить к ней няньку, или шпионку, это уж кому как больше нравится, что конечно не лезло ни в какие ворота, в конце концов она взрослая самостоятельная лаоли! И сегодня ей с этой нянькой знакомиться. То, что отец не доверял ее благоразумию, раздражало, в конце концов он не прав, она будет бороться а свое право быть независимой, может даже будет получать стипендию, а еще она добьешься отмены формы ведь это угнетение прав студентов на самовыражение, она станет вестником своободы который снимет с этой академии оковы несправедливых правил и запретов… глаза лаоли затянулись мечтательной дымкой, а воображение рисовало благодарных студентов, отца утерающего хвостом слезы… умиления, конечно же слезы умиления и ни как иначе, а рядом с ней будут стоять верные товарищи и последователи.

Девушка не хотела поступать сюда, ей хотелось путешествовать. Как-то раз, еще малышкой, она отыскала на полках отца зарисовки из самых разных мест близлежащих миров, и с тех пор ее мечты занимали именно эти далекие и столь притягательные места. С другой стороны пребывание в академии такую возможность ей могло предоставить, именно поэтому скандалила она с отцом перед сдачей вступительного экзамена только для вида.

Вот только первая вылазка на задание в другое пространственное измерение планировалось не раньше чем через два-три месяца после начала занятий. Скучно. Значит, надо будет развлечь себя в это время несколько иначе. И, кажется, она уже выбрала кандидатуру для своих шуточек.

Первая пара под названием «теория магических потоков» прошла для девушки по касательной. Неоднократно слушая споры отца с друзьями и соратниками у себя дома, она, пожалуй, знала по этой теме очень многое. Может, стоит попробовать сдать это экстерном? А главное, ей очень хотелось спать. Девушка была любительницей поспать подольше и ранние подъемы по расписанию академию сбивали ее природный график. Поэтому по утрам добиться от нее чего-то внятного было проблематично. Устроившись на галерке, она благополучно посапывала, лишь изредка шевеля кисточкой на хвосте. Эта часть тела свисала с плеча в поле зрения преподавателя, демонстрируя активность своей хозяйки.

Второе занятие, посвященное теории магических потоков прошло куда как более активно. Преподавательница — невысокая лаоли с несколько невыразительными светло-желтыми глазами и светлой расстрепанной косой, что заставило Киару поморщиться, явно владела не только теорией, но и практикой. Она быстро привела в рабочий порядок нескольких позевывающих студентов, просто сотворив у них над головами по ковшу с водой. А девушка порадовалась, что она в их числе не оказалась, а чувство уважения к соплеменнице выросло на порядок. Дальнейшее время она методично записывала в конспект лекцию и зарисовки сплетений, поскольку внутреннее чутье подсказывало: с этой преподшей сталкиваться лбами себе дороже.

Следующий час занятий так же преподнес свои сюрпризы.

— Добрый день, мои дорогие студенты! — рывком распахнулась дверь аудитории, и, чуть покачивая бедрами, вошла молодая женщина, которой с успехом могло быть как двадцать пять, так и двести пятьдесят — маги ведь долго живут.

Урсула Дарго обвила замерших студентов голодным взглядом. Часть из них совершенно ошарашено смотрели на ее весьма смелое декольте. К тому же она не любила нижние белье. Так что простота для фантазии почти не оставалось.

— Итак, мои дорогие, я ваша любимая учительница можете звать меня Урсулой, и я уверенна, — женщина облизнула полные губы, — мы с вами будем очень дружить. Так ведь? А пока пишем… Покер, основные его разновидности.

— Прошу прощения, учитель, — один из студентов поднял руку и всячески старался избегать взглядом смотреть на короткую юбку, — а разве мы не основы…

— Мальчик мой, — прервала его Урсула, мгновенно оказавшись рядом. Уперевшись ладонями в парту, она наклонилась так низко, что уровень выреза оказался как раз на уровне глаз парня, — поверь я лучше знаю что вам нужно…

— Прошу прощения, арана[1] Урсула, — дверь приоткрылась, и в класс вошла девушка в форменном платье и белом плаще. — Я хотела бы вам напомнить просьбу ректора не пугать первокурсников.