Итак, стоит особенно присмотреться к отпрыскам влиятельных семейств Ассары.

* * * 

Еще пару месяцев назад, близнецы не знали, что им уготовано. Каждый год в их высшем учебном заведении проводился научно-магический фестиваль. Команды, которые выигрывали, всегда получали шикарный приз. Каждый год он менялся, но всегда оставался чем-то особенным. Что именно представлял собой вожделенный выигрыш, становилось известно только перед оглашением победителей, но еще ни разу он не был плохим.

— Лиан, представь, если в этом году будет путевка на острова Каларес. Судя по рекламе там шикарно! — прыгала от радости вокруг молодого парня Лиин. — Давай выиграем этот конкурс!

Брат посмотрел на девушку и улыбнулся: у него уже появилась идея, как сделать так, чтобы сестра осталась довольной.

Принять участие можно было только начиная с третьего курса, и молодым нелюдям такая возможность представилась впервые, и они не собирались упускать чудесную возможность.

* * *

Лиин и Лиан Ювиренс принадлежали к расе карисов, внешнее похожих на людей существ с той лишь разницей, что имели одну сущность на двоих и две ипостаси. Но, пожалуй, стоит разобрать это по порядку. У карисов рождались только близнецы, всегда. Считалось, что одна душа делилась надвое, создавая одну сущность в двух телах. У женщин, которые за свою жизнь могли лишь раз выносить потомство, никогда не рождалось непарное количество детей. И семья Ювиренс не стала исключением.

В человеческой ипостаси оба молодых нелюдя были очень привлекательными внешне: ростом под метр семьдесят, несколько хрупкие, смуглые с черными волосами до пояса у Линтерины и до плечей — у Максимилиана. Причем цвет шевелюры менялся в зависимости от настроения. Хоть глаза цвет не изменяли, всегда оставаясь ярко-зелеными с коричневыми вкраплениями. В боевой ипостаси цвет кожи становился серебристым, а уж пробить ее не представлялось возможным обычному оружию. Ногти на руках удлинялись, а иногда, в случае крайней опасности можно было призвать призрачные крылья.

Не смотря на то, что у этой парочки было распределение стихий: у Лиин склонность к магии воды и воздуха, у брата — земли и огня, оба были редкостными экспериментаторами, от которых могли пострадать… окружающие.

Хотя брат был старше, пусть и на десять минут всего, но в их компании главенствовала Лиин, юркая, пытающаяся везде быть если не первой, то просто участвовать. Лиан же на фоне неугомонной девушки смотрелся не просто спокойным, а даже флегматичным. Они оба не терпели, когда им пытались приказывать или давить. Но если брат еще мог принимать логику и рационализм в таких вопросах, то на сестру даже такая тактика не действовала — она уступала, чтобы виртуозно позже отомстить. И не всегда эти подколки были безобидными.

* * *

Через две недели после памятного разговора накануне начала фестиваля, Лиин и Лиан стояли перед трибуной, испытывая волнение и жгучий интерес: кто же выиграл, и что за приз?

— В этом году призом за лучший эксперимент будет… — глашатай выдержал длинную паузу, от чего все присутствующие напряглись, затаив дыхание, а затем торжественным тоном продолжил, — грант на три года обучения в лучшей академии магии Сайоран!

В наступившей тишине, послышался яростный женский шепот:

— Лиан! Не хочу выигрывать! Лиан, сделай что-то, ты же самый умный артефактор в академии.

— Лиин успокойся, вряд ли мы победим. Атекар и Сарена лучше нас подготовили задание, — успокаивающе погладил сестру парень.

— Что? Мы проиграем этим Салтерам? Ни в жизнь! А с другой стороны… ладно, лишь бы не выиграть этот приз, — пробурчала девушка.

Вокруг этой парочки образовалась пустота, все внимательно прислушивались, не желая пропустить развлечение. В академии семейство Ювирес всегда было если не первым, то все равно лучшим. Да и сама девушка была первой красавицей, а ее брат славился своими мастерством и спокойным характером. И его искренне обожали, что порой он сдерживал неугомонную сестру.

Тем временем глашатай продолжил:

— Итак, победители этого года,— снова пауза, — близнецы Ювиренс.

Пронзительный визг пронесся над площадью

— НЕТ!!! За что??? У-у-у!!!! — взвыла Линтерина. — НЕ ХОЧУ!

Брат успокаивающе погладил ее по плечу. Но тихие смешки конкурентов только больше распалили девушку.

— Мы можем отказаться от приза в пользу семейства Салтера? — поинтересовалась она, недобро прищурившись.

— Нет, не можете, поэтому прошу принимайте свой приз, — директор прямо лучился счастьем. Наконец эти двое станут головной болью не ему, а директору Сайоран. Близнецы постоянно своими выходками портили жизнь как учителям, так и самому студсовету: то сорвут выборы президента класса, то президента академии, то лаборатория взлетит в воздух. Одним словом — редкостные шалопаи. Причем заправляла вечно сестра, а брат был исполнителем ее прихотей.

* * *

— Мама, мы не хотим в Сайоран. Нам и здесь хорошо, — ныла Лиин.

Когда нервничала, она всегда говорила за двоих. Брат, будучи чаще всего молчаливой поддержкой, мысленно, через их связь, подбадривал.

Но строгая мать, не слушая возгласов и нытья отпрысков, оставалась непреклонной. В душе она хоть и грустила о предстоящем расставании, но прекрасно понимала, что такой шанс — попасть в лучшую академию магии галактики — предоставляется раз в жизни. А если учесть, что их планета только недавно вошла в Ассарский союз, то ее дети станут первыми из карисов, получившими столь блестящее образование. И портить будущее обоим детям, идя на поводу капризов дочери, не собиралась.

После отъезда близнецов все в городе вздохнули с облегчением. Жизнь потекла своим чередом, строители отстраивали разрушенное «на прощанье» крыло академии, учителя надеялись, что те еще не скоро вернуться, и только родители грустили за отпрысками. На то они и родители. 

Глава 2

Забежав в приемную на следующий день перед началом занятий, Гелари с удивлением посмотрела на распластавшихся на диване старост старших курсов. Судя по выражению их лиц, а так же факт, что Мира, ангелесса, не спорила с бесом Каниталем, а молодой темный эльф Вилиэль вообще похоже задремал, они как минимум совершили подвиг.

— У нас что-то случилось? Студенты старших курсов взорвали общежитие или лабораторию? Применили на ком-то из младших чары и теперь не знают как снять? — это были одни из самых возможных причин такого состояния обычно даже через чур энергичных старост.

— Если бы, — простонала зеленоволосая Шииирин, представительница редкой ныне расы русалок. — Ко мне треть потока подошла с требованием объяснить, что у него со стипендией.

— Везет тебе! — откликнулся Ник, человеческий маг, — меня пытался перехватить едва ли не каждый второй, и всех помимо своей стипендии еще и моя интересует, а ее, между прочим, я два года назад последний раз получал!

— Как и все мы, — вздохнула русалка.

— Зато будут отметки в дипломе о работе старост, и сам можешь выбирать себе задания, кроме обязательных. Или тебе хочется чаще общаться с Урсулой? — несколько язвительно поинтересовалась Мира.

— Хотите, я вам кофе сделаю? — предложила девушка, прекрасно понимая их состояние.

— Хотим! — подорвались старосты, а в глазах появилось оживление.

— А можно мне чай из водорослей? — тихо попросила Шииирин.

— Тогда мне ложку коньяка в кофе! — воодушевился бес Каниталь.

— А мне зеленый без сахара, — это уже Мира.

— Будь добра, черный чай с лимоном, — Вилиэль.

— Не запомнит, — безнадежно вздохнул один из новеньких — красивый высокий лаоли.

— Все правильно принесет, — не согласился Ник.

— Думаешь? — с сомнением протянул бес, задумчиво потерев щеку кисточкой хвоста.

— Готов поспорить, — моментально откликнулся маг.

— И на что? — подстрекающее вклинился светлый эльф, заслужив удивленные взгляды окружающих.

— Десять золотых, — откликнулся Ник, прикинув, что таким образом может поправить финансовое положение, при этом избежав дополнительного задания.

— По рукам!

Гелари вошла в комнату, осторожно неся перегруженный поднос, и, уже расставляя напитки, посмотрела на расстроенного беса и покачала головой.

— Ник, пятую часть выигрыша сдашь в кассу студсовета.

— Произвол, — возмутился маг.

— Обычное налоговое отчисление с заработанных денег, — пожала плечами аллари. — И вообще, мы должны подавать пример студентам.

— Так мы и подаем, — возмутился Ник, цапая из вазочки печенье. — Я ведь со студентами на деньги не играю.

— Еще чего не хватало! Мне прошлого раза довольно было, — фыркнула девушка.