— Еще раз…

— Ты издеваешься? — запричитал Тиур… — Акенкара выбрали президентом студсовета, а меня секретарем…

Фредерик сполз по стене от хохота — паника брата была понятна. Последние три президента на своих секретарях женились, к тому же… заявки на эти посты они подавали исключительно на спор.

* * *

Вечер. Заходящее солнце золотило малую гостиную городского особняка Ретаро. Молодая женщина чему-то улыбалась, перед ней на столе стояла чашка обжигающе горячего кофе и чашечка мятного чая, с минуты на минуту он должен был вернуться.

Грейд возник прямо по середине комнаты, шагнув из малого телепорта, и улыбнулся жене.

— Добрый вечер, — мягко ответила она такой же улыбкой. — Ты сегодня поздно, что-то случилось?

— И это учитывая, что я просто сбежал, — хмыкнул он, на миг прижавшись к Гелари и целуя ее в лоб. — Отец, сославшись на болезнь, сбросил на меня свою работу.

— Болезнь, — нахмурилась Гелари, — странно, он не выглядел больным, когда забирал Иридана в парк?.. Знаешь, наверно, это эпидемия, пол часа назад Рейн сказал, что дед тоже ушел с заседания, сославшись на болезнь.

— Ага, ты спроси у Виолы, что за «эпидемия». Могу поспорить, что она тебе выдаст какое-то оригинальное название, под которым будет иметься в виду лишь одно: отлынивание от работы, чтобы погулять с внуками.

Гелари честно старалась сдержать смех.

— Знаешь, если я от своего деда еще что-то подобное и ожидала, то от твоего отца — нет, страшно представить, что с ним будет, когда родится девочка.

— Ну, если она будет светловолосая и зеленоглазая, то Адриан, возможно, перестанет бурчать, что ты испортила породу Ретаро, — подмигнул ей демон.

— Ну, не знаю, — серьезно задумалась женщина, — этот вопрос выяснится где-то месяцев через восемь.

Грейд так спокойно поставил чашку на блюдце, что даже не звякнул фарфор, и поднял глаза на супругу. На губах медленно расползалась довольная улыбка.

* * *

Шили поудобней устроилась на каменной плите саркофага, не обращая внимания на то, что снизу царапались, выли и активно пытались вырваться. Небольшой огонек повис над плечом, позволяя рассмотреть ровные строчки в только что пришедшем письме, выведенные красивым каллиграфическим почерком. Демоница поправила очки.

«Привет, Шили! Абсолютно уверен, что опять отвлекаю тебя от важных дел…»

Отвлекает, кивнула некромантка. У нее контрольная по определению умертвий. Хорошо еще, что группа большая — пока проверка до нее дойдет, как раз дочитать успеет.

«…Сколько тебе еще учиться? И вообще, зачем тебе эта аспирантура?!!!!»

Ничего нового, этот вопрос ей задвался с того момента, как он узнал, что она идет учиться дальше — то есть весь последний курс в Сайоране и последующие три года ее учебы в Тайоле. Смысла отвечать на него она не видела.

«…Ладно, фиг с ней, с аспирантурой! Ты когда на каникулы приедешь?! Три года тебя не видел!!!»

Ну вот, как всегда жалуемся, а ей с Таеоля до Ассары надо через пять миров добираться, тем более на каникулах у них проводились дополнительные семинары у лучших специалистов для особо жаждущих грызть гранит науки.

«…Хотя я и так знаю твой ответ: "у меня практика, стажировка…" и так далее. Ну и ладно! Я сам приеду!!!»

Ну-ну, кто ж его сюда отпустит? Таеоль не входит в Ассарский союз миров, а академию Тайоль скорее можно было сравнить с государством в государстве.

«…Следующие три листа можешь не читать, я на жизнь жаловаться буду».

Шили усмехнулась и перевернула указанное количество страничек, решив прочесть их позже уже в своей комнате, и перешла к концу письма:

«P.S.: Поругался с матерью».

С императрицей он начал ругаться с третьего курса, так что ничего удивительного.

«P.P.S.: Поругался с отцом».

С императором — еще раньше.

«P.P.P.S.: Поругался с советом».

Четвертый курс.

«P.P.P.P.S.: Выслушал Грейда. Принял к сведенью и обещал подумать».

Без комментариев.

— Шили, — демоница подняла глаза на подоспевшего преподавателя, — что у тебя там?

— Умертвие класса А, уровень опасности по шкале Лиональ — тринадцать, по шкале Фрьебера — восемьдесят семь, по шкале Триуса семь с половиной! — отрапортовала некромантка, спрыгивая с саркофага и отодвигая крышку. — Плюс ко всему, остаточная псионичекая деятельность.

— Отлично, — кивнул экзаменатор. — Как будем упокаивать?

— В текущей ситуации — руной Альдо.

— Прошу.

На кончиках пальцев Шили засиял яркий огонек, мгновенно принявший форму руны. Девушка стряхнула ее на лоб скалящегося умертвия и мгновенно закрыла крышку.

— Как всегда великолепна! — раздался знакомый голос.

Всегда невозмутимая Шили едва не подпрыгнула от неожиданности, но прежде чем обернуться и проверить, не подводит ли ее слух, посмотрела на преподавателя.

— Свободна, — кивнул учитель, не выразивший удивления от присутвия чужака в святая святых Тайольских некромагов. Девушка подняла с землю сумку, сунула туда письмо, которое все еще сжимала в руке — необходимость читать его отпадала в связи с присутствием в катакомбах его непосредственного автора. Во что она все еще с трудом верила. И тут же сунула необьемную торбу улыбающемуся во все клыки Акенкару.

— Пошли, — скомандовала она, ощущая, как невольная улыбка растягивает губы. 

Примечания

1

Арана — уважительное ображение к женщине.

(обратно)

2

Обращение к незнатному, но богатому.

(обратно)

3

Обращение к вельможе.

(обратно)

4

Любимый (на древнем алларионе).

(обратно)

5

Сайер — любимый.

(обратно)

6

Антея — половинка души (женский вариант).

(обратно)