— Ой, — тихонько взвыла девушка.

— Осторожней надо быть сестренка, а то не смотришь вечно куда садишься, — тихий, вкрадчивый голос брата порядком испугал ее.

— А я-то думала, когда появишься, — медленно, но в тоже время немного зло, произнесла его сестра-близнец.

— Ну ладно, не дуйся, — присев рядом с ней, Лиан тихонько пихнул ее плечом, а потом просто обнял ее за плечики и продолжил, — просто твоя идея помахивает детством, и вряд ли из-за нее тебя выгонят, быстрее просто накажут.

— У тебя есть идеи получше? — глаза девчонки заблестели. — Выкладывай!

На утро все студенты и работники академии, были возмущены, а в студсовет посыпались жалобы. Да и ректора не оминула та же участь: человек пять преподавателей подавали заявку на компенсацию их материального ущерба.

Наша парочка карисов, спокойно сидела в столовой. На их безмятежных лицах не было и намека на совершившуюся пакость. Вот только цвет волос был цвета морской волны, выдающий переполнявшее удовольствие… Как хорошо, что в академии еще не знали о специфики смены цвета их шевелюр.

В столовую влетела девушка, со стороны ее поведение было сродни поведению сороки — такая же подвижная и шебушная. Ее писклявый голос разнесся по всей столовой:

— Вы знаете! Нет, вы не знаете! Сегодня ночью кто-то покрасил скамейки магической краской с асной!

Дело в том, что данная краска использовалась всегда лишь на празниках-карнавалах, когда надо было придумать в срочном порядке наряд, а под рукой находилась разве что белая простыня. Именно на ткани они принимала самый причудливый вид, раз за разом принимая новый рисунок, напоминающий корявые детские рисунки или кляксы. Да и отстирать ее можно было и не пытаться. В целом, через десять часов она теряла свой эффект, превращаясь в обычный бесцветный лак, но одежда все равно была уже испорчена.

Все, кто был в столовой и еще не успел посидеть на скамейках, разразились смехом, представляя, во что превратилась одежда тех несчастных, кто любил по утрам отдыхать на парковых лавочках. А таких было немало. Чаще всего перед парами там встречались влюбленные, разные компании и команды, ученики, делающие на ходу домашнюю работу. А еще на скамеечках любили по утрам посидеть преподаватели, причем те, что постарше.

— Это еще не все, — в общий смех вклинился писклявый голосок. — Ректор пообещал, что с провинившихся снимет всю стипендию, если найдет.

Близнецы мысленно усмехнулись, их взгляд так и говорил: вы сначала вычислите.

Лиин уже не спешила домой. Девушка решила тут хорошо развлечься — еще ночью после проказы у нее назрели планы на ближайшие месяцы пребывания в Академии. Домой она всегда успеет, а развлечься в знаменитой Альма Матер всех магов… когда ей еще дадут такой шанс?

Глава 3

Одна из самых необычных преподавательниц академии рассматривала огромную кипу бумаг, небрежно рассыпанных по полу. Урсула скривила губы и подошла к шкафу. Конечно, ректор просил составить списки команд на эти задания и хотя бы несколько из них отправить на задания, но это было гораздо менее важным, чем выбор платья на сегодня. Обнаженная женщина смотрела в зеркало, отражавшее ослепительную красавицу, существо невыразимо притягательное и манящее. В темно-зеленых глазах мерцали таинственные искорки, словно приглашая разгадать тайну, а несколько полноватые чувственные губы обещали неземное наслаждение. Так, по крайней мере, ей говорили ее многочисленные любовники. Тонкие пальчики перебирали висевшие в гардеробе платья, пока взгляд Урсулы не остановился на тонком серебристом шелке. Накинув широкую тунику, которая едва скрывало совершенное тело, женщина еще раз бросила взгляд в зеркало и улыбнулась отражению: полупрозрачный шелк стекал по плечам, обрисовывал высокую грудь и небрежными складками заворачивался во круг ног…

— Ну, и кто же у нас пойдет выполнять задания? — задумалась Урсула, одевая на тонкое запястье уже двадцатый браслет с колокольчиками. — И, главное, что они у меня будут выполнять?

Чуть прикусив нижнюю губу, женщина рассматривала десятки колец, лежащие перед ней.

— Думаю, вот это, — небольшой голубой конверт взмыл вверх, укладываясь на письменный стол, а Урсула надела на палец перстень с бирюзой и вдруг четко назвала три имени, которые рядом с заданием написал магический самописец.

Последующие десять минут, она от души развлекалась, левитируя с пола конверты с заданиями и тут же спонтанно называя имена. Некоторые из них она вообще слышала впервые, но они рождались в уме спонтанно, единственно правильные из возможных комбинаций, которые бы гарантировали успешный исход.

Что ж пора было идти к ректору.

* * *

Азар Неорей чуть вздрогнул, когда увидел, кто вошел в его кабинет и закрыл дверь. Ладно бы она ее просто закрыла, так Урсула еще и зачаровала ее. Увидев выражение ее глаз, ректор сглотнул и подавил порыв вытереть выступившую испарину кончиком хвоста.

Как бы он хотел ее уволить! Но оракулы были наперечет, и так исправно исполнять работу, как делала эта женщина, пока не смог почти никто. А эти «почти» были еще хуже в общении, нежели арана Дарго

— Что вас привело? — он старался говорить сухо и спокойно.

— Ваше задание, — мурлыкнула женщина, игнорируя кресло для посетителей и садясь на стол, от чего шелк на груди еще сильнее натянулся, обрисовав все что можно, да и нельзя…

Азар не в первый раз уже пожалел, что кресло стоит так близко к столу и отступать некуда.

— Какое именно? Я давал вам много заданий, но большинство из них вы с успехом проигнорировали.

— Они такие скучные, — вздохнула Урсула, подбираясь ближе. — Я уверенна, что есть гораздо более интересные вещи, которым мы могли бы посветить наше время… — тонкие пальчики женщины легли ему на ладонь.

— Урсула, я не один из ваших студентов, — попытался воззвать к голосу разума ректор.

— И что?— совершенно искренне изумилась женщина. — Мне это совершенно не мешает.

— У меня дочь…

— И? — фыркнула она. — Прикрываться малышкой не очень хорошо…

— Я хотел сказать, что вы мне могли бы годится в дочери, — ректор поймал себя на банальном лепетании, никак недостойном его.

— Это очень многообещающе, а то обычно у меня наоборот, — хихикнула оракул, находясь на грани того, чтобы перекочевать со столешнице прямо Азару на колени.

— Урсула, — рыкнул он, отодвигая ее подальше, и стараясь не задумываться, что ощущают, точнее, чего не ощущают под тонкой тканью. — У вас было дело.

— Ах, какой вы скучный, — ничуть не обиделась женщина. Она не обижалась, сталкиваясь с очередным отказом, она их просто не воспринимала всерьез. — Ну ладно. Я относительно этой проклятой анамалии…

Азар Неорей украдкой вздохнул: вроде пронесло, но надо помнить, что оставаться с этой женщиной наедине — чревато. Правда, можно было бы уступить, тогда она, скорее всего перестала бы его методично домогаться… Пока воображение не свернуло в опасную на данный момент область, чем эта… анара не преминула бы тут же воспользоваться, он решил закончить предыдущую мысль. А до этого он думал, что быть одним из многочисленных трофеев как-то не хочется.

— Справиться с ней смогут эти трое…

— Сколько? — ректору показалось, что он ослышался. Но взглянув на перечень имен, он не удержался от следующего возгласа: — Он?!

* * *

Гелари устало посмотрела на конверт на столешнице.

Она собиралась уже уходить, прибывая в твердой уверенности, что справилась со всем, когда заметила послание. Неужели еще одно?! Она и так почти два часа разбирала корреспонденцию, а сейчас вот еще и это…

Впрочем, девушка быстро успокоилась, поняв, что это за письмо появилось перед ней в симпатичном голубом конверте. Он содержал уведомление о необходимости выполнить обязательное для старшекурсников командное задние. Как обычно, ни смысла задания, ни где оно будет проходить, ни даже состава группы, в которую она пойдет — только дата и время, в которое необходимо появиться у телепорта.

Интересно кто додумался назначить отправку на пять утра?

Гелари зевнула и поправила сумку на плече, направляясь к нужному порталу. Ранний подъем переносился особенно тяжело, учитывая, что она полночи возилась с бумагами. Радовало одно: что на такие задания можно было отправляться не в обычном форменном платье академии, да еще и в белом плаще представителя студсовета, а в чем-то удобном и немарком. Сейчас девушка была в черных брюках, черной водолазке (гениальном изобретении одного из техногенным миров) и жилете-разгрузке цвета хаки. Место изящных туфелек заняли удобные мокасины. Впрочем, наличие косы осталось неизменным.