Губарев слушал внимательно, уточнял детали. Информация была полезной. Можно сказать, появились первые подозреваемые. Манипуляции с книжкой и баночкой крови указывали на какой-то ритуал. Значит, и убийство носило ритуальный характер. Губарев не сомневался, что в таинственной баночке была кровь именно убитого возле озера. Как потом заключила экспертиза, капли крови с надгробия и кровь убитого оказались одной группы. Значит, двое парней... Губарев попытался выведать черты лиц этих неизвестных, чтобы, по возможности, составить фоторобот, Но Забродский категорически отвечал, что лиц не видел. Встреть он этих парней на улице - не узнал бы.

Сотрудники милиции еще неделю дежурили возле кладбища, но все прочие задержанные бомжи не могли что-либо добавить к рассказу Забродского. Еще неделю Губарев держал засаду возле окропленной кровью могилы. Но больше никто не приходил туда для совершения ритуалов.

Раскрытие убийства у озера зависло. Предположение Губарева, что может начаться серия подобных убийств, к счастью, не оправдалось. Во всяком случае трупов с характерно перерезанным горлом не находили. Правда, среди "потеряшек" увеличился процент молодых людей до 17 лет, но это могло быть случайностью...

Прошло три месяца. Подразделение Губарева работало над раскрытием нападений на несовершеннолетних девочек. Мужчина с жиденькой бородкой невысокого роста подстерегал жертвы в подъездах, нападал и, угрожая ножом, совершал развратные действия. Если девочка не подчинялась, насильник безжалостно наносил удары клинком. В трех случаях потерпевшие скончались от ран. Число жертв перевалило за пятьдесят и местные милиционеры прозвали преступника Чекотило. Сотрудники милиции уже имели фоторобот преступника, составленный со слов многочисленных пострадавших, были известны его повадки, способы совершения преступлений. Если негодяй не остановится, его в скором времени возьмут. Огромный Невский район был взят под наблюдение. Однако, день, когда маньяка, наконец, схватили, был для Губарева не таким радостным, как он хотел бы.

В том же Невском районе в подъезде дома на Народной улице ночью было совершено убийство. Труп мужчины утром обнаружили соседи. Они заметили, что дверь одной из квартир приоткрыта и заглянули туда. Окровавленный хозяин квартиры лежал у порога. Рядом валялось ведро с мусором. Об убийстве сообщили по 02. Искавшие маньяка в Невском районе и поэтому находившиеся неподалеку от указанного адреса оперативники приехали быстро. С ними был Губарев. Поверхностный осмотр показал, что совершено разбойное нападение. Из квартиры пропали ценные вещи. Раскрытие таких преступлений было не в обязанностях Губарева, он собрался уходить, но в это время убитого перевернули на спину. Губарев вздрогнул. Напавшие перерезали мужчине горло и сделали на лбу разрезы в виде сатанинского креста. Губарев где-то видел такой знак... Он вспомнил! Точно так же был изукрашен лоб убитого возле озерца в Шуваловском лесопарке. Губарев остался в квартире, чтобы участвовать в более детальном осмотре. Он не уехал даже когда ему позвонили и сообщили о задержании невского Чекотило. Губарев знал, что убийство в этой квартире - не последнее для двух парней с шуваловского кладбища. Они уже дважды убили и это им сошло с рук. Они только входят во вкус.

Преступники напали на хозяина квартиры, когда он открыл дверь, чтобы вынести мусор. Грабители ждали этого момента на лестнице. Неужели их никто не видел?

Дневной поквартирный обход не дал результатов. Никто не заметил подозрительных личностей, шума борьбы и криков не слышал. Но днем в редких квартирах оперативники заставали жильцов. Вечером могут быть другие результаты.

Приехав на Литейный, 4, Губарев зашел в кабинет подчиненных посмотреть на задержанного "Чекотило". Тщедушный, испуганный невысокий человечек трясся и подробно рассказывал как и где нападал на девочек. Задав пару вопросов, Губарев сделал вывод, что задержанный психически не здоров и потерял к нему всякий интерес. Дело сделано: негодяй схвачен. Теперь на первый план вышла парочка серийных убийц.

Губарев взял розыскное дело по убийству в лесопарке. Сначала он сравнил разрезы на лбах убитых. Они в деталях повторяли друг друга. Но на этом сходства в убийствах заканчивались. Многое не сходилось. Во-первых возраст убитых. У озера был молодой парень. Убитый хозяин квартиры был примерно сорокалетним. Первое убийство сопровождалось какими-то ритуальными действиями. Преступники жгли на кладбище костер, манипулировали банкой с кровью убитого и какой-то книгой. Во втором случае - обыденный, по меркам 2 отдела УУР, разбой с убийством. Губарев стал сомневаться в своих выводах, но вечером из Невского РУВД сообщили, что найден свидетель, который видел на лестнице двух парней, один из которых держал в руке фуражку. Свидетель запомнил это, так как его поразил фасон головного убора. Фуражка была очень похожей на те, что носили офицеры немецкого гестапо.

Это была очень ценная информация. Снова двое и снова один из них в фуражке с высокой тульей. Но зачем он ее носит? Это же бросающаяся в глаза примета! Объяснение было одно: фуражка - атрибут ритуала убийства. Губарев попросил сделать со свидетелем фотороботы неизвестных.

Столкнувшись с признаками рутуалов в преступлениях, Губарев обращался за консультациями к психологу, специалисту по маньякам, доктору Арефьеву. На этот раз такая консультация была просто необходима. Губарев поехал на встречу с ученым в Юридический университет МВД. Выслушав полковника, доктор стал вслух размышлять о психологических аспектах в двух совершенных убийствах. Особенное развитие получила мысль о возможных последователях оккультизма, процветавшего в высших эшелонах власти Третьего рейха. Если один из убийц носит фашистскую фуражку, возможно, он подражает нацистам.

Доктор пообещал через неделю изложить свои соображения письменно.

В следующую среду, почти одновременно с получением рекомендаций доктора Арефьева, Губарев получил сообщение, которого следовало ожидать. Еще одно похожее убийство.

На этот раз мужчину лет сорока зарезали на территории коллективной автостоянки. Судя по всему, потерпевший вечером ставил в гараж машину. Убийцы напали, когда он открыл калитку гаража. Мужчину втолкнули внутрь, избили, перерезали горло. На лбу Губарев увидел характерные порезы. Убийцы снова оставили свой фирменный знак.

Это был вызов. Третье убийство неизвестные брали на себя. Они как бы расписывались, говоря, что их не поймать, что они не боятся. Эта самонадеянность, конечно, злила.

Опрос сторожей автостоянки и владельцев гаражей ничего не дал - никто ничего не видел и не слышал.

Утром Губарев собрал оперативный состав и сообщил материалы аналитической группы Управления. В городе в разные промежутки времени совершено три однотипных убийства. Судя по почерку, действовали одни и те же лица. Предположительно, двое юношей. Один из них очень высок ростом, имеет военную немецкую фуражку. Мотивы убийств противоречивы. С одной стороны это обычные разбойные нападения: все трое убитых были ограблены. С другой стороны, преступники зачем-то вырезают зигзагообразные линии на лбах потерпевших. В одном случае бандиты наполнили кровью жертвы банку и разбрызгали ее на кладбище. Возможно, это был ритуал, к примеру, сатанистов. И мотивы убийства - отправление культа какого-нибудь злого божества.

На основании соображений доктора Арефьева и справки аналитической группы УУР Губарев с сотрудниками разработали план розыска жестоких убийц. По традиции угрозыска неизвестным было присвоено прозвище. Оно родилось во время обсуждения эпизода на кладбище. Неизвестных прозвали антихристами.

В следующую среду под вечер было совершено еще одно похожее убийство. Описание не оставляло сомнений - еще один мужчина погиб от рук антихристов.

К розыску убийц были подключены сотрудники из других отделов Управления угрозыска, к группе Губарева было прикомандировано несколько оперативников районных подразделений. Поиск велся по многим направлениям.

Часть сотрудников проверяла молодежные общежития. По предположениям доктора Арефьева преступники скорее всего не местные. На этажах многих зданий сотрудники милиции интересовались: не проживает ли здесь человек, у которого есть фуражка с фашистской символикой.

Агентура в криминальной среде также выпытывала сведения о человеке с немецкой фуражкой.