- Не уверен, что папаша изложил суть яснее, чем это сделал перед смертью дядя Флориан. Опять туманно...

- Так оно и было, - подтвердил неизвестно чем довольный Ендрусь. Кажется, он совсем не обиделся.

- Ничего, мы понимаем, - живо отозвалась Кристина. - Сами подумайте, что могла сделать несчастная Антуанетта, обнаружив такое сокровище после бегства своего жениха? И после того, как влюбилась в вашего Мартинека? А что влюбилась, так я головой ручаюсь! Мы с Иоаськой уже думали над этим. Ведь ее бывшего жениха сначала обвиняли в убийстве виконта, а она зла ему, жениху, не желала и сначала могла спрятать алмаз, чтобы скрыть вещественное доказательство преступления. Шло полицейское расследование, девушка не знала его нюансов, мало ли что. А потом, когда невиновность Шарля Трепона оказалась доказанной, решила оставить алмаз себе. К этому времени уже влюбилась в Мартинека, уже решила стать его женой, уже решила уехать в Польшу. Многое для нас остается неясным, не все перипетии истории Нуармонов и Пшилесских отражены в сохранившейся корреспонденции, поэтому наверняка сказать трудно. Мы приняли первую версию. Из уважения к Антуанетте, Антосе, одной из представительниц вашего рода.

Я оседлала своего любимого конька и произнесла краткую речь в похвалу исторической переписке представителей двух наших родов, благодаря которой до нас дошли не только перипетии Великого Алмаза, но и донесена атмосфера ушедших в прошлое эпох, воссозданы приметы канувшего в Лету времени, живой жизнью наполнились сухие страницы истории. Попутно рассказала парочку анекдотов, вычитанных из переписки. Эльжуня сразу же заинтересовалась кулинарными рецептами, но ее перебила дочь.

- Одна англичанка, две француженки, остальные сплошные польки, принялась она перечислять по пальцам. - И глядите, все бабы одинаковы, независимо от национальности. Я сама... не поручусь, но и алмазик могла припрятать, и голову потерять ради какого-нибудь мужика... И вовсе Антосю не осуждаю, хотя она, похоже, дважды теряла голову ради двух мужиков, сначала французского, а потом нашего...

- Девушка чувствительная, - с пониманием вздохнула Эльжуня.

Мужчины во все времена были одинаковы. Вот и эти не очень прониклись сентиментальной подоплекой алмаза, их интересовали сугубо деловые вопросы.

- Так что вы собираетесь с ним делать? - спросил Юрек.

- В том-то и дело, что не знаем. Прабабушка Каролина твердо знала, раз алмаз двойной, мы просто обязаны найти его, раз мы двойняшки. То есть он должен непременно достаться нам. И все! О том, что дальше с ним делать, прабабушка не оставила никаких указаний. Никаких инструкций, может, потому как сама не очень верила в такую удачу. И даже в то, что алмаз где-то сохранился. Мы на вас надеялись, может, что посоветуете. Ведь так уж исторически повелось - на протяжении ста пятидесяти лет семейство Кацперских было просто благодеянием для Пшилесских и Нуармонов.

- На протяжении ста тридцати трех, - поправила меня Крыська.

- Это еще неизвестно, кто кому оказывал благодеяние, - сурово заметил Ендрусь. - Благодаря Нуармонам Кацперские из нужды да бедности выбились, в люди вышли. Остатки Флорекова золота до сих пор сохранились, а то, что вот они, - старик обвел взглядом сыновей и дочь, - слава господу, не жадные и не глупые, так за то судьбу благодарим. И сдастся мне, будет только справедливо, если и у вас что-то останется. Можно, конечно, продать, но... Не знаю, не знаю...

***

Затем в качестве эксперта и советника выступил Павел.

Еще до отъезда в Варшаву мы с Крыськой все как следует обсудили. Инициатором выступила сестра, ибо в отличие от меня способна была трезво оценить наших будущих мужей, не строя никаких иллюзий.

Уже одетая по-дорожному, она ворвалась ко мне, сердито упрекая нас обеих за опрометчивость.

- Дуры набитые, надо же такое придумать - ехать сюда на двух машинах! Теперь вот ехали бы вместе и по дороге все обсудили, вон сколько времени можно сэкономить! А тут как посоветуешься? Разве что ехать вплотную и орать в открытые окошки.

- Очень удобно, особенно сегодня, когда такой дождь, - согласилась я и опять села. - Ну что, у тебя очередная идея?

- Точно! Все надо свалить на мужика. Разумеется, подходящего. Мой Анджей отпадает, не деловой он, непрактичный. Твой Павел подходит больше. Вот я и предлагаю еще сегодня вечером посоветоваться с ним.

- Так считаешь? Но Анджея непременно надо кооптировать, иначе обидится.

- Так считаешь?

- Уверена. Просто обязан обидеться! А заодно разрешишь проблему. Сама же жаловалась - Анджей подозревает, что ты завела богатого хахаля и доишь для его же, Анджея, блага. Да ведь мы и так собирались наконец встретиться вчетвером, вспомни, мы с тобой решили - это уже назрело.

- Хорошо. Где устроим встречу?

- Полагаю, у меня. У бабули слишком много народа в доме, к Павлу может заявиться эта злыдня Иза, а у тебя...

- А мне придется потом мыть посуду. Нет уж, давай лучше у тебя. Значит, так, как только приедем, ты сразу его хватаешь и тащишь к себе, а я начинаю тебе названивать.

Со вздохом приняла я из рук сестры толстый шерстяной носок, призванный служить временным хранилищем для нашего алмаза. Опять мы бросали жребий, и опять мне выпало заботиться о нем. А я уж надеялась было немного отдохнуть от нервотрепки, связанной с постоянной тревогой за наше сокровище, с выискиванием для него безопасного места. Хватит, не буду больше ничего выдумывать, все равно так и не нашла подходящего тайника в качестве временного хранилища, и просто затолкаю носок с алмазом в свою сумку.

А Кристина еще и до Поддембиц не доехала, как на нее уже совершили нападение.

***

Выехали мы одновременно, но известно, что на шоссе не всегда удается придерживаться нужной дистанции. Кристина ехала первой, я старалась держаться за ней, а тут вдруг между нами вклинился грузовик, доверху нагруженный прессованными кубами сена. И эти геометрические тела в один прекрасный момент вдруг вывалились на дорогу, так что я едва успела притормозить. Я стояла и ждала, пока сено немного не приберут, и нападения на сестру не видела. Она мне потом сама рассказала.

Кристину остановил дорожный патруль в лице двух полицейских. Заставили ее съехать с шоссе, свернуть на проселок к роще и тут, перестав притворяться, вытащили пушки. А Крыська сразу вспомнила о носке, который вручила мне, и это так ее развеселило, что она до самого конца операции не могла остановиться, так всю операцию и прохохотала. Настроения ей не испортил даже личный досмотр. А обыск мерзавцы провели по всем правилам. Тщательно обыскали машину, не сообщив ее владелице, что ищут, потом в ярости столь же тщательно ощупали самое владелицу и в бешенстве исчезли, не нанеся, в сущности, ни Крыське, ни ее машине никакого ущерба. Крыська считает - даже морального. Напротив, она испытала большое удовлетворение от того, что так провела этих прохвостов. Ну а я спокойно проследовала на своей машине по шоссе, не подозревая, что вот в этой рощице моя сестра подверглась нападению. Правда, потом Крыська жаловалась, что от смеха у нее разболелись ребра, так она заходилась во все время досмотра, ну да это не страшно.

Много позже, совершенно случайно мы узнали, как оно все происходило. Настоящий дорожный патруль в количестве трех человек стоял себе на посту совсем на другом участке шоссе. Вдруг все трое схватились за шеи, удивившись, откуда осы в эту пору года, нехорошо отозвались о насекомых, и тут же все трое отключились, погрузившись в глубокий сон. Очнулись спустя какое-то время в кустах, без мундиров, зато, к их величайшему изумлению, при оружии. Точнее, мундиров не было на двух членах патруля, третий пребывал в полном обмундировании. Поэтому вначале коллеги высказали по его адресу глупые подозрения, от которых сами тут же и отказались, логично предположив, что это надо быть совсем уж последним кретином, чтобы ограбить товарищей, а самому остаться при одежде. Машина их была вскоре обнаружена другим патрулем неподалеку. А медики заявили - полицейских усыпили с помощью усыпляющих пуль на крупного зверя.

Происшествие было странное, из ряда вон выходящее и весьма компрометирующее сотрудников дорожной полиции, поэтому о нем особо не распространялись и постарались быстренько замять дело. Тем более что никакого особого ущерба ведомство не понесло, а за похищенные мундиры было взыскано с беспечных сотрудников. А те хотя и пролежали раздетыми довольно долго, даже насморка не заработали, поскольку дождь к тому времени прекратился.