Возможно, глупые рассуждения. Ну тогда что?..

***

С большими сомнениями и явной неохотой нотариус пообещал нам выдать в случае необходимости аванс в счет будущего наследства, поэтому мы поселились в двух разных гостиницах Лондона: "Гроусвенор" и "Иден Плаза". Первая была более высокого класса и в три раза дороже второй, так что мы с самого начала договорились - будем меняться. Возможно, разумнее было бы поселиться у английских родственников, но мы вычислили степень родства с современным лордом Блэкхиллом и получилось, что он был племянником прабабки Каролины, то есть двоюродным братом нашей бабушки Людвики, то есть нашим двоюродным дедушкой. Далековатая родня, к тому же лорд. Правда, мы тоже графини по женской линии, но все равно.

- Не нравится мне роль бедной родственницы! - уперлась Кристина. Лучше уж, тоже будучи аристократкой, отправлюсь с визитом, но жить стану в другом месте, это произведет более благоприятное впечатление. Ты ведь знаешь этих англичан, они всех иностранцев презирают.

Да, я англичан знала и тоже выбрала независимость в гостинице. Однако нанести визит было необходимо, ведь фамильные архивные документы двухсотлетней давности логично искать в недрах фамильного архива. У нас были документы, доказывающие наше родство с Блэкхиллами, так что с этим трудностей не предвиделось.

- Об алмазе ни слова! - предупредила я. Кристина энергичным кивком выразила полное со мной согласие.

- Правильно, не дай бог, опять скандал разразится, как тот, двести лет назад.

- И с визитом отправится одна из нас. Я!

- Почему ты? - машинально возразила Крыська.

- Ну разве непонятно? Потому что я историк, неважно, что историк-искусствовед. И вот я, будучи историком, решила написать историю рода Нуармонов со всеми их родственными ответвлениями. А род Нуармонов пересекся с родом Блэкхиллов, это мне стало известно из наших фамильных преданий и благодаря некоторым, чудом сохранившимся архивным документам, в основном письмам. Из них я узнала, что во времена нашей пра-и так далее бабки, красавицы Арабеллы, произошла какая-то непонятная история, хотелось бы понять, что к чему, так что пусть разрешат ознакомиться с бумагами, которые сохранились у них...

Кристина возмутилась:

- Зачем мне по сотому разу рассказывать одну и ту же историю, да еще во всех подробностях? Я прекрасно все помню.

- На всякий случай. И не во всех подробностях, наоборот, вкратце. А ты слушай да запоминай, не исключено, тебе придется меня подменить. Итак, решено. С визитом к Блэкхиллам отправляюсь я одна.

- Надо обдумать заранее, как мы станем различаться. Парик, макияж, очки...

- Все равно будем похожи.

- Будучи сестрами, имеем право. Так и быть, пожертвую собой, буду носить брюки и туфли без каблуков. Могу кроссовки купить...

Я по достоинству оценила самопожертвование сестры. Мы обе любили туфли на высоких каблуках, обуви без каблуков у нас вообще не было. И насторожилась:

- Так ты тоже собираешься с визитом к дальним родственникам?

- Разумеется. Иначе быть не может! - отрезала Кристина. - Почему ты так против этого?

- Чтобы времени даром не терять. Думала - я отправлюсь к дедуле, а ты в библиотеку. Ознакомишься с прессой интересующего нас времени.

- Не горит! Успею и потом познакомиться. Звони дедуле.

- Лучше бы письмом предупредить...

- Спятила! Кто сейчас предупреждает о визите в письменной форме, пусть даже в Англии? Телефон для того и изобрели, чтобы им пользоваться.

***

Вечером, напялив парик и темные очки, я пришла к сестре в гостиницу. Кристина названивала по телефону. В особняке лорда Блэкхилла к телефону подошла не то горничная, не то домоправительница. Кристина представилась дальней родственницей лорда, у которой к нему дело. Оказалось, его светлость пребывает в своей загородной резиденции. Да, у него есть сын, Блэкхилл-младший, живет отдельно. Нет, ни его телефона, ни телефона загородной резиденции лорда она сообщить не имеет права и просит ее извинить.

- Нет так нет! - проворчала Кристина и опять набрала номер справочной. Я сидела и терпеливо ждала.

Домработница Блэкхилла-юниора была не столь сдержанна. Сообщила, что хозяин на работе, вернется вечером, часиков в восемь, а может, и позже. Кристина опять информировала, что она дальняя родственница, но называть себя не стала. Все равно фамилия им ни о чем не скажет, вряд ли лондонская родня слышала о Нуармонах, а тем более о каких-то Езерских. Ну ладно, айда в библиотеку...

***

Алмазный скандал разразился в 1858 году, это мы знали. Значит, нужны газеты этого года. И очень скоро выяснилось, что можно было ограничиться газетами только за один месяц, к сожалению, последний. Газеты за одиннадцать месяцев мы просмотрели без толку. И лишь в декабре появилась первая заметка - о похищении драгоценностей в Индии. Написана она была каким-то врагом Восточно-Индийской Компании, ибо автор в завуалированной форме, между строк, охаивал сотрудников этой компании. И у читателя создавалось твердое убеждение в том, что сотрудники компании - сплошь воры и мошенники, от которых ничего хорошего и ждать не приходится. Заинтересованные, мы ожидали продолжения, но, к сожалению, было уже поздно и библиотека закрывалась. Мы не унывали, ведь у нас еще были шансы этим же вечером заловить кузена Блэкхилла.

- Кем он, собственно, нам приходится? - спросила Крыська, выходя на улицу. - Сын двоюродного дедушки...

- В том-то и дело, что он не приходится нам двоюродным дедушкой, несколько смущенно заявила я. - Двоюродным дедушкой он мог быть только в том случае, если бы был братом нашего дедушки по прямой линии, а он, этот дедушка Блэкхилл, является... минутку, соображу... двоюродным братом бабушки Людвики. Так что нам он приходится троюродным дедушкой. А его сын... Ну до чего же трудно разобраться в этих родственных связях! Сын троюродного дедушки по женской линии...

- И ты намерена это растолковать ему по-английски? - усомнилась Кристина. - Да англичанину в жизни такого не понять!

- Так ведь он не чистокровный англичанин! - защищалась я. - Наполовину англичанин, наполовину француз, да еще с примесью польской крови. Такой, может, и поймет.

- Ага, значит, дворняга, - сообразила Кристина. - Что ж, дворняги умнее чистокровных собак, может, и поймет. Слушай, поехали прямо сейчас! Плевать на все эти условности. А если он еще не вернулся с работы, подождем, погуляем. Эх, жалко, что ты не на колесах.

Я возмутилась:

- Еще чего! С этим их левосторонним движением... Слушай, все-таки неудобно как-то заявляться вот так, не предупредив.

- Еще чего! - как эхо отозвалась Кристина. - Ведь мы же не собираемся за него замуж. Впрочем, он может оказаться и женатым. А что без предупреждения - нет худа без добра. Увидев таких невоспитанных иностранок, захочет поскорее от них избавиться и сразу скажет все, что нас интересует.

- Да интересует-то нас всего лишь телефон загородного дома его папаши. Ну да ладно, поехали, а позвонить можем и из ближайшего автомата, чтобы соблюсти приличия. А пока давай ищи сортир!

- Это еще зачем?

- Нужно же нам переодеться. Ведь я должна быть самой собой. И ты, заменяя меня, тоже будешь выглядеть нормально.

Объяснение убедило Кристину, и в удобном туалете мы немного изменили внешность. Я отдала сестре волосы, очки, стерла с губ яркую помаду. Кристина сделала пошире брови. И все равно мы были кошмарно похожи, хотя уже кое-какая разница просматривалась.

***

Дом кузена оказался очень большой, роскошной виллой недалеко от Хэмптона. На станции мы взяли такси. По дороге решили - звонить не станем, а то еще велит нам приезжать послезавтра или даже через неделю, а нас уже время поджимало. Так что лучше использовать эффект внезапности, пусть уж считает нас деревней, если ему захочется.

Нам повезло. В тот момент, когда я расплачивалась с таксистом, а Кристина была занята поисками звонка на калитке сада, подъехал "мерседес", перед которым распахнулись въездные ворота. Не дожидаясь сдачи - таксист копался в куче пенсов - мы с Крыськой поспешили вслед за "мерседесом". Нет, не бросились бежать подпрыгивая, а проследовали с достоинством, но медлить не стали. Что ж, деревня так деревня.

"Мерседес" тоже вел себя спокойно, не протестовал, а подъехал к гаражу и остановился. Сидящий внутри мужчина заставил с помощью дистанционного управления подняться ворота гаража, но въезжать в гараж не стал. Должно быть, мы явились уж слишком диссонирующим элементом. Хлопнула дверца, водитель вышел из машины. Еще раз хлопнула дверца, с другой стороны из машины вышла особа женского пола.