Ванная комната была отделана белым дубом. На одной из стен выдавался огромный встроенный подсвеченный аквариум, в котором неспешно плавали сверкающие тропические рыбки, разглядывая пришельцев сквозь толстое стекло своими безразличными выпуклыми глазами. Остальные стены украшали подлинные японские рисунки на шелке явно эротической направленности. Маккормак огляделся. На одном из рисунков мощного телосложения самурай и служанка, на которой не было ничего, кроме улыбки, исполненной изящной вежливости, совокуплялись прямо на спине у несущегося галопом скакуна.

- Как думаешь, кто-нибудь действительно в состоянии проделать подобное, - проследив за взглядом Ши, поинтересовалась Катриона, - не свалясь при этом с лошади?

Ванна находилась в центре комнаты, к ней вел помост из красного дерева длиной не менее семи футов, окруженный миниатюрными пальмами в кадушках. На длинной небесно-голубой кафельной полке стояли бутылка виски, два стакана и стопка больших махровых полотенец.

- Так как? - В голосе Катрионы звучали нотки гордости. - Есть ли какие-нибудь мысли по этому поводу?

Ши снял ботинки и осторожно наступил на мягкий голубой ковер с густым ворсом.

- Настоящий бордель.

Он обвел взглядом окружавшее его роскошество и, посмотрев вверх на сложный зеркальный узор потолка, увидел десятки, сотни, тысячи своих отображений.

- Ведь правда же? Дворец принадлежал очень известной мадам. Ограниченный доступ (только для посвященных) и сплошное благоразумие. Короли, главы государств, президенты корпораций, кинозвезды и т.д. и т.п. Очень дорогой.

Ши разразился смехом, каким он редко смеялся: глубокий свободный звук, идущий из самого сердца.

- Приятно знать, что ты приобщаешься к кругу людей, занимающихся подобными вещами, - важно произнесла Катриона. - Ты не согласен? А теперь, - добавила она голосом гувернантки, - время принимать ванну.

Катриона щелкнула выключателем, и вода в ванной, подобно гейзеру, рванулась вверх. Она бросила в ванну соли и влила благовонное масло, которое, моментально растворившись в воде, дало обильную душистую пену, а затем, без промедления скинув с себя одежду, прыгнула в воду.

- Давай же! - крикнула она и плеснула на Ши водой. - Водичка прелесть!

- Дело - прежде всего. - Маккормак открыл виски и чуть Не до краев наполнил стаканы. Протянув один из них Катрионе, од откинул назад голову и благодарно осушил его до дна.

Ши сбросил на пол рубашку, штаны и трусы. Катриона наблюдала, как он, обнаженный, стоя на, краю ванны, допивал виски.

- Тебе всегда нужно ходить голым. У тебя прекрасное тело - совсем как у греческого бога. Старая трепещущая киска была совершенно права. , Маккормак коротко хохотнул и скользнул в воду. Прислонившись головой к широкой доске красного дерева, прибитой по всему периметру ванны, он с наслаждением ощущал теплые пузырьки пены, лопающиеся у него на груди.

Ши почувствовал, как Катриона ласково пощекотала его ногу невидимой в воде лодыжкой и настойчиво прижалась к нему бедром. Ши моргнул и удивленно уставился на Катриону сквозь клубы пара.

- Чем ты, по-твоему, сейчас занимаешься?

- Собираюсь тебя соблазнить, - спокойно ответила Катриона. - В лучших традициях этого дома. Я собираюсь проделать все, что проделывали девицы мадам Виленюв с арабскими принцами, президентами банков и южноамериканскими наркобаронами.

Катриона медленно приподнялась. Ее большие груди появились на поверхности воды, вздувшиеся розовые соски выглядывали из хлопьев пены.

- Ох-х-х. О-о-о, да! - Ши отрешенно замотал головой.

Все представлялось каким-то нереальным, созданным словно из воздуха. Он решил, что здорово опьянел, ведь ему так и не удалось толком поесть, если не считать сандвич, проглоченный всухомятку несколько часов назад. Ши прислонился спиной к стенке ванны и поставил свой стакан на ковер. Пальмовая ветка слегка почесывала ему плечо. Катриона, зачарованно глядя на мускулистые плечи своего возлюбленного, скользнула вперед в поток воздушных пузырьков, осторожно подняла ему руку и, поцеловав кисть, лизнула запястье, потом - чуть выше, нежную кожу внутреннего предплечья. Ласково пощипывая зубами волосы на запястье, Катриона принялась массировать мыльными руками шею и плечи Ши.

- О Боже мой! - громко воскликнул Маккормак, чувствуя, как созданная им самим бронированная раковина разлетается в куски и уплывает куда-то в туман душистых пузырьков и пара. - О, Кэт...

Катриона обняла Ши за шею и лизнула его губы.

- Опустись чуть ниже...

Ши покорно скользнул вниз и почувствовал колени Катрионы по обеим сторонам своих бедер, ее мокрые волосы щекотали ему лицо.

- Хочешь узнать, что я собираюсь с тобой сделать? - Катриона не стала ждать ответа. - Я собираюсь принять тебя в себя, и моя плоть проглотит твою прямо здесь, в ванной.

Потом мы пойдем в постель. Ты ляжешь на спину, а я буду целовать твой член - дюйм за дюймом, - пока ты снова не будешь готов. А потом мы будем вместе всю оставшуюся ночь...

Никто прежде не говорил так с Маккормаком. Какое-то мгновение Ши был просто шокирован, потом ощутил такой сильный приток желания, в который сам уже не верил. Он схватил Катриону за бедра и потянул вниз, "натягивая" на себя. Она судорожно вдохнула всей грудью и вцепилась ему в плечи.

- О-о-о, Кэт... - простонал Ши.

Катриона подалась вперед, и он резким движением полностью вошел в ее плоть, теперь просто мужчина - человеческое существо, желающее любить и быть любимым.

В какое-то мгновение Ши подумал о том, как глупо было с его стороны считать, что это так трудно.

***

- Я никогда прежде так себя не вела, - с трудом призналась позже Катриона, лежа в роскошной постели. - Надеюсь, ты не обиделся?

- Нет, - прошептал Ши. - Нисколько.

- Мне почему-то захотелось.

- Все в порядке. Не извиняйся.

Катриона озорно хихикнула:

- Вообще-то, кажется, тебе понравилось.

- Точно. Понравилось. И все прочее - тоже. Но где, скажи ради Бога, ты всему этому научилась? Я думал, тебя хорошо воспитывали.

- Должно быть, тлетворное влияние. Я имею в виду окружающую обстановку и то, что здесь творилось в свое время.

Маккормака непреодолимо клонило ко сну. Он трижды кончил. Прежде с ним такого не случалось.

- Это правда, насчет мадам де Виленюв? - сонно спросил он.

- Господи, разумеется, нет, - опять захихикала Катриона. - Все это придумала я. Настоящий владелец - просто какой-то торговец антиквариатом с экзотическим вкусом. Он забрал всю обстановку в свой магазин на Кингс-роуд.

Катриона поцеловала Ши в щеку.

- Теперь можешь спать.

Но он уже и так спал.

Глава 5

Студия Фреда Смита, как и его жилые комнаты, располагалась на третьем этаже ветхого склада на Канал-стрит.

Благодаря трем высоким, от пола до потолка, арочным окнам студия была просторной и светлой. Что касается вещей, то особого изобилия здесь не наблюдалось: крошечный умывальник, заляпанный масляными красками и химическими реактивами, старый холодильник, два деревянных стула заводского производства и армейская кровать с кучей одеял на ней. Несмотря на суматошную жизнь художника, Фред любил порядок, правда, представления о нем были у него весьма своеобразны. Гвиннет дом Фреда не нравился, она находила его холодным и неуютным. По ее мнению, все выглядело бы гораздо лучше, если бы сосновый пол покрасить и отполировать, улучшить освещение, установив нормальные светильники, и отдать эту ужасную мебель активистам Армии Спасения, заменив ее несколькими красивыми предметами быта. Гвиннет не представляла, как Фред может работать в такой гнетущей обстановке.

Хуже всего было то, что ступени лестницы, ведущей в галерею, большей своей частью прогнили, а Фред и не собирался заниматься их ремонтом. Посетители (даже сам Соломон Вальдхейм), прежде чем войти, выстукивали в дверь на улице специальный код, после чего Фред бросал им веревку, один конец которой привязывался к убирающемуся маршу пожарной лестницы; посетитель дергал за веревку, пролет лестницы опускался, и гость начинал нелегкое восхождение наверх.

Не привыкший к комфорту и невосприимчивый к холоду, Фред был совершенно счастлив.

- Тебе здесь нравится больше, чем у меня на квартире, - пожаловалась как-то Гвин, и Фред не стал оспаривать выдвинутые против него обвинения.

С тяжким вздохом Гвин предположила, что Фред уже никогда не переменится. Она любила наблюдать, как он работает: смуглое красивое лицо становилось сосредоточенным, ничего не видящим вокруг. Гвин наслаждалась формой его талантливых рук и линиями длинного тела. Мысли Гвин перенеслись к тому, как Фред занимался с ней любовью; она вспомнила его терпеливость и страстность и решила, что внешние обстоятельства не имеют никакого значения. Фред был такой, как есть, и Гвин его любит.