Участники проекта хорошо знают, что они не могли бы ничего сделать без постоянной помощи тех людей, которые находились, так сказать, «на заднем плане». В Бохуме прежде всего следует назвать сотрудников кафедры восточноевропейской истории, которые осуществляли необходимую научно-техническую помощь коллегам из Сибири: секретаря Паулу Порбек, студенческих помощников Уту фон Люпке, Наталию Михаэлис, Иоханну Мильдебрат и Марка Шварца, научных помощников Гунтера Фридриха и Валентина Питца, научных сотрудников Сабину Кремер, Юлию Ландау, доктора Ренату фон Мэйдель и доктора Юлию Обертрайс.

В Западной Сибири прежде всего надо назвать Анну Романтееву, Елену Щур, Елену Жаронкину, Наталью Давыдову, Светлану Арапину, Надежду Костромину, которые в Кемеровском государственном университете оказывали соответствующую научно-техническую помощь при написании учебного пособия и проведении авторских конференций. Ответственность за техническое оформление и подготовку рукописи к печати, а также составление указателя имен взял на себя канд. ист. наук, доцент КемГУ А. А. Мить. Особая благодарность за всестороннюю поддержку декану факультета истории и международных отношений КемГУ канд. ист. наук, доценту Ю. Л. Говорову.

Работа над трехтомником была бы невозможна ни в материальном, ни в духовном плане без содействия всех университетов, которые предоставили свои инфраструктуры, и их ректоров, оказавших гостеприимство всем участникам проекта; а также, не в последнюю очередь, без щедрой финансовой поддержки фонда "Фольксваген" Авторы и инициаторы проекта учебного пособия воспринимали название программы фонда — «Совместные пути в Европу» — как призыв и как девиз своей работы. Особенно они благодарят сотрудников фонда госпожу доктора X. Юнкере и господина доктора В. Леверманна, которые сопровождали проект от начала до конца с большим интересом и вниманием.

Бернд Бонвеч — директор Германского исторического института в Москве

[Юрий Галактионов] — председатель ЗСЦГИ, заведующий кафедрой новой, новейшей истории и международных отношений Кемеровского государственного университета, профессор

ПРЕДИСЛОВИЕ

Первый том учебного пособия включает в себя события от рубежа новой эры до провозглашения Германской империи в 1871 г. За это время произошли огромные изменения в структурах общественной жизни населения Германии, сформировались новые социальные, этнические, экономические, политические и культурные модели. Каждая из шести глав характеризует периоды наиболее фундаментальных изменений. Первая глава посвящена описанию древнегерманского мира от середины I тыс. до н. э. до конца V в. н. э. Среди наиболее важных проблем — этническая история, военно-политические события, повседневность древних германцев, социальные изменения, вызванные миграциями и синтезом с римской культурой, складывание дружинных структур и становление королевской власти, последствия завоеваний.

Во второй главе, охватывающей период VI — начало XII в., прослеживается ряд параллельно протекавших в германских землях изменений. Значительное внимание уделено этногенезу наиболее крупных германских племенных сообществ — саксов, баваров, аламаннов (швабов), тюрингов и т. д. Рассматриваются особенности, этапы и основные факторы перехода от дофеодальных институтов к раннефеодальным. Значительное место уделено влиянию на социально-политическую жизнь населения германских земель Франкского государства. В центре внимания — становление германского королевства, его превращение в империю. Показаны цели и содержание внешней политики германских императоров. Рассматриваются культурные феномены эпохи, вписанные в контекст социально-политического и экономического развития, историю повседневности.

В третьей главе, посвященной германскому обществу периода классического и позднего феодализма (XII-XV вв.), с позиций культурной антропологии реализована идея трех ведущих структурных элементов германской истории данного периода («мир политики», «мир экономики», «мир культуры»). Эти структурные элементы неотделимы от социальной истории, которая демонстрирует взаимосвязь и важность в жизни человека как духовных, так и общественных процессов. Авторами показаны изменения, охватившие германское общество в XV в., которые привели в конечном итоге к Реформации.

Четвертая глава охватывает начальный период первичной модернизации (XVI — первая половина XVII в). В рамках концепции модернизации авторы стремятся подчеркнуть всесторонний характер изменений: рационализацию сознания, отход от традиционной религиозности и «ментальный слом», инновационную организацию производства и торговли, начало становления княжеского абсолютизма, утверждение новой модели брака и т. д. Центральное место в главе заняли проблемы Реформации и конфессионализации. Подробно рассматриваются предпосылки и причины Реформации, ее ход, отражение в политическом развитии, социальные последствия. Большое внимание уделено процессу конфессионализации, его отличиям в лютеранских, кальвинистских и католических княжествах, влиянию на образование, культуру, быт. Завершает главу краткий очерк истории Тридцатилетней войны. Главной проблемой, связывающей все эти сюжеты, остается выяснение причин, почему немцы не смогли использовать весь потенциал Реформации для создания единого государства.

Пятая глава повествует об одной из самых ярких эпох германской истории — периоде абсолютизма (вторая половина XVII — конец XVIII в). Становление абсолютистских режимов вызвало образование на политически сегментированном пространстве Священной Римской империи германской нации мощных государств — Пруссии, Баварии, Саксонии, Австрии. В рамках масштабных политических изменений показана эволюция общественных структур Германии, новые тенденции в культурной сфере, выразившиеся, в первую очередь, в становлении и развитии немецкого Просвещения.

В шестой главе рассмотрены события с 1789 до конца 1870 г., т. е. до провозглашения Германской империи. В центре внимания находится процесс перехода к вторичной модернизации германского общества под влиянием промышленной революции и Французской буржуазной революции, а также реализация различных концепций объединения Германии. Подробно показано складывание новых структур, свидетельствовавших о стремлении немцев к интеграции, соперничество Пруссии и Австрии, завершившееся победой мононациональной концепции объединения германских государств под патронажем Пруссии.

Необходимо отметить, что в рамках учебного пособия, в соответствии с характером исторических материалов того или иного периода, реализовывались различные методологические установки и подходы. Это во многом предопределило авторский взгляд на тот или иной период истории Германии. В то же время общим для всех авторов стало стремление многопланово показать германское общество, попытаться создать цельную картину исторического прошлого, в которой социально-экономическая и политическая история рассматриваются в совокупности с ментальной и культурной историей.

Авторами первого тома учебного пособия являются: д-р ист. наук, проф.рЁГП. Глушанин|(гл. I-II); д-р ист. наук, проф. Б. Г. Могильницкий и канд. ист. наук, доц. И. Ю. Николаева (гл. III); канд. ист. наук, доц. С. А. Васютин и канд. ист. наук, доц. В. Г. Павленко (гл. IV); д-р ист. наук, проф. Л. П. Белковец, (гл. V); канд. ист. наук, доц. Л. В. Монина (гл. VI). Научно-справочный аппарат подготовил канд. ист. наук, доц. А. А. Мить.

Е. П. Глушанин

С. Л. Васютин

ГЛАВА I
ДРЕВНИЕ ГЕРМАНЦЫ

1. Рождение «германского мира»

Проблемы этногенеза древних германцев

История каждого народа начинается с его происхождения, истоки которого чаще всего принадлежат бесписьменной эпохе. Распадаясь на две огромные стадии (дописьменную и письменную), этногенез по специфике источниковой базы становится объектом исследования различных дисциплин с присущими им подходами и методиками. При изучении разных периодов этногенеза вопросов всегда больше, чем ответов. Все это в полной мере присуще этногенезу древних германцев — давно обсуждаемой в исторической науке проблеме. Решение вопроса о том, кто такие германцы, возможно только на междисциплинарной основе, путем синтеза результатов исследований археологов, этнологов, лингвистов, историков. Состояние источников по истории древних германцев порождает как различные хронологические оценки ранних стадий германского этногенеза, так и довольно неоднозначную атрибуцию.