Я чуть отпрянул от прижавшейся ко мне сестры и встретился с ее полными отчаяния и страха голубыми глазами. В детстве я много раз прокручивал в голове возможные диалоги с отцом, матерью или сестрой. Диалоги, которым никогда не было суждено сбыться. Но в момент особо острых приступов одиночества, я болтал с членами своей покойной семьи.

О всякой ерунде. О том как прошел мой день, что я ел на завтрак или сколько вчера убил врагов империи. О прочитанной книге и симпатичной девушке, что приехала на фронт с очередными новобранцами. После таких мысленных разговоров мне становилось легче.

Но сейчас, когда передо мной действительно стоит моя самая настоящая единоутробная сестра и всем своим видом молит о помощи, я не испытываю к ней совершенно никаких чувств. В многочисленных вариантах диалогов с моей покойной сестрой, которые я успел прокрутил в голове за свои тридцать лет ни разу не всплывало то, что я произнес сейчас.

— Я пришел чтобы услышать ответы, от которых зависит вытащу я тебя отсюда, или же убью.

— О чем ты говоришь? — в ужасе отшатнулась девушка и медленно попятилась назад.

Не меняясь в лице, я щелкнул пальцами и накрыл комнату барьером тишины, поразмыслив долю секунды, укрыл входную дверь дополнительным блокирующим конструктом. Теперь нам наверняка никто не помешает.

— Как ты в действительности выжила? — решил я начать со знакомого сестре вопроса.

— И ты туда же… — дрогнувшим голосом замямлила Евгения Жукова и уперлась в дальнюю в меня стену, — Артур тебя прислал? Это уже ни в какие ворота не лезет. Кто ты такой? Ты не мой брат! Опять эта ваша магия? Подлые уроды, я же вам все уже рассказала! Чего вы еще от меня хотите?! — в истерике все громче и громче кричала сестра.

Я полностью проигнорировал ее бесполезный выпал и сконцентрировался на анализе ее поведения. То, что моя сестра оказалась неодаренной, в разы облегчает задачу по допросу.

— Кто такой Артур? — мягко уточнил я.

— Как кто, — насупилась Евгения Жукова, — мой жених, вроде бы.

— Вроде бы?

— Я же все рассказала! Я не помню ничего ни про субботу, ни про помолвку, ни про то, как вообще оказалась в этом треклятом Лондоне! — продолжила пререкаться моя сестра бурно жестикулируя.

Кажется, она совсем не восприняла мою угрозу всерьез и приняла меня за британского агента, который сменил облик и пробует новый подход к допросу. Такими темпами мы далеко не зайдем. Нужно придумать как развеять… стоп.

Она сказала, что ничего не помнит?

В груди засвербело от дикого предчувствия. Да нет. Не может быть. Резко начав отрицательно покачивать головой, я посмотрел на свою сестру через астрал.

Стоит ли объяснять, что неодаренные никак не связаны с тонким миром, поскольку не имеют ни капли синей энергии. По самой своей сути пробуждение это олицетворение появившейся связи одаренного с астралом. И если на обычного человека посмотреть сквозь тонкий мир, то ты ничего не увидишь, лишь пустоту, ведь для тонкого мира этого человека просто не существует.

Но взглянув через астрал на черноволосую заплаканную сестру, я увидел вовсе не пустоту. На том месте, где не должно быть ничего, величественно стояло пятиметровое антропоморфное существо без лица, переливаясь яркими голубыми вспышками.

Невероятно насыщенная синяя энергия струилась внутри его огромного туловища и именно к этому существу тянулась связующая бардовая нить от моего астрального тела.

Инстинкты тут же затрубили тревогу, и я одернул голову назад. В десяти сантиметрах передо мной из пустоты вылетела рука, но я уже был готов и перехватил атаку блоком левой, после чего усиленным кулаком взмахнул снизу вверх и с душераздирающим хрустом локоть невидимого врага выгнулся вовнутрь.

Спустя мгновенье материализовалась остальная часть нападавшего. Молодой парнишка со снежно-белыми волосами тяжело дышал, в то время как кровь из его открытого перелома уже перестала идти и конечность медленно срасталась на место.

— Вот мы и встретились, альбиносик, — оскалился я в предвкушении, — не ожидал что найти тебя будет так просто.

— Вы…вы… вы… знакомы? — внезапно начав заикаться пробормотала Евгения Жукова, но я не обращал на нее внимания.

Моя цель была прямо передо мной и ничего не могло быть важнее этого. Тем более я знал, насколько этот лазурный ублюдок опасен, ведь он единственный, кому удалось меня убить.

Потеряв инициативу из-за провалившейся внезапной атаки, Альбинос принял низкую защитную стойку и не спускал с меня взгляда. Как и в прошлый раз его потоки было невозможно прочесть, что- то скрывало их, и на этот раз это была не хаотическая энергия, а что-то до боли знакомое…

Едва я успел осознать, что эта бордово-синяя маскировочная вязь невероятно похожа на мои собственные потоки, как в мне в тело одновременно вонзилась пять тонких спиц. Два раза на меня один и тот же фокус не подействует. Из опыта прошлого поединка с этим лазурным ублюдком я ожидал этого хода и заранее перераспределил потоки, поэтому избежал паралича.

И в отличие от прошлого раза, не стал уклоняться, а воспользовался той долей секунды, что выиграл, чтобы контратаковать. Последовательно применил технику искажения пространства и иллюзий, чтобы выиграть еще крупицу времени и в один миг оказался прямо перед удивленной бледной рожей.

Немедля, схватил ублюдка за шею и с усилием вбил в стену, вдавив пятью пальцами его энергоканалы. В самый первый миг боя я осознал, что Альбинос слишком опасен. Ни о каком допросе не может быть и речи. Тем более, что походу он немой.

Такой легкий и манящий шанс с ним разделаться я получил только потому, что высокомерный засранец применял точно такие же фокусы, что и в нашу прошлую битву. К тому же даже из трупа я смогу извлечь воспоминания пока еще жив мозг, поэтому я не колебался.

— Это тебе за Лилию, — зло процедил я и влил всю доступную энергию в пальцы.

Альбинос так и не сказал ни слова, лишь хрипел и смотрел на меня стеклянным взглядом. Я искренне наслаждался, глядя как жизнь медленно покидает его тело. Евгения Жукова что-то лепетала в углу, но я не слушал.

После того, как она воочию увидит смерть своего немого лазурного союзничка, то станет куда сговорчивее.

— Я сказала хватит, — эхом разнесся усиленный голос сестры, и шея лазурного ублюдка в тот же миг исчезла из моего захвата.

Я тут же развернулся назад и увидел прямо перед собой сестру. Ее осанка, взгляд, мимика и аура изменились. От испуганной истеричной девчонки не осталось и следа. За ее хрупкой спиной скорчившись от боли и пронзительно кашляя валялся обессиленный Альбинос.

Кончики пальцев Евгении Жуковой светились бордово-голубым пламенем, и я понял, почему маскировочные потоки Альбиноса были так похожи на мои.

— Бездарность способная манипулировать астралом это что-то новенькое, — напряженно улыбнулся я.

— Бездарность, — поморщилась девушка, — так меня называли только недалекие глупцы в первый год жизни. И все они ошибались. Как и ты сейчас. Я не манипулирую астралом, я его часть.

— Да плевать, — пожал я плечами, — уйди с дороги, я с ним не закончил.

Я понятия не имел, что Евгения Жукова имеет в виду и на что способна, но знал точно два факта. Ее физическое тело неспособно меня остановить, а Альбиноса нужно добить как можно быстрее.

Поэтому я пустил весь недавно обретенный астральный поток уровня Гения по телу и рванул вперед.

Схватив девушку за плечо, я с усилием оттолкнул ее в сторону и вложил всю силу в последующий удар. Метил я точно в висок все еще дезориентированного лазурного ублюдка, но мой кулак лишь рассек воздух и вонзился в бетонное перекрытие дома.

Я поднялся на ноги и задумчиво почесал подбородок. На этот раз я отчетливо рассмотрел, что именно произошло и мне это очень не понравилось.

— Ты ныряешь в астрал физическим телом. Не стыдно нарушать законы мироздания, сестренка? — ухмыльнулся я, сохраняя самообладание.

Дерьмо. В Евгении Жуковой я по-прежнему не вижу ни капли потоков, а значит и предсказать ее действия я не могу. К тому же ее манипулирование тонким миром за гранью моего понимания. Если бы не увидел сейчас собственными глазами как ее физическое тело полностью исчезает из реальности, на миг проявляется в тонком мире и только потом возвращается обратно, не поверил бы что такое вообще возможно.

Но удивляться и восхищаться способностями сестренки времени как-то не было. Каждой клеточкой тела я чувствовал, что поражение будет означать смерть.

— Не смей меня так называть, — жестко отрезала Евгения Жукова и окинула меня самым презрительным взглядом, который я только видел в своей жизни, — ты мне никто.