Александр Якубович
Война жреца. Том III. Финал

Глоссарий (авторский, без редактуры)

Золотой Ам — монета Ламхитана


Малый пантеон, боги и духи

1. Покровитель гонцов и посыльных, быстроногий Кей

2. Богиня попутного ветра и покровительница моряков — Оранса

3. Бог-покровитель рыбаков и рыбного промысла — старый Войдур

4. Бог пива и вина — добрый Марг

5. Бог штормов и морского прибоя — могучий Идирон

6. Богиня-швея — умелая Карса


Города и веси:

Таллерия — континент мира

Восточный Хребет — горы на юге Клерии

Сердон — первый город. Около 2к населения

Трейл — Столица баронства.

Морская Плеть — внутренний столичный залив в Токонской Империи

Апахабас — столица Токонской Империи

Альсефорд — столица Шаринского Княжества

Пите — Столица Клерии

Миллер — стратегический порт Клерии на границе с Гонгорским королевством

Полуостров Фейн — полуостров возле порта Миллер

Окрев — порт Паринии

Беласаргис — столица Паринии

Комрека — приток Мирои

Мироя — река, на которой стоит Эдра, Шамполь и Камперкот, впадает в северное море в районе порта Брегар

Эдра — столица баронства Тинт


Персонажи:

Зора — молодая вдова прачка

Ирвинг — кузнец который подбивает клинья к Зоре

Амер Тиббот — барон

Грен Тиббот — баронет

Ринта — пекарь, доуправительница

Тарт — старпом/капитан

Михиус — управ, зам мэра Трейла

Элиний Мофорос — герцог, глава внешнеполитического ведомства Клерии.

Кай Фотен Первый — Король Клерии

Графиня Вила де Шонц-Вилен / Баронесса

Граф Арман Де Шонц-Вилен / Муж Вилы

Сандер IV — Отец короля Кая

Орвист де Гранж — виконт, признанный бастард и наследник рода де Гранж

Бренард де Гранж — граф, отец Орвиста

Эдит де Гранж — жена графа, мачеха Орвиста

Айрин де Гранж — графиня, дочь де Гранжей, единокровная сестра Орвиста

Герцог Регон — усатый главнокомандующий, казнокрад

Граф (Герцог) Вертес — доброволец на поход к форту Западный

Граф (Герцог) Нирифор — доброволец на поход к форту Западный

Герцог де Вилс — союзник Кая Фотена

Маркиз де Вилс — сын герцога де Вилса

Миргос — командир отряда наемников

Верховный Арх — король Ламхитана

Панарх Рахен — дворцовый распорядитель

Каид Накан — дуэлянт, один из сыновей рода Накан

Хаиль Накан — матриарх рода Накан

Наид Накан — Отец Каида

Принцесса Сания — дочь великого Арха Ламхитана, невеста Кая Фотена

Принц Арван — брат Сании, старший сын Великого Арха.

Посол Краман — посол Бренна в Ламхитане


Война Жреца:

Рисанриэль — архивариус, ученица Нагаля, маг второго класса

Мэтр Нагаль — главный архивариус Академии, маг второго класса

Герцог Варнар — мятежник

Герцог Нирифор — сын старого герцога

Пролог. Милые кости

Калита спешно спускалась из своих покоев в большой зал, который боги Старшего Круга использовали для своеобразных совещаний. Полог над Пантеоном сейчас светился ровным радужным светом, переполненный силой Первородных, а как раз это и вызывало тревогу.

Атаки прекратились. Безликие отступили.

А это могло означать только одно — Единый собирает силы для решающего удара.

Едва не запнувшись, Калита ввалилась в просторное, светлое помещение, посреди которого стоял огромный стол и так привычные глазу блюда с фруктами. Внутри уже ждали Фор, Керм и Соф, фривольно развалившись в своих креслах. Матери и Пала видно не было, впрочем, не явился пока и Сидир, который, казалось, скоро вовсе срастется со своей кузней-мастерской.

— Какие-то вы очень расслабленные, — сказала Калита, проходя к своему месту.

— А чего дергаться? — лениво протянул Фор. — Скоро вернется Геора, все объяснит.

— Ты про Безликих? — уточнила Бард.

— И про них тоже, — сказал Фор.

— Дело не столько в Безликих, сколько в том, что задумал Единый, — включился в беседу Соф, — вот что меня беспокоит.

— Я все еще считаю, что зря мы отдали ему мальчишку, — добавил Керм и подцепил идеальными ногтями маленькую ветку винограда, — нельзя было разбрасываться такими активами.

Фор только закатил глаза, Калита тяжело вздохнула, а Соф, казалось бы, вообще не заметил фразы Купца.

— Этот смертный — отработанный материал, Керм, — наконец-то прервал тишину Фор, — чтобы он не сделал, это приведет Единого к первохраму и заставит эту тварь встретиться с нами лицом к лицу. Кстати, ты уверена, что жрец не обманул нашего друга? Что Единый и в самом деле… Путешествует по сфере?

Все взгляды устремились на Калиту. Бард только поерзала на своем месте, не торопясь отвечать на вопрос Первородного.

— Уверена, Фор, уверена. Сознание Антона для меня давно раскрытая книга и пока я накачивала силой его меч…

— Этот клинок никогда ему не принадлежал, — перебил Калиту Фор, — скорее мы дали ему им попользоваться.

— Да дай ты ей закончить! Не будь таким… — сказал Соф.

— Каким? — Фор перебил уже Мудреца.

— Ты понял, о чем я, — огрызнулся Соф.

— Тише! Тише!

Керм застучал ладонью по столешнице, призывая всех сохранять спокойствие.

— Если то, что принесла нам Калита — чистая правда, то мы столкнулись с чудовищем, вы все это понимаете!

— Пф! — фыркнул Фор. — Нашел мне чудовище. Просто очередной безумный божок из неизвестного мира, который возомнил себя спасителем Сферы!

— Кем бы он ни был, Фор, он уничтожил минимум два источника, — холодно осадил первородного Соф. — Или что еще хуже — выпил их досуха.

— И оказался запертым в мертвом мире! — не унимался Фор.

Бледный, высокий, он сейчас казался самой квинтэссенцией высокомерия.

— Из которого мы его и достали! — возразил Керм.

В этот момент двери в зал распахнулись и внутрь вошли Геора и Пал.

Матерь выглядела нездорово. Вздувшаяся на лбу вена, впавшие глаза с непонятным, почти безумным блеском, резкие движения. Последние месяцы она экспериментировала с чистой энергией Источника, а когда Калита принесла вести о том, кто на самом деле Единый — Геора удвоила свои усилия, почти все свободное от обороны Пантеона время пропадая рядом с Источником Таллерии. Потому что сам факт существования Единого и то, как он путешествует между мирами, говорит о том, что потребление чистой силы возможно. И не просто в теории, но и на практике. А это уже означает, что они смогут покинуть этот мир и отправиться путешествовать по Сфере, собирая все больше и больше паствы.

— Это можно считать побочным эффектом эксперимента, который мы провели тогда с этим смертным, — прямо с порога сказала Геора.

— Да, очень великодушно было с твоей стороны. Заякорила разрыв материи на маленькую богиню, — под нос пробурчала Калита.

Впрочем, эта реплика не укрылась от Георы и Первородная окатила Седьмую тяжелым, почти уничтожающим взглядом.

— Она очень вовремя подвернулась под руку, ты сама это знаешь. И что-то я не помню, чтобы тогда кто-то из вас протестовал, — холодно сказала Матерь и села на свое место во главе стола. — Я просто одним махом решила две проблемы. С добровольцем из числа богов на эксперимент и с этой маленькой богиней, которая вот-вот должна была стать вечно голодным злым духом.

Пал за все это время не произнес ни слова, молча заняв место по правую руку от хозяйки Пантеона.

Бог Войны и Солнца выглядел каким-то задумчивым, что было несвойственно его прямолинейной и открытой натуре. Это не укрылось ни от кого из присутствующих, и пусть даже Фор и сделал вид, что не заметил — уж он-то знал братца лучше остальных. С Первородным творилось что-то нехорошее. Что-то тревожило Пала, и дело было не в Едином.

— Что с осадой? — прямо спросила Геора.

— Снята. Они ушли, — ответил за всех Фор. — А что с храмом?

— Я все приготовила. Насколько я поняла, жрецы Единого уже прознали о том, где он находится. Они придут и приведут туда своего бога, — ответила Геора.

Калита чуть помялась, но все же решилась спросить:

— Матерь… Послушай, может нам стоит вытащить Антона? Все же, он уже не совсем человек… Его способность управлять силой Источника… Мы же не бросаем своих…

Геора посмотрела на Барда так, будто пыталась прожечь в Калите дыру. В ее взгляде богиня веселья на миг увидела бездну безумия и чудовищных амбиций — выйти за пределы Таллерии любой ценой, получить доступ к мирам Сферы. Получить силу Единого. В какой-то момент ей показалось, что мир Антона был выбран не просто так. Будто бы Геора знала, что там, в безжизненной скорлупе без магии и богов заперто что-то, что укажет Семерке путь к другим мирам.

Вот только нужны ли им эти другие миры?

— Антон — пришелец. Это единственная причина, по которой он стал впитывать силу Источника с такой скоростью, ну и, конечно же, вмешательство той маленькой богини. Он не имеет никакого отношения ни к Пантеону, ни к нам самим, — тихо, почти шипя, ответила Геора.