Изображение к книге 20 великих исследователей, изменивших мир

Васко да Гама

Мореплаватель

Синиш, Португалия, 1469 г. – Кочин, Княжество Кочин, 1524 г.

Путешественник, который вымостил дорогу к земле пряностей

Это было в феврале 1497 года. Король Португалии Мануэл сидел в мягких туфлях перед очагом, читая дворцовые документы. Мне в ту пору не было и 20 лет, и я не знал, что такое страх, поэтому вошёл в комнату без представления. Некоторое время король делал вид, что не замечает меня, но я не трогался с места, и тогда он посмотрел мне в глаза и сказал: «Я был бы доволен, если бы вы, дон Васко да Гама, рыцарь королевского двора, приняли назначение. Ваша благородная семья из Эстремадуры уже дала нам смелых воинов и моряков. Ваша судьба была предопределена с детства». «Это большая честь – служить Вашему Величеству», – ответил я, преклоняя колено.

«Я не боюсь темноты. Уж лучше погибнуть, чем существовать, никогда не живя по-настоящему».

Король продолжал: «Ваша служба не будет лёгкой и простой. Однако если вы хорошо себя проявите, почёт и богатство вам обеспечены. Испания благодаря Колумбу открыла новый путь в Индию. Он поплыл на запад, сделав торговые пути проще и дешевле. Мы, португальцы, не должны отставать! Вот почему я решил построить четыре каравеллы на лиссабонских верфях. Первые две, „Сан-Габриэл“ и „Сан-Рафаэл“, удивят самого Бартоломеу Диаша, опытного моряка, который уже пытался пройти вдоль берега. Ещё две, „Берриу“ и грузовое судно для провианта, будут построены на верфях Серниги – семьи из Флоренции, осевшей в Лиссабоне». «Если западное побережье принесло такие плоды, восточное тоже не разочарует нас, – добавил я уверенно. – Я готов делать всё, что мне прикажет ваше величество!» – «Хорошо. Ты поведёшь адмиральскую каравеллу „Сан-Габриэл“!» – «Эта честь окупит все усилия, которые от меня потребуются», – с этими словами я встал и почтительно поцеловал руку короля.

Я был почти мальчишкой, когда 8 июля 1497 года мы отчалили от берегов Белема недалеко от Лиссабона. Под моей командой находилось 170 человек. Отплытие сопровождал барабанный бой, аплодисменты и звуки труб.

Спустившись по реке Таго, мы вышли в открытое море. Я держал в руках астролябию с португальским гербом и королевской печатью. В плавании она должна была помогать определять наше местоположение, ориентируясь по солнцу. Для нас это была сама надежда.

Через 3 недели, подгоняемые пассатом, мы достигли Кабо-Верде (островов Зелёного мыса), где запаслись свежей провизией. Отсюда, вместо того чтобы плыть вдоль берегов Африки, как все, я направился в открытое море, к оконечности Африки. И мне это удалось – впервые в истории.


Изображение к книге 20 великих исследователей, изменивших мир
Изображение к книге 20 великих исследователей, изменивших мир
Изображение к книге 20 великих исследователей, изменивших мир

4 ноября, пробыв в море 3 месяца и преодолев почти 6500 километров, мы достигли бухты, берега которой населяли темнокожие туземцы. Её мы впоследствии назвали бухтой Святой Елены. Они охотились на морских и сухопутных животных и выращивали овощи.

Отсюда мы возобновили наше путешествие и после тяжёлой схватки с морем, которое казалось нам чудовищем с тысячью щупалец, в полдень 22 ноября обогнули мыс, который Бартоломеу Диаш назвал мысом Бурь и который король Жуан II позже переименовал в мыс Доброй Надежды из-за необычайно выгодных коммерческих перспектив.

«Капитан! – сказал младший офицер, войдя в мою каюту. – Команда валится с ног от усталости и болезней, и провизия на исходе».

«Правьте в бухту Мосселбай. Там мы найдём еду и воду и разгрузим „Берриу“, которая больше не может плыть. Затем мы установим знак, который покажет, что эта земля отныне принадлежит королю Португалии».

Команда выполнила все приказы, но знак убрали туземцы – их непросто было переубедить.

Мы достигли Мозамбика и бросили якорь возле устья реки Замбези. Когда я увидел людей в тюрбанах, сразу понял – наша цель близка. Я надеялся, что с ними удастся найти общий язык, но вместо этого они напали на нас. Вероятно, они увидели в нас конкурентов и испугались, что мы нарушим их торговую монополию.

Я решил держать наши 10 судовых пушек всегда готовыми к бою. Моя предусмотрительность, помощь арабского лоцмана и то, что я охотно брался за любую работу, когда нужно было помочь команде (например, латал паруса и стоял на вахте, если не хватало людей), – всё это помогло избежать катастрофы.


Изображение к книге 20 великих исследователей, изменивших мир

Хочешь стать как Васко? Никогда не останавливайся перед трудностями. Всегда следуй правилам и уважай других людей.

20 мая 1498 года я привёл три каравеллы в бухту Каликута (теперь этот город называется Кожикоде) – главного порта в Малабаре. «Это торжественный момент, капитан, – сказал мне наш лоцман. – Благодаря вам изменилась судьба двух континентов».

Спустя неделю меня принял правитель Каликута – заморин, которому я вручил подарки и письма от моего короля, где предлагалось установить торговые отношения и союз. Мы провели в его дворце 3 месяца, пока не достигли соглашения, затем вернулись на борт и пустились в обратное плавание. В сентябре 1499 года, после 2 лет странствий, мы вернулись домой. Я открыл для Европы ворота в легендарную страну пряностей, но не собирался останавливаться на достигнутом.


Изображение к книге 20 великих исследователей, изменивших мир

Фернан Магеллан

Мореплаватель

Саброза, Португалия, 1480 г. – Мактан, Филиппины, 1521 г.

Путешественник, который дал имя Тихому океану

«Расскажите мне что-нибудь о вашем детстве, дон Фернан! Мне нужна подробная информация, если вы хотите, чтобы описание вашего путешествия было полным». «Конечно, – ответил я Антонио Пигафетте, который путешествовал с нами и вёл хронику наших приключений. – Я родился в Саброзе, в Португалии, 17 октября 1480 года. Род наш знатный, хоть и обедневший. Моя семья состояла из отца (он был градоначальником), матери, брата Диего и сестры Изабель. В 10 лет я осиротел, и в 1492-м меня и Диего отослали ко двору короля Жуана II, где я служил пажом».

«Как вы выглядели в то время, капитан?» – «Я был невысоким – таким же, как сейчас, – но уже широкоплечим. У меня были густые брови и глубоко посаженные тёмные глаза. Мои руки – грубые, большие, мозолистые – говорили о суровой жизни». – «И что с вами случилось потом?» – «Я жил при дворе в Лиссабоне, пока мне не исполнилось 25. Король Жуан и его кузен Мануэл I, который позже унаследовал трон, позволили мне учиться и стать настоящим мужчиной – вернее, настоящим моряком на королевской службе. Жаль только, что мне лучше удавалось найти общий язык с Жуаном, чем с Мануэлом, которому, кажется, я никогда особо не нравился». – «После того как вы 3 года служили португальской короне и выиграли множество битв во имя короля, вы подумали, что раз он вас не любит, это достаточная причина для того, чтобы сменить монарха и флаг? Почему вы, португалец по рождению, ушли служить Испании и королю Карлу V?»


Изображение к книге 20 великих исследователей, изменивших мир

«Море полно опасностей, а шторма ужасны, однако эти препятствия – недостаточная причина, чтобы оставаться на берегу».

«Всё это было непросто в силу многих причин… Меня уволили с королевской службы, поскольку мы не ладили с королём, и я обратился к королю Карлу, который не раз потом оказывал поддержку и проявлял по отношению ко мне чрезвычайную щедрость». – «И что пообещал вам король Карл? Как он убедил вас взяться за столь тяжёлую и опасную задачу?» – «Я расскажу, если вы пообещаете молчать. Эти сведения не для огласки». – «Не беспокойтесь, я сохраню вашу тайну!» – «Хорошо. Король пообещал, что возместит все мои затраты, отдаст земли под мой контроль и назначит меня правителем любой страны, которую открою, да ещё я получу одну пятую чистой выручки от всего путешествия и одну двадцатую чистого дохода от любого мной открытого острова. Наконец, король пообещал, что в течение следующих 10 лет не выпустит других экспедиций с такими же целями». – «А как на это реагировала Португалия?» – «Король Мануэл тщетно пытался зазвать меня назад, когда понял свою ошибку».


Изображение к книге 20 великих исследователей, изменивших мир

«А теперь расскажите, с чего началось путешествие. Я опишу его вашими же словами, а не своими». – «Как вам известно, флот, который предоставил мне Карл V, состоял из пяти галеонов – больших парусных судов с тремя или четырьмя прямыми мачтами и одной наклонной. Команда составляла 260 человек. 20 сентября 1519 года мы отчалили из испанского города Санлукар-де-Баррамеда, чтобы пересечь Атлантику в поисках южного прохода к сказочной Индии.

Существование этого пролива считалось вероятным, но ни один европеец в этом не был уверен. Картографы мечтали о нём годами, и я вместе с ними. Вскоре наши пять галеонов достигли южных берегов Бразилии, а затем мы поплыли на юг, чтобы как следует изучить берег вплоть до самого маленького залива в надежде найти проход.