Я вспомнил день, когда в НАСА мне рассказали о миссии «Аполлон-11» и о том, что я могу стать капитаном экипажа. Должно быть, на меня так подействовали эти сюрреалистичные и прекрасные пейзажи: на несколько мгновений я забыл, что надо оставаться спокойным, хладнокровным и рациональным, и просто созерцал эти фантастические картины.

«Расскажи нам что-нибудь о себе, чего нет в твоей анкете», – резко спросил меня дежурный офицер.

«Я родился 5 августа 1930 года, в городе Уапаконета, Огайо. Когда мне было 3 года, моя мать Виола, любительница книг, научила меня читать. В первом классе я уже прочёл около 100 книг».

«А чем ты занимался в подростковом возрасте?»

«Мы много переезжали. К моим 14 годам мы с семьёй уже сменили 16 городов, и на новом месте я устраивался безо всяких проблем. Затем я изучал аэрокосмическую технику в Университете Пердью, штат Индиана».


Изображение к книге 20 великих исследователей, изменивших мир
Изображение к книге 20 великих исследователей, изменивших мир
Изображение к книге 20 великих исследователей, изменивших мир

«Ты знаешь, что Пердью называют колыбелью астронавтов, потому что ты там учился? Ты прямо как авиатор Линдберг – герой неба!»

«Да, но я не единственный, кто там учился: это и Юджин Сернан, Вирджил Гриссом, Лорен Шрайвер… А ещё я верю, что каждый человек заслуживает признания за свои достижения и за вклад в прогресс общества. Однако тут нужен взвешенный подход, чтобы не преувеличивать!»

«Это благодаря Пердью у тебя такие стальные нервы и самообладание?» – «Боюсь, что на самом деле я этому научился благодаря несчастным случаям… Например, во время войны в Корее: 29 августа 1951 года мой F9F „Пантера“ был сбит вражескими самолётами, и у него оторвало почти всё правое крыло! Чтобы спастись, пришлось катапультироваться… Я бы предпочёл сесть на воду, но вместо этого сел на землю. И всё же остался жив».

«Нил! – внезапно воскликнул Олдрин, инженер-пилот, с которым мы были на спусковом аппарате. Его встревоженный тон вернул меня к реальности. – Один из компьютеров оказался перегружен информацией, а как раз сейчас мы должны начать посадочные манёвры! И у нас осталось на 30 секунд топлива», – добавил он.

«Я отключу компьютер и переведу „Игл“ на ручное управление, – это решение пришло ко мне в долю секунды. – Мы проскочили удобное место для посадки… Теперь будем импровизировать!»

Затем я вызвал космический центр в Техасе.

«Хьюстон! Я перешёл на ручное управление!»

Лунный модуль нацелился своими четырьмя ногами на Море Спокойствия. Мы прошли над местами, непригодными для посадки, затем я заметил ровную площадку и решил, что она нам подойдёт.

«Нил, топлива осталось на 20 секунд, и до поверхности всего несколько метров! Быстрее!»

Я мягко посадил аппарат, как будто делал это тысячи раз. А затем…

«Хьюстон! – пробормотал я. – Это база в Море Спокойствия! „Игл“ сел!»


Изображение к книге 20 великих исследователей, изменивших мир

Хочешь стать как Нил? Пусть звёздное небо воодушевляет тебя и питает твои мечты – явные или тайные.

Олдрин посмотрел на меня с изумлением, а может, и с завистью: «20 июля 1969 года! Этот день войдёт в историю! А теперь тебя ждёт первая прогулка по Луне от имени всего человечества. Я, как второй по должности, пойду вслед за тобой через 20 минут». Мы энергично пожали друг другу руки.

Через пару часов я выполнил всё, как предписывала инструкция. Надев громоздкий скафандр с системой жизнеобеспечения, я открыл люк и медленно проделал несколько шагов, отделявших меня от исполнения мечты. 21 июля в 4:56 я стал первым человеком, ступившим на древние пески Луны. Но даже в восторженном состоянии я не терял самообладания.

Я воткнул в грунт американский флаг и алюминиевую пластину, на которой было написано: «Здесь люди с планеты Земля впервые ступили на Луну. Июль 1969 нашей эры. Мы пришли с миром от имени всего человечества».


Изображение к книге 20 великих исследователей, изменивших мир

Миссионеры и исследователи

Давид Ливингстон

Врач, миссионер и исследователь

Блантайр, Великобритания, 1813 г. – Читамбо, 1873 г.

Путешественник, побывавший в глубине Африканского континента

Сегодня, 3 августа 1851 года, после того как я открыл озеро Нгами (за что Королевское географическое общество наградило меня 25 фунтами стерлингов), мы наконец достигли реки Замбези! Мой долгий путь пролегал через места настолько засушливые, что приходилось пить из тех же грязных луж, что и животные. Затем я наконец добыл лодку и проводника и сумел найти такую чистую воду, что она казалась чудом!

«Я отправлюсь куда угодно, если путь будет вести вперёд».

Река Замбези протянулась на 2660 километров и тихо течёт на восток, теряясь за горизонтом. Когда я увидел её, мысли унесли меня в детство.


Изображение к книге 20 великих исследователей, изменивших мир

Я родился в Шотландии 19 марта 1813 года. Моя семья была весьма непритязательной и скромной, так что я привык к бедности.

В комнате 3 на 4 метра мы жили ввосьмером. Наверное, поэтому меня так тянуло к открытым пространствам и бескрайним горизонтам.

В 10 лет я уже помогал родителям, с 6 утра до 8 вечера работая на ткацкой фабрике вместе с тремя братьями и двумя сёстрами. Чтобы не терять времени, я учился прямо за своим прядильным станком, установив на нём книгу. Перед сном часами читал книги по латыни, истории, природоведению и естественной истории, а также отчёты о путешествиях.

Заработанные тяжёлым трудом деньги я потратил на высшее образование. В 1840 году я окончил медицинский факультет в Андерсоновском университете в Глазго и решил стать врачом-миссионером. Мою стальную волю всегда поддерживала страсть к путешествиям и исследованиям.

Меня приняли в Лондонское миссионерское общество, и в 1841 году я наконец отправился в Африку.

«Почему ты решил приехать сюда?» – спросил мой друг Мебалве на своём диалекте. Его вопрос прервал поток моих мыслей и вернул меня в настоящее.

«Многие годы на твоём континенте процветает работорговля. Я пообещал самому себе, что буду бороться с этим, насколько хватит сил и самой жизни».


Изображение к книге 20 великих исследователей, изменивших мир
Изображение к книге 20 великих исследователей, изменивших мир

Хочешь стать как Давид? Не бойся расстаться с уютом и комфортом, чтобы изучать то, что тебе действительно интересно.

«Я всегда буду поддерживать тебя – и в твоих мыслях, и в трудах».

«Я знаю. Ты помнишь того льва?» – спросил я.

«Как же я могу его забыть?» – «Это было в 1844 году. Если был не ты, я бы погиб! Лев напал на меня и вцепился зубами в левую руку. Ты выстрелил в воздух и испугал его. Я выжил, хотя рука так и не восстановилась до конца. И это было не единственное опасное происшествие».

«Ты вспомнил о гиппопотаме?» – «Да! Он швырнул меня в реку, полную крокодилов. Я чудом выбрался оттуда».

«А чем ты больше всего гордишься?» – спросил меня Мебалве.

«Открытием величественного водопада, который вы, туземцы, зовёте „грохочущим дымом“, а я назвал в честь Виктории, правящей английской королевы. Об одном жалею: что не сумел достичь истоков Нила! Это была моя самая большая мечта, но Джон Хеннинг Спик опередил меня».

«Неужели тебе мало своих успехов?» – «Признаюсь – мало». – «Но ведь ты такой знаменитый – и здесь, и в своей стране!» – «Я теперь и не знаю, какую страну считать своей». – «Наверное, ту, что в твоём сердце…»

«Ты мудр, друг мой. И так же немолод, как я».

«Это неважно. Я помню, у тебя всегда была с собой Библия…»

«Да, как и аптечка первой помощи, компас и секстант, так что я мог определить и записать своё местоположение в любой момент».

«Расскажи мне снова, как ты встретился с редактором „Нью-Йорк Геральд“. Кажется, его звали Генри Мортон Стэнли?» – «Хорошо. Ты помнишь, как много раз у меня бывали приступы малярии?» – «Конечно! А теперь они прекратились?» – «Да, я принимаю лекарство – хинин, к тому же помогает защита от комаров, которые разносят болезнь. Ну так вот, 2 года обо мне не было вестей. Я находился в самом сердце Африки, но никто этого не знал. И тогда владелец газеты послал на мои поиски Генри, не считаясь ни с деньгами, ни со временем. Они решили, что это будет сенсация века. И через 8 месяцев поисков Генри нашёл меня. Это было 10 ноября 1871 года. Мы были единственными белыми людьми с Запада на многие мили вокруг, но он так обрадовался нашей встрече, что не придумал ничего лучшего, чем спросить: „Доктор Ливингстон, я полагаю?“ Я улыбнулся и сказал: „Да!“»

«Почему ты не вернулся с ним в Лондон? Ты бы стал там всеобщей знаменитостью. Ты – легенда, единственный человек, который пересёк треть континента и преодолел более 50 000 километров, причём большую часть пешком!»

«Я сказал Генри тогда и повторяю тебе сейчас: у меня здесь ещё очень много дел!»

«Но что, если однажды ты почувствуешь, что не можешь двигаться дальше? Всё-таки тебе уже 60 лет. Ты выглядишь бледным, усталым и больным!»

«Друг мой… Если я погибну, позови моих верных помощников – Сузи и Чуму, они помогут тебе. Похороните здесь моё сердце, а тело отвезите в Англию. Но пока я живу и дышу – буду исследователем, врачом и миссионером. Так что я остаюсь здесь!»