— Знаешь, что я понял вчера?

— Ну? — Буркнула я тихо, чтобы не спугнуть.

— Что ты без меня загнешься. — Я претенциозно цокнула языком. — Ну, сама вспомни: сначала в лесу чуть не замерзла, потом в городе еле выжила, если бы не я, что бы ты делала?

— Ничего бы я не делала!

— Вот именно, — довольно спокойно поддержал он. — Когда я увидел Сеора… и тебя… бледную, как смерть…

— Лучший комплимент.

— Ты можешь серьезнее быть? — Нахмурился Дэвлин.

— Извини, — буркнула я и уставилась на него.

Дэвлин вздохнул и недолго боролся с собой, чтобы продолжить.

— Я скажу тебе правду, Кристина: мне казалось, что когда ты вернешься в свой мир, мне станет легче. Но даже когда я уходил от тебя вчера вечером перед сном, каждый шаг давался мне с таким трудом… — он вдруг осекся, его голос надломился, мне показалось, или его глаза заблестели? Пауза была недолгой, но это тронуло меня. — Это ведь не морозная кровь, не какие-то древние предрассудки или прочие обстоятельства. Мы не знали этого, но…

Его глаза снова начинают разговаривать со мной, потому что слова слишком грубые, для тех, кто не понимает, не знает, что такое настоящая, глубинная связь. И в этот раз я почти окончательно смягчаюсь.

«Помнишь, как мы танцевали?», — спрашивает он.

«Помню», — отвечаю улыбкой.

«Помнишь, как нам было хорошо?»

«Помню».

«Хочешь ли ты все это завершить?».

«Не хочу», — чуть смелею я.

Его глаза теплеют, он мне улыбается.

«И я не хочу», — признается мне он искренне.

Некоторое время мы смотрим друг другу в глаза без лишних мыслей и смыслов, просто погружаемся в миры друг друга. Лед недоверия, сомнений и страхов, трогается и потихоньку растворяется, принося, как ни странно, облегчение.

— Останься, — просит вдруг Дэвлин. — Я хочу, чтобы ты осталась со мной.

— Почему? — Тихо и примирительно уточняю я.

А Дэвлин мне медленно улыбается и неимоверно смущает.

— Потому что ты моя невеста, — заявляет он.

Я улыбаюсь ему в ответ, он подается ближе и целует, а лучи солнца льются в нашу комнату, и я чувствую их тепло.

***

Коронация состоялась в ясный, снежный полдень. Как и обещал Дэвлин, да и Уэра рассказывала, народу собралось со всех провинций. Были приглашены бессчётное количество гостей, всяких дальних родственников и обязательных знакомых. Кто-то был скорее политическим гостем, но — раз ты Король, того требует положение.

Уэра наконец-то вернулась в замок, и я узнала, что оказывается Дэвлин запретил ей возвращаться, пока он не разберется с моим маленьким мятежом. Отличный план. Ах, ей надо увидеться с дочкой. Она что? Совместную посадку грядок затеяла? Чего так долго не возвращалась? Я и могла бы об этом задуматься, но… ведь отчасти я тоже искала причины, чтобы остаться. А если бы Уэра вернулась…

Когда вопрос, который Дэвлин решал не нормальным образом, наконец-то решился, Уэра и ее дочь вернулись вместе. Дочка у нее была красивой и главное — тоже волшебницей. Как я поняла, Сеор ее не только держал в заложниках, чтобы шантажировать Уэру, но иногда и подпитывался ее силой. Это сказалось на бедной девушке, потому что выглядела она, мягко скажем, пока не очень. Явно лучше, чем тяжело больной, но уже восстанавливающийся после тяжелой болезни, это точно.

Зато было приятно наблюдать за тем, как преобразилась Уэра. Она все время улыбалась, буквально светилась от счастья, даже, казалось, помолодела. Это были приятные изменения, а я была просто рада, что все разрешилось хорошо.

Помимо важных гостей на коронацию пришли посмотреть и простые крестьяне, рабочие, трактирщики и прочие. Когда мы с Дэвлином проходили сквозь строй (обычай обязывал со всеми поздороваться), я вдруг узнала того самого трактирщика, перед которым мы разыграли представление, когда вышли из леса теней.

— Ваше Величество! — Низко поклонился мужчина. — Да благословят Вас и Вашу семью Боги Севера!

Дэвлин вежливо поклонился и двинулся дальше, я же удивленно уставилась на него.

— А чего это он так быстро сюда добрался? — Дэвлин хитро улыбнулся. — У него же была одна лошадь, и ту он отдал нам.

— Была, да больше нет, — Дэвлин улыбнулся смелее. — Я помню тех, кто оказал мне помощь.

— Что ты сделал? — Допытывалась я.

— Отблагодарил, — увиливал все от ответа он.

Приятно, что он это помнил. Что же до трактирщика — мир ведь не без добрых людей. У нас же ничего не было, трактирщик мог бы нас и не приютить. Но он сделал свой выбор. И теперь улыбался, и махал нам изо всех сил, как будто от этого зависел размер его благодарности.

Следом за нами тянулась целая делегация. Во-первых, Чэн. Он действительно был телохранителем Дэвлина, и было забавно наблюдать, как он исполнял свои обязанности. Вот кто-то чешет нос и тут же перестает это делать, когда острый взгляд Чэна подмечает это. Мол, «почешешь потом». Кто-то решил подарить Дэвлину подарок — прекрасный выбор! Только Чэн перехватывает даже намерение и отрицательно качает головой, кивая на место, куда все подарки надо складывать. Что тут поделаешь? Он свое дело знает, Дэвлин даже не пытается замечать ничего и никого, полностью полагаясь на него.

Сама церемония проходила на балконе одной из башен, чтобы все собравшиеся могли видеть происходящее. Прям, рождение Симбы. Моей шутки, к сожалению, никто не понял, а я поинтересовалась, можно ли провести здесь электричество, чтобы все смогли оценить мой юмор, а не смотрели на меня, как на дуру.

Ладно, никто так не смотрел, но я себя ею точно ощущала.

Ритуал был завораживающим. Пять каменных изваяний, венчавшихся огненной чашей сверху, как мне поясняла Уэра по ходу процесса, были сосредоточением и благословением Богов Севера. О которых мне тоже обещали рассказать позднее. Дэвлин встал в центре и сначала прочитал клятву будущего Короля. Она была длинная, общий смысл «служить, защищать и оберегать», ничего нового.

Зато после клятвы началось просто нечто грандиозное. Огонь в чашах ожил, взметнулся в воздух, закручиваясь в огненный вихрь, думаю, даже если кто-то не пришел на коронацию, видно было отовсюду. Небо сегодня было синее-синее, солнце яркое. Но пламя… драконов, как я понимаю, затмило собой все.

Оно увеличилось в размерах где-то в районе облаков, которых сегодня не было, поэтому огонь занял свободное место с удовольствием. Все смотрели вверх и не так чтобы сильно удивлялись, а вот я рот разинула, когда разглядела в этом пламени как будто бы силуэт дракона.

Возможно, это не лишено смысла, а возможно, у меня слишком богатое изображение… своими откровениями я поделилась с Уэрой. Она мне только улыбнулась.

— Говорят, дракона может увидеть только наследник… — Уэра еще раз присмотрелась, — и его избранница.

— То есть… только мы вдвоем это видим? — Смутилась тут же я.

Уэра не ответила, но ей и не требовалось. Я медленно улыбнулась, наблюдая, как пламя практически оформилось в огнедышащего монстра, а затем будто сделало круг почета. Дэвлин расставил руки в разные стороны, дракон это увидел, сделал красивое сальто, а затем стремительно полетел вниз.

Может быть, я и знала для чего это, но когда огненный дракон, размером с гору, так быстро несется к Дэвлину, все равно становится не по себе.

Огонь не уничтожил его (да, я знаю, но все равно вздохнула с облегчением, когда все закончилось), он просто будто был поглощен Дэвлином, исчезнув внутри него. Дэвлин чуть обернулся, и я заметила, как его глаза вспыхнули пламенем. В этот миг тот, кого я знала, так сильно был похож на дракона, что у меня мурашки побежали по коже от страха. У него еще и дым из ноздрей повалил! А Дэвлин там останется вообще?

Но стоило ему моргнуть, как все исчезло, я снова видела только Дэвлина, и… чувствовала. Силу, которую он в себя принял. Думаю, все это ощущали, потому что колотило просто бешено. Что и неудивительно. Драконы, что тут скажешь?

К нам подошел один из воинов с красивой подставкой, на которой лежала Корона. Уэра посмотрела на нее, затем и на меня. Я удивленно вскинула брови.

— Что? — Разволновалась сразу же я, почувствовав на себе взгляд Дэвлина.

Он мне улыбнулся и кивнул. Я?! Серьезно?! Ой, как волнительно!

В общем, отдышавшись, я нервно сглотнула, взяла Корону и понесла ее к Дэвлину. Нас окружали тысячи людей, все смотрели на нас, это почти что рок-концерт! Но, как только я приблизилась к Дэвлину, мое волнение прошло. Мы будто остались с ним вдвоем наедине. Я улыбнулась ему, приподняла Корону, он наклонился ко мне, и я успешно водрузила ее ему на голову.