Вечером Дэвлин отвел меня на балкон второго этажа в холле, мы устроились в обнимку друг с другом, и стали наблюдать за тем, что происходило внизу. Бегали слуги, воины, все что-то делали, куда-то спешили, переговаривались — почти жизнь в мегаполисе, только без мегаполиса.

— Коронация состоится через неделю, — сообщил мне Дэвлин. — Будет много гостей со всех провинций.

Я понимающе закивала, поглаживая его руку, которой он меня крепко держал.

— Ты только смотри, чтобы никаких свиных хвостов не было, — предупредила я.

Дэвлин посмеялся.

— Ты запомнила? — Почему-то был тронут он.

— Это спасло нас от приспешников Сеора, если что, — легко заметила я.

Дэвлин молчал, ожидая подробностей, я ему вкратце их пересказала. Особо-то рассказывать было нечего, но Дэвлину как будто бы понравилось, что и Чэн, и Уэра легко поняли мой не слишком уж сложный замысел.

— Ты в курсе, что знаешь меня лучше, чем многие мои друзья? — Вдруг заметил он, смаривая меня соблазнительным шепотом у моего уха.

С тех пор, как решение было принято, мы все время балансировали на грани. И, к сожалению, сейчас эта грань была пересечена.

— Недостаточно хорошо, — стараюсь не поддаваться на его игру из легких поцелуев я.

— Ты просто еще не знаешь, — ухмыляется он.

— И не узнаю, — закрываю тему я, словно захлопываю дверь.

Становится не по себе. Может быть, я и дулась изо всех сил, но мне самой было приятно находиться в его обществе. Медленно облизав губы, я вдруг поняла, что сделала это ровно также, как всегда делал это Дэвлин. И улыбнулась.

— Ты знаешь, что я уже перенимаю твои привычки? — Заметила я.

— Перенимай. Пусть останется с тобой.

Он не обижался. Странно. Впрочем, на что обижаться? Решение было принято взаимно, так что…

Еще недолго посидев на балконе, я неизбежно начала клевать носом и в какой-то момент уснула. Очнулась, обнаружив себя на руках у Дэвлина, он нес меня в мои покои. Очухавшись, я попросила его поставить меня на ноги и оставшуюся дорогу шла сама, держа его под руку. Когда пришло время прощаться, я проснулась окончательно.

Дэвлин замер напротив меня, такой строгий и серьезный, даже не прикасался ко мне. Но это лишь первый порыв. Затем он шагнул ко мне ближе и наклонился к моим губам…

Я стояла неподвижно, а он замер в сантиметре от моей кожи, обдавая своим жаром и горячим дыханием мое лицо. Я и так смущалась, а от этого жара полыхала, словно лампочка.

— Может быть, все-таки до коронации? — Предпринял очередную попытку Дэвлин.

— Нет.

— А если?..

— Нет.

— Кристина…

— Дэвлин!

Смотрим друг другу в глаза, когда он немного отстраняется, пытаюсь справиться с бурей эмоций и сомнений. С чем борется Дэвлин, мне неизвестно. Он, хоть и сказал, будто я его знаю, но я так на самом деле не считаю. Если бы знала, я бы не попала в такую вот ситуацию.

— Спокойной ночи, — желаю я и нащупываю ручку двери за спиной.

Дэвлин слишком заворожен моими движениями, чтобы соображать, поэтому так ничего мне и не говорит до тех пор, пока я не закрываю перед ним дверь.

Ох… нет, я, конечно же, понимаю, что вполне вероятно не вспорхнула как бабочка от радости, если бы Дэвлин предложил мне замужество. Просто в тот момент, когда мы были там, в пещере, мне это казалось таким логичным. Особенно после того, что рассказала мне Уэра. Невеста Севера… Может быть, Север тут и причем, а вот Дэвлин не Север, так что он тут совсем уж с боку припека.

Обижало ли это меня настолько, что мне хотелось сбежать? Да. Но обижало ли меня это настолько, что мне хотелось остаться? Да. Но гордость не позволяла признаться, просить, попытаться примириться. В конце концов, мы едва знакомы, так что я действительно не знаю, он мне вообще понравится.

И пусть это время мы проводили в полной гармонии, что вообще-то было для меня дико странно, ведь я не думала, что два человека, которые едва ли знают друг друга, могут так хорошо сочетаться. Но одно дело пара дней, которые мы проводим вместе, а совсем другое…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Но другого-то и нет. Остаться до коронации. С какой целью? Чтобы еще помучиться? А это именно мучения, потому что чем больше я остаюсь, тем сильнее привыкаю. Как я потом буду уходить? На что он рассчитывает, предлагая мне подобное? Самое ужасное, что каждый раз, когда он это делает, у меня поджилки трясутся. И каждый раз мне приходится прилагать все больше усилий, чтобы заставить себя сказать «нет»…

Может быть, дело в его огне? Невольно засмотрелась на камин, и даже подошла поближе. Он ведь… горяч буквально. Может, поэтому меня к нему тянет? Я имею в виду — тянуло бы любую, кто бы на моем месте не оказалась? Ведь, в конце концов, у меня морозная кровь, у него огонь течет по венам…

Пламя в камине завораживает, игриво танцует и кружится, но в какой-то момент мне кажется, что оно изменяется слишком уж странно. Как будто… им кто-то управляет? И додумать эту мысль не успеваю, а пламя вдруг вырывается в мою сторону и хватает меня. Вскрикиваю в ужасе, ощущаю жар вокруг, боюсь сгореть… но, кажется, оно не сжигает меня окончательно. Судя по тому, как меня куда-то тянет, оно меня переносит?

Тут уж я задумалась: ведь Дэвлин вернул себе силу, значит… он таким образом хочет показать мне, что сдаваться не намерен? Хм…

Огненный портал выплевывает меня на ковер перед камином, и уже когда я силюсь подняться, понимаю, что я больше не в своей комнате. Поскольку в покоях Дэвлина я еще не была, я лишь оглядываюсь и пытаюсь как-то впечатляться тем, что меня окружает. На самом деле, в отличие от моих покоев, эти выглядят достаточно скромно. Когда я оказываюсь на ногах, я разочарованно обозреваю масштабы комнаты. Маленькая, треть моих покоев.

Нет-нет, я вовсе не зазнавшаяся особа после нескольких недель, проведенных в этом мире, но я рассчитывала увидеть какую-нибудь комнату звездного неба, или что-то вроде того. Но да ладно.

Делаю глубокий вздох, распрямляю на себе платье.

— Ну и что это за игры? — Спрашиваю я, разыскивая Дэвлина. — Думаешь, ты меня этим удивишь?

Молчание. Может, это такая форма издевательства? А Дэвлин стоит за углом и тихо хихикает? Вообще-то не похоже на него, но…

— Я, конечно, многое повидал, — выходит ко мне навстречу из открытой двери мой призыватель. — Но, чтобы ты совсем не удивилась… пожалуй, я впервые потерял дар речи.

Хлопаю глазами и таращусь на него в ответ. Эээ… что?

***

Если честно, шок был. Я была уверена, что это Дэвлин… но это был не Дэвлин. И это меня сначала просто поразило, но потом, когда я более или менее поняла, что происходит, я уже не хило так испугалась.

— Сеор, — нервно назвала его по имени и тут же прокашлялась, потому что голос пропал. — Ты… эээ… я думала, огонь… ну… того…

Яркая речь, ничего не скажешь. Но в процессе я подумала: как-то не очень хорошо говорить ему о смерти, раз он не умер. С другой стороны — я же до конца даже не знаю, что с ним случилось. Но еще в пещере у меня возник вопрос: а куда он делся и что с ним на самом деле произошло? Дэвлин же предполагал…

Сеор ухмыльнулся, в этой ухмылке больше не было самоуверенности, только усталость.

— Я так понимаю, не меня ты рассчитывала сегодня встретить, — констатировал он, обо всем быстро догадавшись.

— Не пойми неправильно, — нервная улыбка, — я всегда с тобой рада повидаться, но можно я пойду домой?

Сеор надо мной тихо посмеялся.

— Для меня стало действительно открытием, что ты смогла управлять кровью Дэвлина, — проигнорировал мою просьбу он. — Но, когда ты подчинила себе огонь… вот это меня шокировало. Одно дело управлять потомком драконов, но огонь…

Нервно сглатываю, наблюдая за Сеором. Он и раньше производил на меня впечатление, от него веяло хищной угрозой, но сейчас, в слабом отблеске света от одного камина, Сеор по меньшей мере выглядел жутко.

— Но это был его огонь, — быстро заявила я, будто оправдываясь. — Не думаю, что я смогу подчинить другой…

Сеор быстро улыбнулся, чем моментально заткнул меня.

— А другой мне и не нужен, — признался он. — Драконий огонь самый сильный, самый мощный и беспощадный. Его мне хватит.

Последнее прозвучало снисходительно, будто мы на рынке торгуемся. Я нервно поерзала на месте, заламывая пальцы. Надо как-то потянуть время. Но — зачем? Я ушла спать, Дэвлин ко мне в дверь не ломился, следовательно, узнает о моей пропаже к утру. В лучшем случае. В худшем… ой.