— Как я уже говорила тебе ранее, во времена переселения народов дети Севера выбрали расселяться в разные места, — продолжила развивать эту мысль Уэра, — но дело в том, что потомки твоего рода из нашего мира исчезли.

— Почему? — Тут же спросила я.

— По разным причинам, — уклончиво ответила Уэра, и я поняла, что подловить ее почти невозможно. — Но дело в том, что Королю Севера понадобилась твоя помощь.

Эту фразу я восприняла довольно двусмысленно. С одной стороны — сколько? В смысле, сколько мне заплатят? С другой стороны — разве это не красиво звучит? Королю Севера понадобилась моя помощь? Как тут Короли? Симпатичные? Это я так, конечно, шучу. Нет. Но я же уже в пути к замку, так ведь?

— Поэтому мужчины в лесу вас испугались? Потому что вы волшебница и телохранитель? — Уточнила я.

— Потому что мы из замка, — поправила Уэра. — Мужчины — народ Севера. Они уважают и почитают своего правителя.

— А что за шпиона они искали?

Тут Уэра натянула невероятно дежурную и формальную улыбку.

— Это политические вопросы, до которых нам пока нет дела, — мягко так посоветовала мне заткнуться она.

— Ладно, извините, — тут же ретировалась я, и Уэра немного расслабилась. — Так в чем заключается помощь?

Ответить мне никто не успел, нашу карету тряхнуло. Я вскрикнула, Уэра схватилась за карету (да, это невозможно, но выглядело именно так), с трудом усидев на месте, а Чэн, умело подпрыгнув на своем месте, будто готовился к подобному тысячу раз, схватился за меч.

Ну и что теперь?

***

Только я подумала: «Всё! Кошмар! Ужас!» и все такое прочее, как Уэра подтянулась, поудобнее уселась и двинула в стенку, крикнув: «Гони!». Я сначала подумала, что это она так нетерпелива просто. Но нет. Кучер как рявкнет, лошади как заржут, меня как припечатает из-за разгона, который мы взяли. Вот это был старт! И до этого мы ехали быстро, но сейчас — просто запредельные скорости! Местный дрифт начался!

Нас швыряло из стороны в сторону, я по привычке искала ремень безопасности, но нащупала только ручки, за которые держаться. Уэра, например уже держалась за ту, что была у нее над головой. Чэн держался за ручку на дверце. Обнаружив свою, я вцепилась в нее и тут же повисла, потому что снова накренило, опрокинуло, карета настолько наклонилась, я испугалась, что мы падаем!

Но нет. Этот крен каким-то чудом выровнялся, карета встала на колеса, встряхнув нас, будто помидоры в банке (я именно так нас и представила, когда мы дружно подпрыгнули), и я бы посмеялась, если бы кучер там не гнал. Похоже, он тоже был в курсе, от чего мы так несемся.

В какой-то момент дорога почти выровнялась, и я задумалась вот о чем: а что вообще происходит? Просто первичный шок заставил меня подавить в себе все возможные мысли, включив только первобытный инстинкт: «пока тебя не выпихнули из кареты, сиди и не рыпайся». Но мы все еще гнали, пока, к счастью, ничего не происходило, а я хотела знать главное.

— Извините, а почему мы вдруг прибавили ходу? — Поинтересовалась я невинно, потом карета снова завалилась чуть на бок, я вцепилась в ручку и повисла на ней.

— Не стоит беспокоится, — напряженно, как только могла, сообщила мне Уэра. — До замка недалеко.

— А почему я не появилась в замке? — Захныкала я, когда случился очередной крен.

— Неточности колдовства, — повисла на своей ручке Уэра. — Прошу прощения, когда метет буря, сложно удержать одну точку в уме.

Ах, ну теперь все понятно. Все еще сарказм.

— От кого мы спасаемся? — Спросила я.

И тут, словно меня услышали эти самые враги (пока я их не видела), раздались каким-то протяжным совершенно сумасшедшим гулом где-то вдалеке. Это больше всего походило на гудок паровоза или парохода, такой сильно громкий, протяжный, нарастающий, неприятный. Только этот гул был еще и злобным. Немножко. Хотя — может, мне так только казалось?

Гул повторился — нет, не показалось, действительно кошмар.

— Что это такое?!

— Эльдисы, — как-то глухо, но все-таки ответила мне Уэра. — Глыбы льда, уничтожающие все на своем пути. Главные враги Севера.

Глыбы льда? Главные враги Севера? Вопросов, конечно, было много, но я решила перейти к главному.

— Но ведь с ними можно договориться? — Наивно предположила я.

И, судя по взгляду Уэры, можно даже не пытаться.

Нас снова подбросило, очередной крен и тут уж карета не просто наклонилась, мы почти легли на землю! Хотелось крикнуть «водитель! Не дрова везешь!», но, думаю, если бы обстоятельства были обыкновенными, кто-нибудь так обязательно крикнул. И не думаю, что Чэн. Поскольку тут все нестабильно, я как-то позабыла вообще о его присутствии. А он все еще был. Сидел с отсутствующим выражением лица, как будто ничего и не происходило. Стойкий парень, надо заметить. Хотя, ему по должности положено.

В общем, нас швыряло дальше. Вначале я еще предпринимала жалкие попытки усаживаться обратно на место, пытаясь выглядеть прилично, в какой-то момент просто поняла всю бесполезность данного ритуала, и просто повисла на ручке. Уэра и Чэн делали то же самое, поэтому я совершенно не стеснялась.

Все шло… не знаю, как, кроме воя издалека я не особенно разбиралась, в каком там состоянии все происходит. В окна хлестал снег, то ли от скорости, то ли буря вновь вернулась, я чувствовала себя в плену. Все метет, прыгает, происходит какой-то сюр!

И тут случилось жуткое! В карету внезапно что-то ударилось словно тараном, и нас наконец-то опрокинуло! Взвизгнула, все еще не отцепляясь от ручки, но мы почти сразу же сделали сальто в воздухе, поэтому я не удержалась, как и мои спутники, которые вместе со мной принялись кататься по салону, словно игровые кости.

Карета прокрутилась еще несколько раз, а затем приземлилась на крышу, дверца буквально дернулась, распахнувшись с жутким треском, в салон стало задувать снаружи, мгновенно осыпав нас снегом. Кое-как сообразив, как я лежу (на спине), я поняла, что мне что-то больно упирается в живот. Помимо Чэна это делал его большой меч, к счастью, хоть был в ножнах, а то бы совсем уж кошмар! Швыряние в карете пережила, а потом меня сразило своим же!

Сложно, конечно, утверждать, был ли Чэн «своим», но я предпочитала так думать. Когда он зашевелился, я поняла, что он лежит поперек меня, и вместе мы составили букву Х. Прекрасное построение, конечно, на синхронном падении нам бы дали максимальный балл. Но сейчас явно не до соревнований!

Чэн приподнялся, я взвыла, потому что он уткнулся мне локтем в ногу, а его меч продолжал прорубать мой живот. Хорошо, что я была с ног до головы в теплых вещах! Будь на мне футболка, я бы уже не собралась.

Чэн на удивление смутился, и со словами «извините, извините, извините» торопливо принялся приподниматься и вставать.

Когда мы более или менее сели, я вдруг поняла одну страшную вещь.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — А где Уэра?!

Уставившись на Чэна, я думала, он мне что-нибудь ответит, но нет, он только выскочил из кареты, словно пуля из пистолета, я даже не успела понять, что происходит. Ладно. Кряхтя и пыхтя, я стала подниматься и попыталась выбраться наружу. Перекосило меня всю основательно и капитально, но я каким-то чудом снова вылезла в буран.

Пелена была стеной, очевидно, что никаких радостей не предвидится, но надежда где-то зиждилась, я пыталась что-то разглядеть. К сожалению, я не видела ничего совершенно, в том числе и Чэна с Уэрой. А они же мои проводники! Где этот замок, черт побери?

Кто-то закряхтел справа, я увязла в сугробе, двинувшись к пострадавшему и кое-как на ощупь по стеночке кареты добралась до кучера. Куда делись пассажиры, я не знала, но когда на нас надвинулись две гигантские фигуры, я сначала в ужасе села в сугроб, но это оказались всего лишь лошади. Так я еще никогда в жизни не пугалась. Ничего же не видно! А тут эти две морды! Тыкнулись в меня, словно испугались, а я им тут успокоительное могу дать.

Ладно, главное не пострадали, а то карету-то крутило, вертело…

В общем, я поднялась, лошади боязливо кружили рядом. Я, конечно, не коневод, но впервые вижу такое вот поведение лошадей. Они боялись. Но как будто понимали, что без нас никуда не денутся и не смогут добраться до убежища. Странно. Но…

В общем, кучер. Дядька, весь с ног до головы укутанный в мешок, потому что по-другому его наряд назвать сложно. Не знаю, как он еще нас вез и не замерз, но неважно. Я помогла ему подняться, он еле живой, хромой и кряхтящий сразу же бросился к карете, пытаясь ее перевернуть. Я сначала подумала, что он немного умом тронулся, но потом лошадь меня мордой в спину пнула (легонько так, но все же лошадь), и я поняла, что надо помогать.