Арина продолжала рыдать.

Машка усадила ее на стул и беспомощно оглянулась на Антона.

В это время на нижнюю террасу с галереи по своим делам спустились двое мужчин: один – подтянутый брюнет с серыми глазами и другой – загорелый, похожий на борца, крепыш с совершенно гладкой, как бильярдный шар, головой.

Сложно было подобрать пару более непохожих внешне друг на друга людей. Даже ростом они отличались – брюнет был выше почти на голову. Но, приглядевшись, внимательный наблюдатель отметил бы что-то общее в их жестах, манерах, походке. Подумав, он бы сказал, что эти двое, видимо, прошли одну и ту же серьезную школу.

Оба двигались мягко, не делая лишних движений, но грозная сила и готовность к броску в любой момент ощущались сразу. Так ведут себя хищники, которых лучше не тревожить и не дразнить.

– Вот! О чем я тебе и толкую! Видишь, персонал от тебя уже плачет! – раздался на лестнице громкий русский бас. – Феодал, как есть феодал! Кирила Петрович Троекуров!

Все подняли глаза. От удивления Арина даже приглушила рыдания.

– Погоди, Витя, – произнес Смолев. – Это не персонал. Это гости. Здравствуйте, ребята! – поздоровался он, подойдя поближе. – Меня зовут Алекс, я хозяин виллы. Я так понимаю, вы живете в первом и втором номерах. Почему вы плачете, девушка, что стряслось?

Верный профессиональной привычке, Манн отозвал в сторону Леонидаса и завел с ним параллельно разговор на греческом, пока Антон докладывал ситуацию Смолеву.

– Все ясно! – подытожил Манн, став сразу серьезным и внимательным. – Несчастный случай. Хотя… Ты же знаешь, как я не люблю эту тухлую формулировочку. Если каждый несчастный случай поскрести как следует – оттуда полезет такое, что диву дашься! Давай-ка я наберу главврача, что он мне скажет?

Он отошел чуть в сторону и, набрав номер, завел разговор по-гречески уже с главврачом. Закончив говорить, он пару минут что-то обдумывал, потом сказал подошедшему Смолеву вполголоса:

– Слушай, там такая тема: врач говорит, что у парня налицо серьезное отравление кислородом. Ему крупно повезло, что его вытащили грамотные спасатели, сделав все, как надо еще в воде, а потом и на берегу. Но тем не менее… А ты не дайвер?

– Нет, – мотнул головой Смолев, – но в планах есть!

– «В планах»! – пробурчал Манн. – Тогда долго объяснять. Вот что, озадачу-ка я сперва нашего друга Антонидиса. Давно он без дела сидит! Раскрасим его день в счастливые тона: экспертиза нужна позарез. Как чего? Той снаряги, с которой парень нырял. Есть у меня мысль одна, но об этом позже. А ты давай ребят успокой: парень в реанимации, жить будет! Но два дня, как минимум, проведет в интенсивной терапии. Навещать они его не смогут. Пусть по острову покатаются, отвлекутся. Ничем они ему сейчас не помогут, только под ногами у нас будут путаться. Через два денька я сам попрошу доктора, чтобы их к нему пустили ненадолго. Да и ты сходишь, поговоришь с ним. Давай, отправляй их! Я пока с Антонидисом поговорю.

Смолев все так и объяснил друзьям, потом по-английски повторил для младшего Спанидиса. Грек встрепенулся и снова повторил свое приглашение посетить виноградник отца и погостить пару дней.

– Правильно! Отличная идея! – поддержал Алекс. – Я там был, место красивейшее. Горы, виноградники, вид на остров потрясающий. Я дам Леонидасу машину, поезжайте. Когда вернетесь, мы сходим вместе в больницу. Хорошо?

– Мы переживать будем, – робко сказала Машка, оглядываясь вопросительно на мужа.

– Само собой! Мы все будем переживать. Поэтому Катерина – дежурная на ресепшн, она говорит по-русски – будет каждые три часа уточнять в больнице состояние вашего товарища и слать вам смс, договорились?

Антон посмотрел на девушек, те – на него. Арина взглянула на грека, он подбадривающе улыбнулся девушке.

– Хорошо! – сказала она, наконец решившись.

В самом деле, чего сидеть рыдать? Бабушка всегда говорит: «Слезами горю не поможешь!». Просто все так неожиданно произошло, она еще не пришла в себя.

– Но если что-то случится, ему станет хуже – мы сразу вернемся!

– Разумеется, – кивнул Алекс, – это правильное решение. Поезжайте!

Ребята поднялись на галерею и разошлись по номерам, договорившись через час встретиться у машины на парковке.

– Ты что-то подозреваешь? – задумчиво поинтересовался Алекс, провожая их взглядами. – Или кого-то из них? Поэтому отправил их покататься подальше? Да и Леонидас за ними присмотрит, я так понимаю? Ты его попросил?

– Само собой! – легко признался другу генерал Интерпола. – Знаешь, на меня эти смазливые мордочки в слезах давно не действуют. Помню, рыдала у меня на допросе одна красотка: Барби отдыхает! Ну как на нее подумаешь! Такая милота! Стыдно даже голос повысить: глазищи голубые-голубые; на ресницах слезинки, пухлые губы дрожат так по-детски… Я тогда сперва ей поверил, – молодой был, неопытный. Но мой шеф меня живо привел в чувство. Это уже потом выяснилось, что она убила своих мужей – всех троих; трупы расчленяла прямо на кухне столовым ножом и вывозила на городскую свалку в фирменных пакетах от «Рив Гош»! Целая технология! Она-то ее и подвела. Хоть бы пакеты меняла, что ли… Здесь дело такое: может, – они, а может, – и не они. Дождемся экспертизы, опросим свидетелей, изучим заключение медэкспертизы, пообщаемся с пострадавшим…

– Постой, постой! – ошеломленно произнес Алекс. – Ты же сказал…

– Я знаю, что я сказал, капитан! Теряешь хватку! – процедил Манн. – А если кто-то из них приложил руку к «несчастному случаю», то что? Хотя бы этот амбал с явно армейским прошлым? Я бы такого в свой спецназ взял, не раздумывая. Кто он, откуда, чем дышит, чего хочет? Вот то-то и оно! Не хочу, чтобы у них была возможность или скрыть улики, или довести начатое до конца. Кстати, я дал команду Антонидису: у палаты выставят пост круглосуточной охраны.

– Ты думаешь?.. – не договорил Алекс.

– Вполне вероятно! – кивнул глава Национального Бюро. Они давно понимали друг друга с полуслова. – Там не все так просто. Врач сказал, что парень отравился смесью, в которой кислород просто зашкаливал. Есть такие смеси для специальных погружений. Называются «найтрокс» или «нитрокс». Составное слово от Nitrogen – азот и Oxygen – кислород. В России называют «кислородно-азотная смесь». Используются для подводных погружений профессионалами на больших глубинах. Есть две стандартные смеси: нитрокс-32 и нитрокс-36, где число – процентное содержание кислорода в смеси, понял?

– А в стандартном варианте?

– В стандартном варианте, на тех глубинах, что здесь новички ныряют – 78% азота, 21% кислорода, около 1% на остальные газы. Поэтому, если дайвер-любитель перепутает баллоны, или ему кто-то закачает в баллон не ту смесь из компрессора, или баллоны специально подменят – усекаешь? – то на глубине около двадцати пяти – тридцати метров его накроет кислородное отравление. Судороги, а потом, – как говорит один мой знакомый патологоанатом – терминальное состояние! Вот так! Понимаешь, о чем я? – похлопал Виктор друга по плечу. – Ждем весточки от Антонидиса, дальше будем думать. А пока – развлекать наших обольстительных дам!

– Это святое! Это мы с нашим удовольствием! – кивнул головой Алекс. – Но подожди, если диагноз уже есть – кислородное отравление на глубине обогащенной смесью, то что такого интересного ты хочешь узнать от инспектора?

– Старшего инспектора! – рассмеялся Манн. – Его тоже повысили за прошлые заслуги, ты не знал? Что ты! Парень расцвел! Да, так вот, понимаешь, доктор сказал, что помимо кислорода было там еще кое-что, он сомневается, будет еще делать тесты, но тем не менее…

– Что еще? Что ты тянешь, как кота за хвост!

– Угарный газ, Саша. Вот ведь в чем дело! Доктор подозревает угарный газ. По каким-то клиническим признакам. Он в подробности не вдавался, а я не допытывался. А это уже, друг мой ситный, явный криминал! Ты помнишь, сколько отводится на все остальные газы? Один процент? А если там было пять только угарного? А на тридцати метрах будет все пятнадцать, каждые десять метров вниз щелкает по атмосфере в плюс, просекаешь? Специалист работал, вот что! В такие нюансы вдавался! Если мои догадки подтвердятся, боюсь, мы имеем дело с профи!


Изображение к книге Смерть на Кикладах. Сборник детективов №2

– Почему ты так решил?

– Сам посуди: ведь можно было обойтись и без угарного газа. Но он знал, что нитрокс даст нужный ему эффект только на тридцати метрах. А вдруг парень бы на тридцатку не пошел? Удивительно, что его вообще туда понесло! Наверно, после вчерашнего плохо соображал, что делает. Со слов грека, он видел этого Глеба Пермякова вчера у твоей таверны на скамейке в состоянии грогги. Почему он пошел на глубину, а не остался со своей девушкой? Вон его друзья, судя по рассказу грека, бултыхались на мелководье. Кстати, тот же Спанидис сказал мне, что у этого бугая – Антона – есть сертификат дайвера-спасателя. Понимаешь? Уж он эти все нюансы точно сечет. Так вот, про угарный газ – это такой контрольный выстрел был, чтоб наверняка! Он бы и на десятке сработал. Но тут преступник рискнул и прокололся. Если бы баллон был просто с нитроксом, можно было бы сказать: ах, перепутали случайно, с кем не бывает? Не повезло парню! Недогляд, оплошность, максимум, халатность! Праздник, много людей и прочая, и прочая… А тут явно и сознательно парня хотели пустить на тот свет, да еще и с гарантией.