Наталья Косухина
Любовь мое проклятие

Кап-кап-кап-кап…

Дождик лил как из ведра, тучи на небе сгущались все сильнее, и не было конца и края этому кошмару. Ну почему именно меня направили в такую глушь? Я не удивлюсь, если здесь не ступала нога человека.

Окинув взором панораму серого поля, вдали которого раскинулся черный лес, я перевела взгляд на грязное месиво у меня под ногами и, кажется, поняла, почему в местной деревне советовали купить сапоги. Если я доберусь до пункта назначения, это будет чудом.

В наушниках играла мелодия Mein Herz brennt[1] группы Rammstein, что очень соответствовало ситуации.

Горько вздохнув, я почавкала по грязи дальше, заранее предвкушая удовольствие от прогулки среди деревьев. Мне наказали идти по дорожке и никуда не сворачивать, как будто бы у кого-то могло возникнуть желание это сделать.

Кажется, именно так начинались сказки в древности. Юная девушка идет по лесу и ей встречается волк. Сейчас я бы сама прям сразу его загрызла. А если ведьма? Взяла бы интервью и вставила в диссертацию. Очень помогло бы!

Пока я размышляла о разной ерунде, успела войти в лес. Там тропинка не сильно размокла под дождем, и я шустрее зашагала вперед. Раньше придешь, раньше тебя впустят внутрь и, возможно, накормят. Очень надеюсь, что профессор не пошутил, когда сказал, что договорился с хозяином замка о моем пребывании. Обратную дорогу под ливнем я могу не потянуть.

Когда, выйдя из леса, я увидела старинное строение, то едва не прослезилась от счастья. Наконец-то! И практически побежала к возвышающемуся замку. Тяжелый рюкзак немного тормозил, но я не унывала. Мое стремительное передвижение остановили ворота, и я впилась взглядом в герб, который принадлежал семье герцога Кентерберийского. Фамильное изображение всегда указывало на благородное происхождение семьи: оно могло рассказать каждому прохожему информацию об истории рода. А еще это одна из исторических ценностей при изучении геральдики.

– Мисс Аманда Грей?

Вскинув взор, я увидела пожилую седовласую женщину, скорее всего, экономку:

– Да. Здравствуйте.

Уже вечерело, шел сильный дождь, и в сгущающихся сумерках я с трудом могла рассмотреть лицо незнакомки, но даже того, что увидела, достаточно было, чтобы заключить, что у женщины при виде меня едва не выпал глаз.

– Я Дебора Уэст. Пойдемте в дом, на улице сыро и холодает. Вы можете простудиться, – несмотря ни на что, спокойно предложили мне.

Ух ты! Вот это выдержка! Она словно сошла со страниц истории. Очень достоверно!

По пути в дом мы с домоправительницей косились друг на друга. Я видела ее недоверие относительно моей персоны и моего рода занятий. Также она сомневалась в цели моего визита.

Я же пришла в незамутненный восторг и была полна энтузиазма, которые не смогла скрыть, когда мой взгляд падал на архитектурные исторические памятники и строения. Недовольство непогодой отступило, и я хоть сейчас готова была бежать и заниматься исследованиями.

Замок Анросар был невероятен!

Старинное сооружение в мавританском стиле стояло на мощной, высокой скале, расположенной у слияния двух рек. С разных сторон замка ввысь устремлялись круглые башенки, из которых наверняка открывался потрясающий вид на окрестности.

Главная сигнальная башня, самая большая и впечатляющая, видимо, была отстроена позднее, она была выполнена в готическом стиле, и ее изюминкой являлось окно в стиле альмохадов. На вершине строения имелись двенадцать декоративных ажурных башенок.

Впрочем, для дворцов и защитных укреплений характерно смешение стилей. Ведь несмотря на внешнее великолепие и пышность замка, стоит помнить, что это надежное убежище. А еще тут есть тайные подземные лабиринты, которые я обязательно тщательно осмотрю.

– А в замке везде электрическое освещение? – спросила я у экономки, не прерывая осмотра.

– Да, кроме самых нижних подвалов лабиринта. Но там есть факелы на стенах.

– О-о-о… – протянула я и едва не кинулась на них смотреть. Решив держать себя в руках, с придыханием сказала: – Это просто прекрасно.

Мы прошли через входные ворота во внутренний двор, покрытый плиткой. Вдоль стен я узрела бюсты предков герцога, а по центру располагался небольшой компактный фонтан, придающий воздуху приятную влажность. Пройдя двор насквозь, мы попали в холл замка.

Я была не в восторге от того, что приехала сюда? Это помутнение рассудка! Не верьте мне! Место абсолютно прекрасное.

Пока мы поднимались по каменной лестнице, я решила отложить изучение и запомнить дорогу, по которой меня ведут, но когда мы третий раз свернули по коридору направо, бросила это дело. Надо не забыть спросить у герцога карту этого монументального строения. Без нее я заблужусь.

Комнату мне выделили красивую, с прекрасным интерьером. Ее каменные стены были наполовину отделаны деревянными панелями, кажется, из дуба. На темном полу стояла того же цвета старинная мебель. Здесь было все, что могло понадобиться девушке: комод, шкаф, туалетный столик. В центре комнаты находилась большая кровать с зеленым балдахином. В тон ему тяжелые портьеры на окнах довершали образ комнаты и придавали ему пышности.

И в этой прелести я буду жить.

– Полагаю, вы захотите принять душ и переодеться. Ужин будет через полтора часа. Вы спуститесь в столовую или вам принести еду сюда? Если вы очень устали, то я предупрежу его светлость.

Уэст всеми силами намекала выбрать предлагаемый ею вариант, но я хотела увидеть и поприветствовать хозяина дома. Нам сегодня о многом предстоит поговорить.

– Признательна вам за заботу, но я с удовольствуем поужинаю с герцогом, – улыбнулась я, и она откланялась.

Остальным же советам домоправительницы я решила последовать. Туалетная комната, примыкающая к спальне, в отличие от старинного замка, была отделана очень современно. К тому же обложена мрамором. Обалдеть! Это самое шикарное место жительства за всю мою жизнь!

Приняв ванную и расслабившись, я стала рассматривать свой захваченный из дому гардероб. Отправляясь в дорогу, я думала прежде всего об удобстве, однако хорошо понимала и куда еду. Но если честно, мой стиль в одежде был довольно определенным и, в зависимости от мероприятий, различался не сильно. Ради герцога сегодня я решила выбрать свои самые приличные джинсы, черные, однотонные. На них не было ни одной дырки, ни одной заклепки или кожаных накладок. Даже сама удивилась, когда нашла их во время сбора чемодана. Мама, что ли, покупала…

Наряд дополнила кофта с неглубоким треугольным вырезом, тёмно-синего оттенка, без всяких шнуровок, надписей или рисунков. Берцы я заменила на кеды. Черненькие, кожаные, очень приличные. Прическу делать не было смысла, длина волос едва доходила до плеча, поэтому я просто провела по ним щеткой.

Взгляд упал на пентаграмму на серебряной цепочке, висевшей на груди. Какой бы важной фигурой не был хозяин дома, я не имела права снять этот аксессуар. У меня была страшная тайна, которую пентаграмма тщательно хранила.

К ужину мы с Уэст шли очень медленно, я мысленно обдумывала все, что хочу спросить у герцога и о чем следовало попросить. Экономка наверняка была не в восторге от моей медлительности, но виду не показывала. Однако мне и так было ясно – я ей не нравлюсь. Да и с чего бы? Приехала тут, есть никто, звать никак и добавила ей работы. Но я переживу эту неприязнь, лишь бы в тарелку не плюнула, и все будет хорошо.

Когда, пройдя по огромному холлу, мы подошли к внушительным дверям, миссис Уэст остановилась:

– Его светлость уже ожидает вас. Прошу.

Столовой оказалась большая комната с видом на парк. В центре находился большой стол, вдоль которого было достаточно много стульев из дуба. На стенах висели натюрморты. А рядом со своим местом, во главе стола, стоял хозяин дома.

Мы с герцогом, увидев друг друга, испытали культурный шок. Передо мной был мужчина с короткой стрижкой, высокий, широкоплечий, с сильными руками и, насколько позволяла сделать выводы одежда, хорошим тренированным телом. А еще он был урод.

Все лицо герцога было обожжено, даже шея. Кожа была искорежена и смотрелась застывшей, не передавая даже мимики. Будто маска, только живая. И лишь темные, почти черные глаза были живыми и говорили, что передо мной человек со стальной волей и незаурядным характером.

А перед мужчиной предстала невысокая худенькая девушка с прекрасной миниатюрной фигурой и бледной кожей. Яркости лицу добавляли выделенные темными тенями чуть раскосые ярко-синие глаза небольшой чувственный рот, покрытый нежно-розовой помадой.