О жизни вечной на том свете в райских обителях. Чудесные описания святыми угодниками божьими Царства Небесного

Предисловие

«Люди не для того сотворены, чтобы жить только здесь на земле, подобно животным, которые после смерти своей исчезают; но с той единственной целью, чтобы жить с Богом, и жить не сто или тысячу лет, а вечно.

Каждый человек стремится к счастью. Это стремление вложено в нас Самим Творцом, и потому оно не есть грех. Но надо знать, что здесь, в этой временной жизни, невозможно найти полное счастье, потому что оно находится в Боге, и вне Бога не найти его. Только Тот, Кто является высшим Благом и источником жизни, может полностью утолить жажду нашей души и дать нам высшую радость.

Что же касается материальных благ, то они не могут нас всецело удовлетворить. Известно, что всякая желаемая нами вещь только до тех пор нам нравится, пока мы еще не владеем ею, когда же получим ее, она вскоре наскучивает нам.

Видимо, в глубине нашего подсознания что-то напоминает нам, что мы — странники на земле и что наше истинное блаженство не здесь, а там, в ином и лучшем мире, называемом раем или Царством Небесным. Пусть человек завладеет целым миром и всем, что в нем; но и тогда это займет его, можно сказать, только на время, а бессмертная душа, жаждущая личного общения с Богом, останется неудовлетворенной»1.

«Как рассказать о тех небесных обителях, куда призывает Господь всех любящих Его? Придет время — сам увидишь. Что еще тебе сказать, да и как сказать тебе?.. Ведь на человеческом языке нет тех слов, которые могли бы передать, что там совершается; ведь на земле и красок-то тех нет, которые я там видел. Как же тебе все это передать?.. Ну вот, послушай, что я тебе скажу: ты знаешь ведь, что такое хорошая музыка?.. Ну вот я слышал ее, только что слышал: она у меня звучит в ушах, она поет в моем сердце — я все еще ее продолжаю слышать. А ты ее не слыхал. Как же, какими же словами могу я тебе рассказать о ней, чтобы и ты по моим словам мог бы ее слышать и со мною вместе ею наслаждаться?.. Ведь не можешь? Так и того, что я там видел невозможно пересказать человеку...»2


Глава 1
Таинственный отблеск Небесного Царства

Библия говорит нам о Царстве Небесном. Но как мало мы знаем сокрытых в ней тайн об этом Царстве! Некоторые ее страницы совершенно неприступны. Медленно, шаг за шагом мы двигаемся в лабиринте откровений пророков. Еще много, много непонятного для нас на небе! «Если Я сказал вам о земном, — замечает Христос, — и вы не верите, — как поверите, если буду говорить вам о небесном?» (Ин. 3, 12).

Много таинственного для нас и в земной жизни, в земных отношениях людей всех стран и всех времен. Эти земные тайны нам будут тоже непонятны без разъяснения тайн небесных. А потому будем прежде всего искать небесного, будем помышлять о горнем. Будем брать повыше точку зрения, когда хотим взглянуть беспристрастными глазами на все земное.

Разъяснению и толкованию Библии нет предела. Это неисчерпаемый источник, это безбрежный океан премудрости Божией, это глубокое небо, в которое чем больше вглядываешься, тем более находишь новых светочей, новых откровений Небесного Царства.


Как в мире земном познать таинственный Небесный Мир

Бывают минуты в жизни, когда смущенная душа, алчущая бесконечности, стремится к пределам вечной истины, к источникам вечного величия.

Не суждено нам, однако, долго оставаться на этих отдаленных высотах. По слабой природе нашей мы погружаемся снова в земное, но в то же время более, чем когда-нибудь, чувствуем потребность утолить жажду у всех тех источников, где могли бы мы почерпнуть утешение в нашей скорби.

В подобные минуты сердце жаждет изучения Св. Писания, оно нуждается в этом благотворном свете для оживления своей вдохновительной силы. Слова Св. Евангелия возбуждают в нем то неуловимое, неземное созвучие, рождающееся только в пламени молитвы и дивных сновидениях. Почти невозможно определить всех различных ощущений, проявляющихся в эти благословенные мгновения.

Эти ощущения не подвержены влиянию мира внешнего, они оживляются таинственной силой, не имеющей ничего общего с суетой, нас окружающей.

Не по силам было мне подавить в моем сердце этот драгоценный дар, я чувствовал необходимость поделиться с теми, которые меня бы поняли. Но этого еще недостаточно, чтобы обнять это чувство, надобно его испытать самому и освободиться от сомнения, преграждающего путь всякому убеждению и отрицающего самые естественные явления и очевидные предметы.

Недостаточно было мне удостовериться в этом благодатном, утешительном влиянии, я поставил себе задачей выяснить его себе, не из простого любопытства, но из желания укрепиться в вере, и Божьим словом греть сердца людей.

Было бы высокомерно с моей стороны выставлять себя авторитетом в богословских вопросах, а потому я смиренно сознаюсь, что я изучал их сердцем, под влиянием любви к Христу, Зиждителю высшей науки и премудрости. Поколение наше проникнуто материализмом, но здравые мысли не погибли, они только усыплены снотворными средствами вольнодумцев.

Нельзя допустить, чтобы свет, будь он переполнен даже безбожниками, остался бы бесчувственным к началам правды и высшей нравственности.

Всегда возможно величественной картиной, сочувственной нотой, возгласом сердца вырвать умилительную слезу и возродить хоть оттенок покаяния, все часто остающегося в душе гордой и несмиренной без явного признания.

Не много нужно, чтобы тронуть нас и заставить стремиться к высокому и благородному!... Достаточно искры, таинственного луча, святого слова... и теплой молитвы.

Если эти размышления попадут в руки свободного мыслителя, без сомнения, найдет он возможность противопоставить этим выводам доказательства своего неверия, однако, обратив внимание на чувства их вызвавшие, не останется к ним безучастным и может быть задумается он о том, что размышления эти возбуждены при созерцании жизни, преисполненной чистоты, святости и веры.

Другие же, последователи Христа, будут искать в этом творении новой пищи для души и возможности лишний раз благословить имя Творца вселенной. Вот цель, которую я избрал; если она будет достигнута, возрадуется душа моя и воздаст благодарную молитву Искупителю рода человеческого.

Выше пределов рассудка находится восприимчивость души, могущественное чувство, рождающее другое, которого простая мысль не в силах уяснить.

В этой-то области пробуждается та необъяснимая услада, которую человечество чувствует, но не в состоянии выразить словами; она составляет таинственную жизнь, в то же время активную и пассивную, необъяснимое соотношение духа человека с духом Божиим.

Ум человеческий почитает нелепостью это возвышенное настроение, неуловимое для его узких взглядов, но которое в то же время составляет утешение христианина, его опору и его крепость.


Некоторые объяснения

По всеблагому Своему Промыслу, Господь имеет постоянное сообщение со Своими избранными, дух действует на дух, как телесно — на тело.

Со времени появления человека на земле с начала сотворенного мира, Творец вселенной занимает первое место по непосредственному действию на дух человека.

Природа не имеет в себе самой ни цели, ни причины. Причиной своей она обязана Богу, цель же ее человек. Поэтому невозможно допустить, чтобы Бог, сотворив небо и землю, не предоставил себе постоянного действия на мироздание.

Крайне ошибочно мнение философов, отрицавших Бога как Творца и Двигателя, отрицавших возможность умерять ход установленных Им законов и влияния на судьбу человека.

Способы, по которым действует Божественная сила на природу, для нас тайна, в которую мы проникнуть не можем. Способы эти неуловимы для нашего ума, которому доступны только ощутимые истины, исходящие из области разума.

Ничтожность средств, которыми располагает наука при анализе вещества тел, служит к тому прямым доказательством.

Допустить невозможно, чтобы Бог ограничил свое влияние только творением, чтобы он поставил человека во главе мироздания и сотворил его по образу и подобию Своему, не предоставив Себе права наблюдать за ним и направлять его в применении его высших и опасных способностей.

Если чудо не согласуется с законами природы, то оно, несомненно, зависит от сверхъестественной силы Божией. Чудо представляет собой средство, употребляемое Богом для научения и облагораживания внутренней жизни человека.

Когда душа находится в общении с миром невидимым, она ускользает от всякой возможности строгого анализа, она сбивает с пути психолога в его научных изысканиях.