Изображение к книге Звериная жажда
Таис Буше
Цикл "Звериная любовь". Книга 2
Звериная жажда
Изображение к книге Звериная жажда


Файл создан в Книжной берлоге Медведя.


Изображение к книге Звериная жажда00Изображение к книге Звериная жажда


Ральф


Это длилось год. Год я заталкивал подальше воспоминания о той странной вспышке, которую на долю секунды принял за сигнал. Пара...

Нет никакой пары! А вот мой воспаленный мозг и Зверь, сходящий с ума от одиночества — есть.

Если бы я был одним из Диких, которым с первого оборота шаманы отрезали красные нити их Пары, то все сейчас было бы намного проще. Так было у Серафима — моего старого друга. Так хотел надругаться над собой Даромир — мой помощник. Этот соплежуй верил в собственное проклятье из-за того, что родился у обычных людей и считал себя недоволком.

Ох, нет, недоволком в этой стае был я — ее вожак.

Ральф Шнелль — имя данное мне при рождении превратилось в имя «Быстрый» за мою скорость и силу. Я был вервольфом из старой немецкой стаи, что еще застала римлян на Британских островах. Родители мои проживали в баварских землях со своей немногочисленной стаей, молодняк разошелся по другим группам, кто-то, как и я с Арном, уехали в Россию.

Сейчас мой старый друг, которому московские оборотни дали имя «Фриц», жил в Подмосковье со своей семьей и управлял не менее сильной стаей, чем у меня. Мы всегда поддерживали связь и помогали друг другу, хоть и слышали шепотки за спинами, что Арн скоро меня под себя подберет, потому что мне якобы недолго осталось — без Пары через год-два уже окончательно сорвет крышу. Сорок лет — порог, за который многие одиночки уже не переходили. До сорока мне осталось три года...

Я делал вид, что ничего за своей спиной не слышу, но реальность была такова, что срывать крышу стало раньше, аккурат на прошлогодней международной выставке собак.

Своего красавца я отбирал долго, искал щенка по всем питомникам, но как увидел, то сразу понял, что вот он, мой Домэки, «тысячеглазый». Растил как самого любимого ребенка и вообще души не чаял. Черный подшучивал надо мной, что своего Демона я люблю больше, чем будущую Пару.

Пара...

К тридцати пяти я поставил крест на личном счастье и сразу же стал готовить Черного в преемники. Никаких иллюзий — скоро Зверь внутри начнет терять рассудок.

Первая серьезная вспышка случилась со мной на той самой собачьей выставке. Я повез Домэки за медалью и был уверен на все свои клыки, что моему псу присудят высшую категорию, но...



Изображение к книге Звериная жажда01Изображение к книге Звериная жажда


Год назад. Дарья


Я радостно обняла деда, когда огласили распределение медалей. Тот похлопал меня по спине и счастливо выдохнул: вторая медаль в этом году. Теперь мы могли смело претендовать на место лучших заводчиков японских пород в России. И наконец-то начинать выползать из долговой ямы, а мне не надо будет работать сутки напролет.

— Пойду Галю поздравлю, они сегодня тоже забрали медаль.

— Иди, Санычу привет передай, скажи, пусть проставу готовит. В прошлый раз этот жмот победу не отметил, вот пусть отдувается в этот.

— Хорошо, деда. — Я улыбнулась и пошла в сторону выставочного сектора. Галя говорила, что она в этом году привезет «трех обалденных мальчиков, таких, что я с зависти помру». Долго искать не пришлось — Галя тискала и целовала этих «трех обалденных мальчиков».

— Что за порнография, Галина! И не стыдно вам в людном месте-то, ай-ай-ай, — протянула я смешливо.

— Привет! — радостно встретила меня Галина и сразу же выпрямилась, раскрывая объятия, чтобы уже крепко потискать меня. Мы с ней из-за подготовки к выставке сто лет не виделись, хотя в Петербург я приезжала частенько. — Смотри какие!

Да уж, смотреть было на что: три шикарных самца хаски. Светло-серые, с черными прожилками и яркими до рези голубыми глазами, хоть такие глазки и считались «побочкой». Идеальные до кончиков ушей.

— Фьюри, Старк, Роджерс — лучшие из лучших, — горделиво представила собак Галя.

— Ого, так вот они какие, эти Мстители, — рассмеялась я и сразу подавилась словами: на меня зло смотрел высокий блондин. Он стоял в кругу нескольких мужчин и сверлил убийственным взглядом. Рядом на поводке-цепи сидел его пес. Рыжий акита-ину. Мы c дедом только чудом выиграли сегодня с таким-то конкурентом. Вот бы его заполучить для вязки.

От мыслей отвлекла Галя:

— Пойдем я тебя с Юрием познакомлю, с хозяином этих мальчиков.

Она показала на ту самую группу людей, и я занервничала, не зная, как отказать. Но тут обернулся один из мужчин и тепло улыбнулся Гале. Юрий явно не был просто «хозяином», а Галя — «тренером». Что-то между этими двумя было, хотя я точно помнила, что Галя и словом никогда не обмолвилась об этом. Все профессионально и без намеков — только сухие факты и его ресторанном бизнесе, собаках и планах их клуба, куда Юрий решил дополнительно вложиться.

— Пошли-пошли, а то он давно хотел увидеть мою подругу-сестру-собачницу.

Я отказать не смог, но чем ближе мы подходили, тем сильнее я ощущала колючий, холодный, прощупывающий взгляд блондина, особенно в противовес влюбленному взгляду Юрия на Галю.

— А вот и Дарья, — представила ее подруга.

— Очень приятно, — она пожала руку Юрию, показывая, что она не столько подруга, сколько представитель их с дедом клуба. — Галя мне о вас часто рассказывала.

— Мне тоже очень приятно.

— Это Виктор. — Юрий указал на крупного мужчину. — А это Ральф.

Я пожала руку Виктору, а затем протянула руку и этому пугающему Ральфу. Тот крепко сжал мою ладонь и заморозил своим взглядом. Вцепился в нее мертвой хваткой. На секунду мне показалось, что его глаза стали желтыми, но наваждение быстро прошло, как боль в руке, которую он отпустил.

— Очень приятно, — стараясь не выдать свой страх в голосе, сказала я.

— Может, поедим в моем ресторане все вместе? — предложил Юрий. — Я попрошу моего помощника посмотреть за собаками, а мы тут недалеко отдохнем на веранде итальянского ресторанчика.

— Простите, но мне еще нужно работать, — быстро перебила я мужчину, не желая, чтобы Галя согласилась за меня. Она-то знала, что дед меня спокойно подменит. — Мы тут со своим питомником.

— Понял, — миролюбиво ответил Юрий и тепло улыбнулся. На тех первых фотографиях, которые ему показывала Галя, он выглядел старше и печальнее, а сейчас помолодел, засветился изнутри.

«Любовь из пепла нас подымет», — вспомнились чьи-то стихи, и я улыбнулась в ответ. Несмотря на разницу в возрасте, они с Галей смотрелись вместе очень органично. Осталось дождаться, когда эта конспираторша сообщит о помолвке.

— Тогда будем ждать в гости, — добавил Юрий и быстро глянул на Галю, которая сразу инициативу подхватила:

— Обязательно! Дашуль, не отвертишься, — сурово погрозила мне пальцем Галя и посмотрела на мужчин: — Вы тогда идите, а я догоню. Мне еще надо Даше помочь с административными вопросами.

Юрий кивнул и повел мужчин в сторону зала, где его ждал помощник. Но акита-ину этого блондина Ральфа вдруг уперся и потащил хозяина не куда-нибудь, а прямо ко мне. Пес остановился около моих ног и завилял хвостом. Я готова была провалиться сквозь землю — вот это поворот, — но присела и протянула руки к псу.

— Привет, красавец, — ласково сказала я шикарному кобелю. Поводок с силой натянулся, не давая псу обнюхать пальцы.

— Домэки, нельзя! — строго и холодно проговорил мужчина.

— Ничего страшного, он просто хочет познакомиться, — попыталась я разрядить обстановку, но как только подняла глаза на хозяина, то проглотила все последующие слова. Взгляд блондина горел желтым! Мне не показалось! Но ведь этого не может быть!

Ральф моргнул. Еще раз. И с силой дернул на себя своего пса, почти оттаскивая от меня.

— За мной, Демон!

Я встала, не желая провоцировать собаку на контакт, и поджала губы со злости.

«Зачем же так грубо!» — вот что я хотела крикнуть в широкую спину мужчины, не зная толком, про грубость в отношении кого хотела в итоге сказать. Ральф меня зацепил. Слишком сильно. Этим холодным взглядом желтых глаз. Как у волка. Да и что-то было звериное во всем облике этого мужчины, что меня почему-то очень сильно притягивало. Хотя я всегда избегала людей, способных даже немного пошатнуть мой фундамент безопасности. Слишком много сил ушло на возведение этих стен. Я до сих пор иногда просыпалась в холодном поту от того страшного, загнанного ощущения жертвы в школьном туалете, когда группа девчонок меня избивала за то, что не отказалась и стала встречаться с первым парнем нашего класса. Зажили ссадины, синяки прошли, а дойти до кислоты те идиотки не успели. И если бы не дедушка, то сама бы я не справилась со своими страхами и неуверенностью.

Меня всегда избегали из-за моей внешности, считая, что такая красота точно должна быть с темным нутром. Из-за своей внешности я и в другой школе не смогла завести друзей — меня попросту избегали, да еще и шлейф причины перевода вился за мной долгие годы. В универе были приятели и приятельницы. И только здесь, среди четвероногих друзей я смогла найти и своих.