Старый сейф тихо щелкал в моих наушниках цифрами. Старалась услышать характерный щелчок, который укажет верную цифру. Время у меня еще было, сигналка сработает через четыре минуты, но из восьми цифр смогла услышать только пять. Ничего, еще есть время.

Щелк! Этот звук раздался в моих ушах триумфальными фанфарами. Шестая. Еще две, две с половиной минуты. Давай! Давай!

Я в напряжении прислушивалась к шуму в старом сейфе. Это, каким же надо быть снобом, чтобы такой себе поставить? Мало ему ультрасовременных новинок? Нет, нашел где-то рухлядь, а я теперь мучайся с этими щелчками. С электронными замками все просто, подсоединяешь шлейф ко входу, и прога сама перебирает цифры. А этот сноб антиквариат допотопный поставил себе в хранилище.

Щелк! — седьмая. Полминуты.

— Арифа, время! — раздалось над моим плечом.

— Знаю, — проговорила сквозь зубы, стараясь не сбить концентрацию внимания.

— Арифа, сигналка сейчас взвоет! — напирал на меня Таир.

— Сейчас я ее поймаю, — сосредоточилась на цифрах.

— Арифа!

Да чтоб его! Сорвалась, я ведь ее почувствовала.

Щелк! — есть! Поворот ручки, открываю дверцу из металла. На полочке лежат документы, именно то, что просил заказчик. А рядом тонкая цепочка с кулоном. Перестроила зрение: металл простой с добавлением серебра, кулон — природный камень, дешевка. Прихватила с собой, чем-то он мне приглянулся, взяла в руку и на душе приятно стало.

Вой сирены разорвал мой слух, быстро перестроилась на амебное восприятие слухов, и теперь чувствовала лишь вибрацию. Таир открывает рот, а я не слышу. Да чтоб тебя черная бездна засосала! Пришлось слух возвращать обратно.

— Уходим! — оказалось, говорил мне Таир, как будто я здесь собираюсь остаться на вечное жительство!

Подхватила сумку со своим примитивным оборудованием и на выход. Бумаги заказчика в сумку засунула уже на ходу, а цепочку с кулоном одела на шею. Когда проходили контур, который орал благим матом, сигналка вдруг замолчала. Потом второй контур охраны, внешний, и все замолкали.

Рассуждать над такими оборотами судьбы не стала, сейчас главное выйти из хранилища, наверху еще охрана из голованов, а после сигналки, так вообще будет общий сбор. Быстрой трусцой взбежали по лестнице, слегка звеня металлическими инструментами в сумке, все же сейфы последней сборки вскрывать физически легче.

Голованы открыли пальбу, как только мы показались в дверях. Они с характерным шипением распахнулись, и нас стали поливать огнем. Увернулись, уйдя в сторону, я не довольно зашипела. Голованы тупые, безмозглые, кроме как в охрану им некуда идти. Вот теперь эти церберы старательно отрабатывают свой пай на карточке.

— Арифа, чтоб тебя поглотила черная бездна! Ты раньше не могла открыть сейф? — ругался Таир. Его жутко нервировала эта ситуация.

— Сам попробуй! — огрызнулась ему.

У него способностей по взлому ноль. Вся его задача была охрана в таких вот ситуациях прикрывать мой выход с территории.

— Что стоишь? Работай! — рявкнула на него, — Я свое дело сделала, теперь твоя очередь.

— Если бы не ты, на нас эти голованы не среагировали! — пытался возразить мне Таир.

— Я свою работу сделала, твоя очередь, грязный крах! — вытолкнула его в дверной проход.

Крах имел особенность покрываться бронированным панцирем при малейшей опасности. Потому, когда я вытолкнула краха под очередную пальбу голованов, он покрылся чешуей и взревел от впивающихся в него пуль. Панцирь дымился, но держался, крах недавно линял.

Панцирная глыба ревела, продвигалась вперед, голованы стали отступать, отстреливаясь. Крах подошел к охране и просто выдернул оружие из рук, арсенал в его руках начал расти. Голованы, оставшись без оружия, визжали и убегали в щели, где были их служебные ходы.

Я старалась идти следом за крахом, не попадая в прицелы. Когда последний голован был разоружен, мы уже почти стояли у входной двери, там за ней нас ждала свобода и солидное вознаграждение от заказчика. Пятьсот тысяч единиц.

Дверь оказалась заблокирована. Такая долгожданная свобода и сытая жизнь, которая уже поманила, оказалась недоступной. Сейчас охрана вызовет полицию, и мы загремим на приличный срок в дальнюю колонию, куда никто из вольнонаемных не соглашается лететь.

— Арифа! — проревела глыба у двери.

— Таир, чтоб тебя! — ругнулась и подошла к двери.

С легким щелчком дверь распахнулась, открывая нам свободу. Мы синхронно сделали шаг на выход, а потом побежали. Крах сразу же снял броню, чтобы легче передвигаться. Легкий боёк был припаркован в десяти метрах.

Мы с Таиром оттолкнулись от двери и поплыли в космосе к своему бойку. Наша природная особенность позволяла кратковременное пребывание в безвоздушном пространстве. Ловко нырнули внутрь и включили систему жизнеобеспечения, воздух заполнил салон, мы вдохнули полной грудью. Движок выдохнул позади пламя, и нас вжало в спинки сидений. Резкий старт уносил нас из района богачей на окраину космического городка, там ютились бедные районы, в первую очередь подвергаемые всем внешним воздействиям, от метеоритного дождя до пиратов. Последние появлялись все реже и реже, конфедерация серьезно взялась за безопасность полетов.

Проверки, обыски в бедных районах, заставили рискованных парней покинуть наш скромный мирок. Остались скромные воры, как мы с крахом, притоны, подпольные игровые казино и забегаловки, торгующие самогонными настойками.

Криминальный мир скатывался в глубины, теряя размах и сноровку. Практически мы с крахом остались последними профессионалам по вскрытию сейфов. Потому заказчик нам попался жирный. В былые времена перехватили бы раньше, еще до нас и вскрыли бы для начала его, а потом то, что он просил. В общем, мы с крахом были благородными разбойниками, зачатки порядочности у нас были — выполняли взятую на себя работу до конца.

Погони за нами не было, но полицейская волна орала о краже из фамильного сейфа Рестоудов. Сообщались коды операций перехвата и так далее, но это уже для нас не имело значение, мы вышли из здания, а потому пусть попробуют доказать, что это мы были.

Крахи вообще все на одно лицо, если можно так сказать. А я хамелеон с планеты Хатрус, меняю свою внешность по желанию. Сегодня грабила сейф под личиной Зорте Хая — мега звезды шоу бизнеса. Это пусть теперь она предъявляет свое алиби.

Мы вошли в привычный нам шлюз, вылезли из узкого бойка. Он хорош при скоростных гонках или если нужно маневрировать, а так неудобная капсула. Расправили спины, прохрустели суставами и направились к Вилли. Он нам заказчика подогнал, теперь нужно отчитаться, пусть связывается и денежку нам на карточку перечисляет.

Весело переглядываясь, мы шли по коридору к закусочной "У Вилли". Не очень презентабельное помещение, но главное кормят сытно и за нормальные деньги.

Вили нас не ждал, очень удивился. В этот раз мы быстро обернулись, что уж скрывать, сами сильно удивлены. Как представлю, что пришлось бы еще входную дверь вскрывать, да отстреливать от полицейских.

Удачно получилось, что дверь открылась, а полиция намного позже явилась. В общем, настроение было приподнятое в перспективе будущих денежных вливаний. Уселись за стойку и многозначительно показали глазами на сумку. Вили прекрасно понял наш жест и скрылся в служебном помещении.

Через некоторое время позвал нас жестом внутрь. Мы выпили воды с лимоном, переглянулись и отправились к нему.

— Заказчик будет через полчаса. Поднимайтесь в номер тридцать семь, — протянул ключ Вилли.

Он не только хозяин забегаловки, но дешевая гостиница тоже у него есть. Забрали ключ у Вилли и направились на выход.

— Я бы лишний адреналин сбросил, — проворчал Таир.

— Я бы тоже, но в краха не хочу превращаться, — отозвалась ему.

— Есть кто на примете? — понятливо согласился Таир.

— Видела в забегаловке человека, подойдет. Люблю таких, накаченных, — сказала краху и повернула обратно.

— Крахов там не было, — разочаровано протянул Таир.

Мой напарник стал подниматься по лестнице в номер, я же отправилась обратно в бар. Сумку Таир прихватил с собой, а потому могла спокойно подойти к мужчине человеческой расы, ничем не обремененная. На всякий случай я его обнюхала издалека. В таких дешевых забегаловках всяких чудиков хватает. Этот вроде обычный, не модифицированный. У тех с мозгами не все в порядке.

— Угостите даму бокальчиком? — подошла к мужчине и присела за столик напротив.

Вид приняла свой обычный. Хотя я хамелеон и могу меняться до неузнаваемости, мой нормальный внешний вид человеческий. Когда-то мои предки переселились на планету Хатрус, а потом со временем мутировали, приспосабливаясь к местным условиям. Теперь я лучший образчик эволюции своей планеты. Способности принимать практически любой вид, совместимый по размерам, плюс возможность менять восприятие мира на уровне других органических существ. Для вора очень удобная способность. Жаль невидимой становиться не умею. Хотя есть и такие хамелеоны, но это скорее способность принимать окружающую окраску.