Глава 1

— Куда? — равнодушным голосом задала вопрос.

Сколько раз произносила его за день, неделю, месяц, год? Люди и нелюди менялись, мелькали лица, а я словно заведенная кукла повторяла одно и тоже из раза в раз.

— Медвежья заимка, — смахнув испарину с узкого лба, торопливо ответил сельский житель.

— Точнее, пожалуйста, — устало попросила я.

— Двинский град, — пояснил мужчина и в который раз утерся рукавом.

В зале для зимней одежды жарко. Но практичный крестьянин оделся в теплый тулуп, и сейчас парился в нем. Он мял меховую шапку в руках, явно торопясь оказаться в нужном месте. Я бы и рада поторопиться, но магию не подстегнешь как лошадь.

— Дивный град, медвежья заимка, — проговорила вслух координаты и всмотрелась в раскрытую передо мной магическую карту империи.

Порадовало, что необходимый населенный пункт около Двинского града один. Если бы было больше, пришлось расспрашивать подробности, а мужик уже нетерпеливо топтался передо мной.

— Груз, путники? — снова привычные вопросы.

— Две телеги и лошади. Я один, уважаемая, без сопровождения, — немного напевно, пояснил крестьянин.

Кивнула в ответ. Магии все равно, сколько пройдет человек, но пошлину за переход никто не отменял.

— Проходите с-сюда, — с легким присвистом пригласил Щюр, — Лошади с телегами будут захвачены и доставлены вместе с вами с небольшой задержкой, чтобы могли осмотреться на месте.

— Понял, — солидно кивнул селянин и напялил меховую шапку.

— Не торопитес-сь, — присвистнул в конце слова мой помощник, обратив внимание на жест клиента, — у вас будет время.

Мужик тут же снял головной убор и шагнул в центр круга. Кристаллы вспыхнули, едва объект перемещения оказался на месте. Ровный свет говорил о полной зарядке. За ночь они набрали необходимую мощь.

— Оплата, — напомнил Щюр, и указал на ящик у контура круга.

— Волнуюсь, позабыл совсем, — крестьянин явно нервничал.

— Не с-стоит. Наши порталы работают стабильно, вы не почувствуете дискомфорта. Если оплатите обратный портал сейчас, получите скидку, — добавил помощник, едва клиент протянул руку к ящику.

— Сколько? — тут же заинтересовался практичный человек.

— С-скинем треть, — на узких губах Щюра расползлась улыбка.

Надо отдать должное помощнику, он старался быть обаятельным и вежливым. Только его такт действовал на людей не так, как ему хотелось бы. Вот и сейчас прижимистый клиент, заметив хищный оскал, отдернул руку от ящика для оплаты, словно его могли укусить.

— Портал включился. Поторопитесь, — бросила недовольный взгляд на селянина.

Не хочет покупать обратный путь, его дело. Мое неудовольствие вызвала задержка. Кристаллы тратили магию впустую.

— Конечно, — торопливо кивнул мужик и протянул оплату, — Обратный тоже.

— Разумеется, — убрал улыбку с лица Щюр.

Монеты упали в ящик, тот вспыхнул, принимая оплату. Отвернулась к карте, и больше в сторону площадки для перемещений не оборачивалась. Клиентами занимался помощник. В его обязанности входило подсказать, если они что-то делали не так, смотреть за кристаллами, а так же принимать оплату.

Сумма за открытие портала доставалась мне не вся. Часть шла в уплату пошлин, потом снималась сумма на содержание зала, подзарядки кристаллов от императорской энергетической системы, а также зарплату помощнику. С остального снимался налог с моего заработка, и только после всех отчислений становилась обладательницей небольшой суммы. Этого хватало. Кстати, вспыхнувший свет ящика для оплаты говорил о проведенной денежной операции. Магия денег сделала все необходимые расчеты и переправила наличность в императорскую казну. Так что если вдруг клиент передумает, то выплачивать сумму буду из личных средств.

— Прошу принять амулет вызова, — Щюр протянул круглый артефакт на кожаном шнурке крестьянину, — Действует в дневное время. Ночью мы не работаем.

— Я не разбойник, перемещаться по ночам, — солидно проговорил мужик и повесил амулет на шею.

Кристаллы вспыхнули ярким светом, отгораживая пространство. Контур площадки защищал все вокруг от магии. Иначе воронка увлечет за собой не только объект перемещения. Даже не поворачиваясь, знала о происходящем. Ослепленный белый светом крестьянин прикрыл глаза и прижал к груди шапку. Люди всегда опасаются перемещений с помощью магии. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. На некоторое время разум теряется без привычной реальности, организм находится в состоянии стресса, человека окружает вихревой поток и несет по своей воле, словно щепку сквозь пространство. Лично меня это приводило в восторг. Я обожала создавать порталы и путешествовать с их помощью.

Именно поэтому решила выбрать этот вид заработка после окончания обучения. Воодушевленная идеей стабилизировать переходы, разработала свою систему перемещений. Мои порталы оказались устойчивые, надежные, не хуже стационарных императорских. Их создали давно и с тех пор маги поддерживали их. Но у них был один существенный недостаток, на мой взгляд. Императорские порталы переносили в стационарное место. Конечно, это помогало развитию экономики страны. Все знали, откуда и куда могут добраться, заплатив определенную сумму. С помощью моей разработки порталы переносили практически в любое место, при этом оставались настолько же надежными как и государственные.

Конкурировать с императорскими нелегко. Любой здравомыслящий человек предпочтет отправиться под присмотром опытных магов, а не довериться молодой выпускнице. Да, мои клиенты оставались довольными, но их поток не прибывал. Ко мне обращались за разовыми услугами, вот как этот селянин. Он отправился в медвежью заимку за товаром, видимо узнав о низкой цене на какой-то товар, а вот обратно наверняка собирался обращаться к императорским магам. И только приличная скидка соблазнила разового клиента. Очень и очень неплохо для меня.

Точка на магической карте перемещалась медленно, точно указывая скольжение селянина с его телегами и лошадьми в пространстве. Коротенькая вспышка ознаменовала конец путешествия.

— Добрался. Все в порядке, — сообщила помощнику.

Моя разработка позволяла пронаблюдать несколько мгновений после переноса объекта. Таким образом, я была спокойна, как за портал, так и за людей с их грузом.

— Даже не сомневалс-ся, — не сдерживая присвист, отозвался Щюр.

— Зови следующего, — развернулась к нему на крутящемся кресле.

Удобная конструкция, купленная мной по случаю.

— Нет никого. Сегодня императорские порталы включились рано. Ты же знаешь, — помощник мелкими шажками поковылял к выходу.

Щюр оборотень, ящерица. Потому-то в человеческом виде в его речи проскальзывает посвист. Он старался выговаривать слова правильно, но ему не всегда удается. Худосочное телосложение, малый рост, вытянутое лицо давали отдаленное сходство с пресмыкающимися. Когда-то он запрыгнул ко мне в сумку в одном из путешествий, а обнаружила нечаянного пассажира только дома.

По возрасту Щюр младше меня. Я была выпускницей, а он едва вышел из подросткового возраста. Низенький рост, худые плечи, вечно торчащие лопатки вызывали во мне сострадание. Но сколько не пыталась откормить, ничего не получалось. Мальчишка объяснял трату энергии во время оборота, но от угощения никогда не отказывался.

Когда же задумалась об открытии портального зала, Щюр меня поддержал и активно помогал в нахождении и устройстве подходящего места. Первые доходы мы вкладывали в развитие дела и его рекламу. Понемногу смогли развернуться, заработков стало хватать на приличную жизнь.

— К тебе посетитель, — вернувшись из приемной, сообщил парень.

— Не клиент? — уточнила я.

— Говорит, хочет с тобой лично поговорить, — на узком лице ящерицы явно читалось неудовольствие от неожиданного визитера.

— Он не сообщил, что ему нужно? — интуиции оборотня всегда доверяла, потому его реакция насторожила.

— Желает беседовать только с тобой, — недовольно проворчал Щюр.

— Зови, — немного подумав, согласилась встретиться с неизвестным.

Если бы от визитера грозила опасность, парень предупредил. А так он лишь выражал недовольство.

В зал вошел мужчина. Чуть ниже среднего роста, волосы пепельного цвета, глаза прищуренные, словно ему не понравился яркий свет. Одет просто, но добротно. Движения плавные, мягкие. Впечатление от него создавалось приятное. Даже не понятно, отчего он не приглянулся помощнику.

— Долгих лет, — вежливо поздоровался вошедший.

Голос мягкий, ласковый. На обычного человека не похож. Вот теперь понятна неприязнь Щюра. Своим оборотническим чутьем он почувствовал в нем эту особенность.