Гелена была готов наорать на юнца и выгнать его с острова поганой метлой в тот момент как только увидела. И если бы он вёл себя так, как обычные Арианины кандидаты, то даже приближающийся шторм вряд ли удержал бы Гели от решительных действий.

Но юноша спас сам себя тем, как он держался. Его спокойное достоинство перед лицом весьма неприятной ситуации усмирило гнев Гелены и заставило посмотреть на мальчика более пристально.

Паренёк выглядел перепуганным, не было в нём наглости и жеманства, свойственных красавчикам, продающим себя стареющим дамочкам.

А то, как охотно он бросился помогать разбирать причал и как старательно трудился, и вовсе смягчили женщину. В конце концов пусть побудет здесь до конца шторма. Всё равно гостевые спальни пустуют. Не объест же он её!

Так Гелена думала ровно до того момента, как мальчишка предложил показать ей свои документы. Она сначала не поняла, какие и зачем. Но когда он перечислил…

Красавчик оказался не мальчиком по вызову! Такого Гели без зазрения совести отправила бы обратно в тот бордель, откуда он прибыл. Но Ариэлю некуда было идти.

Стерва Ари оформила его как собственность госпожи Гелены Йенссон, урождённой Ригел. Даже если бы хозяйка отпустила его и снабдила достаточным количеством денег, очень скоро получила бы его назад вместе со штрафом за ненадлежащий надзор за своей собственностью. А отказаться принять Ариэля обратно значило обречь мальчика на уничтожение. Этого Гелена не могла допустить. И даже не потому, что он красивый, хорошо воспитанный, разумный и доброжелательный. Просто он — человек, что бы ни говорил об этом закон.

Ей бы сейчас позвонить Ариане и высказать всё, что она о ней думает, но во время шторма связь не работала. Теперь минимум сутки, а может и трое межпланетные разговоры были недоступны.

Но недаром в своей прошлой жизни Гелена была учёным. Раз не получается донести до виновницы идиотской ситуации своё возмущение, надо получить как можно больше информации к размышлению. Очень может быть что это даст ей, наконец, в руки оружие, которое поможет унять развоевавшуюся сестрицу.

Поэтому Гелена предложила Ариэлю рассказать свою историю. Она не думала, что в ней будет что-то сверхъестественное, но всё же рабы-андроиды встречались в Галактическом содружестве нечасто, особенно после того, как их запретили. Вернее, запретили производить новых, а за содержание и правильное поведение тех, кто к тому моменту уже существовал, головой отвечали их хозяева.

Но, слушая рассказ Ариэля, она почти сразу поняла: он не андроид в том смысле, к которому все привыкли, не биоробот. Он искусственно зачатый и выращенный человек. Он не имеет права на существование.

* * *

Ужас от осознания того, в какое положение поставила её родная сестричка, поначалу не давал Гелене пошевелить ни рукой, ни ногой. Потом в душе поднялся гнев. Она готова была немедленно лететь на Аяву, чтобы высказать Ариане всё, что она про неё думает и заодно выдернуть нахальной стерве рыжие волосёнки.

Если бы не бушевавший за стенами шторм, который делал невозможным не то, что полёт, а простой звонок, то она бы уже волокла бедного паренька за собой в глайдер, не слушая ни уговоров, ни объяснений. Но Ариэлю повезло: силы природы дали Гелене время остыть и дослушать его рассказ

Она всё ещё продолжала негодовать, но парня ей стало жалко до слёз. Он-то как раз ни в чём не виноват, но если она даст волю своему гневу на сестру, то пострадает не Ариана, а это беззащитное создание.

Гели хорошо считала и понимала, что парню уже двадцать пять, но выглядел он невероятно юным, что наполняло её сердце почти материнской нежностью. Да, двадцать пять, но по сути он дитя. Неопытное, не знающее жизни, выросшее без любви и ласки.

Она снова внимательно посмотрела на Ариэля, задала ему какой-то вопрос и, пока он отвечал, присматривалась к его мимике и жестам. Считалось, что дети из пробирки жестоки и агрессивны, но никаких признаков этого она в юноше не увидела. Обычный доброжелательный и хорошо воспитанный мальчик.

Ей стало ясно, что она не даст его уничтожить. Ни за что! Пусть живёт, ест, пьёт, делает что хочет. Её денег хватит чтобы содержать до самой старости ещё двадцать таких же. Если же кто-то к ней прицепится, она сумеет дать отпор. Подключит все ресурсы империи Ригел, но мальчика в обиду не даст.

Это не значит, правда, что она не надёрет зад Ариане.

Когда мальчик наконец закончил свой рассказ, Гелена поняла, что придётся всё это прослушать по второму разу. Она так переживала, что пропустила половину обстоятельств, знать которые было принципиально важно. Хорошо хоть умела держать лицо и паренёк не догадался, какие бури бушуют у неё в душе.

Она сильно устала за день, а впечатления от появления мальчика-раба в её доме, который она неспроста считала собственной крепостью, просто выбило Гелену из колеи. Она поспешила отправить Ариэля спать, затем ушла к себе и тоже легла. Но сон не шёл.

Какие-то детали в рассказе юноши зацепили её. Было чувство, что она знает обо всём этом значительно больше, чем ей уже рассказали. Когда-то её учительница иностранных языков говорила: “На самом деле вы знаете гораздо больше чем думаете, что знаете”. Вот сейчас Гели казалось, что это именно тот случай.

В конце концов до того, как запереться на острове и стать писательницей, она работала вместе с мужем и была уважаемым генетиком, а история про мальчиков из пробирки — это как раз по её специальности.

Завтра она соберёт мысли в кучку и задаст парню вопросы по существу. Как так случилось, что он и его товарищи были созданы? Запрет на выведение людей в биологических реакторах был принят задолго до того, как она сама появилась на свет, и это было хорошо продуманное, взвешенное решение. Кто же осмелился нарушить законы Содружества?

О том, что теперь делать, она старалась не думать.

Под утро ураган ушёл, оставив после себя тучи и проливной дождь. Электричество снова включилось. Гелена подняла защиту, приоткрыла окно и лежала, прислушиваясь к стуку капель по крыше.

Вчерашнее происшествие казалось ей сном. Но на столике в гостиной осталась белая пластиковая папка с замочком и ключиком: документы на Ариэля. Гели увидела её когда ходила убирать шиты с дома. Она забрала папку с собой: если там, кроме юридических бумаг, есть генетическая карта, надо будет её изучить. Она многое может поведать как о творении, так и о творце.

Но сразу садиться за работу не хотелось. Обычно Гелена никогда не вставала в такую рань, так что она снова легла и попыталась уснуть. Сна не было ни в одном глазу. Она попыталась связаться с сестрой: по мнению коммуникатора сейчас в поместье Арианы на Аяве должен быть ранний вечер и Гели не придётся выслушивать возмущённые вопли сестры по поводу того, что она её разбудила.

Но то ли ураган недалеко ушёл, то ли он повредил передающую станцию, но связи с Аявой не было. Семейный юрист на Терре-3 тоже оказался вне зоны доступа.

Гелена вспомнила Калле. Вот чей совет был бы сейчас неоценим. Он знал всю ситуацию с генетически изменёнными организмами от и до, включая юридическую часть. Сейчас он бы проанализировал всё, связанное с Ариэлем и выдал бы готовый план действий по спасению мальчика.

Затем она одернула себя. Если бы Карл Йенссон был жив, Ариане в голову бы не пришло присылать замужней сестре раба для постельных утех. Если бы просто узнал, что она приобрела себе нечто подобное, то устроил бы ей такую головомойку… Ари не боялась никого на свете, включая собственного мужа Фреда, одного из самых влиятельных людей Содружества, но Калле уважала. Он, надо сказать, в отличие от всех, её в грош не ставил и всегда был готов высказать своё мнение прямо в лицо зеленоглазой красавице.

Размышляя таким образом, Гелена открыла белую папку и вывалила её содержимое на прикроватный столик. Там были бумаги и электронные носители. Бумаги она запихала обратно: будет время, она спрячет их в сейф, а то и ушлёт на хранение своему нотариусу. Затем обратила внимание на накопители. Вопреки её ожиданиям их было три, а не один. Даже если предположить, что здесь копии, то всё равно их было бы две. Зачем тогда третий?

Ей стало так интересно, что она уже не вспоминала о сне. Вставила по очереди все три накопителя в браслет-коммуникатор и просмотрела имеющиеся там файлы. Она была права: один содержал в себе все официальные документы, которые представляли Ариэля в качестве андроида, два других были копиями друг друга и как раз на них была записана криминальная информация: полная генетическая карта и история развития организма AR)+043765989211, того самого Ариэля, которого она впустила в свой дом.