Оттуда их вдвоём перевезли на Аяву, планету-курорт, в поместье госпожи Арианы Марсдон, где им пришлось разлучиться. Дамиана забрала в свой особняк госпожа Ариана, а Ариэля поселила в домике для гостей и забыла его там.

Он прожил последние два месяца практически в одиночестве, после чего госпожа Ариана всё-таки вспомнила о нём и одним махом решила его дальнейшую участь. Ариэль стал подарком ко дню рождения для её сестры госпожи Гелены. Ему купили целый гардероб модных одёжек и отправили на Землю в обществе унылого помощника нотариуса с Аявы, который должен был передать его и все необходимые документы новой хозяйке.

Путь оттуда до причала, откуда катер Марка и Петры должен был доставить его на новое место жительства, запомнился Ариэлю плохо. Они меняли виды транспорта, сначала летели на одном звездолёте, потом на другом, затем в челноке, а уже на Земле четыре раза пересаживались с поезда на магнитной подушке на глайдер, с него на электромобиль и опять на глайдер. Перемещались с такой скоростью, что в мозгу все картинки, связанные с поездкой, оказались смазанными.

В маленький городок на берегу океана они прибыли вчера вечером в полной темноте. Утром унылый клерк вывел его на пирс вместе с вещами, вручил кейс с документами, конверт и дал дальнейшие инструкции. Катер Марка он ждать не стал, торопясь обратно.


Ариэль остался один на совершенно чужой ему Земле.

Обилие впечатлений от ужасных до прекрасных истощило его эмоционально, пусть физически он и пребывал в прекрасной форме. Сейчас сил хватало только на то, чтобы смотреть во все глаза, впитывая, то, что его окружало. Понимать и адекватно реагировать было невозможно, поэтому он и не пытался заговаривать с Марком и Петрой, хотя они ему оба очень понравились. Таких он до сих пор еще не встречал.

Высокий, мощный, атлетически сложенный Марк улыбался нежной детской улыбкой, говорившей: все будет хорошо, не дрейфь. С разговорами не приставал, за все время сказал всего несколько слов, и каждый раз по делу. Он уверенно вел катер и за все пять часов даже не присел, только поел бутерброды, которые его жена совала ему прямо в рот.

А Петра… Та вообще была как волшебная сказка. Она ничем не напоминала госпожу Ариану или красавиц из рекламных роликов, но была прекрасна, как все вокруг, как небо и океан. Она несколько раз пыталась вызвать Ариэля на разговор, но у него просто язык прилип к небу от обилия впечатлений, и в ответ на вопросы женщины он не мог произнести даже простого “да”.

Потом он подумал о госпоже Ариане и о той госпоже, к которой он едет, и от души пожелал, чтобы она как можно больше походила на Петру. А ведь еще вчера он надеялся, что его хозяйка будет такой же, как Ариана.

Ариану он впервые увидел на галактической станции. Там их держали в особом отсеке, планируя продать подороже. Она вошла в каюту, где сидели все вывезенные с базы, и Ариэлю показалось, что вместе с нею вошел свет, так она была прекрасна. Красотой Ариана превосходила всех моделей из модных изданий: стройная, с роскошной фигурой, великолепными рыжими волосами, изумрудными глазами и совершенным лицом. Она казалось юной, и только потом Ариэль понял, что госпожа уже зрелая женщина.

Красавица обошла всех, с каждым перебросилась парой слов, но сразу было заметно, что ее выбор пал на Дамиана. С ним она говорила около получаса. А потом Ариана исчезла и не появлялась до того дня, когда Ариэль остался с Дамианом один: всех остальных забрали покупатели.

Когда же она явилась снова, стало ясно: Дамиан остался здесь только потому, что она за него уже заплатила. Ариэля же отдали ей просто впридачу, так как желающих на него не нашлось.

Затем их двоих отвезли в поместье госпожи на Аяве. Там Ариэлю понравилось, хотя сейчас он понимал: эта курортная планета не шла с Землёй ни в какое сравнение. Но там он впервые увидел небо над головой и зелень не в кадках, а растущую из почвы. Это его потрясло настолько, что он за счастье посчитал возможность помогать садовнику и знакомиться таким образом с жизнью растений.

Ариана была очень добра к Ариэлю: поселила его в гостевом домике, накупила одежды и разных разностей, разрешала гулять по поместью, купаться в бассейне, пользоваться мировой сетью и ничего не требовала.

Все ее внимание было отдано Дамиану, и Ариэль понимал: так правильно. Друг выше ростом, сильнее, умнее и красивее, великолепная госпожа не могла выбрать никого иного, тем более его, Ариэля, который среди своих считался «бракованным». Все шло чудесно, Ариэль прижился в поместье, ел, пил, спал, читал разные разности в сети, смотрел фильмы, рисовал и ковырялся в земле под надзором садовника, с которым сдружился, но в один прекрасный день Ариана позвала Ариэля в кабинет и сказала:

— Милый мальчик, ты больше не можешь здесь оставаться. Мне ты не нужен и я не собираюсь держать тебя в своем доме. Я вообще не собиралась тебя брать, но Дамиан просил меня за тебя. Он не хотел, чтобы вы потерялись. Я придумала: ты поедешь к моей сестре, будешь моим ей подарком ко дню рождения. Я навещаю Гелену три-четыре раза в год, так что ты будешь видеться с Дамианом, как он просил. Но хозяйкой твоей будет моя сестра Гелена Йенссон.

Ариэль перепугался, но ничем этого не показал. Коротко ответил:

— Да, я понял вас, госпожа.

Но на самом деле ничего он не понял, только почувствовал горечь оттого, что его прогоняют. Зато когда узнал от адвоката, оформлявшего дарственную, что госпожа Гелена живет на Земле, не на Терре-2 или другой такой же, а на настоящей Земле да ещё на острове в океане, обрадовался, как дитя. Он полетит на прародительскую планету!

Побывать на Земле хотели все люди Галактики, но большинству так и не удавалось осуществить эту мечту. Сейчас туда почти нереально было попасть даже с экскурсией. Мало кто мог и хотел заплатить бешеные деньги за пять дней пребывания под постоянным надзором экологической полиции.

Но для большинства других вариантов просто не существовало.

После того, как с великим трудом была остановлена экологическая катастрофа и с Земли выселили на другие планеты большую часть ее обитателей, там осталось жить совсем немного людей, не более одного миллиона. Это были служащие экологического надзора, ученые, специалисты, занятые изучением и сохранением законсервированных достопримечательностей, работники сферы услуг и богачи, которые могли себе это позволить. Об этом Ариэль узнал ещё когда овладевал школьной программой.

Кто такая Гелена Йенссон, почему она живет на острове и чем он там будет заниматься Ариэль не задумывался. Узнает, когда придёт время. Сейчас его волновало только, какая она, его новая хозяйка.

Марк и Петра оставили его одного в доме госпожи Гелены, не дав никаких инструкций. Значит надо ждать, а пока можно оглядеться. Комната, в которую Ариэль попал, войдя в дом через просторную веранду, ему понравилась. Не роскошно, как в поместье Арианы, без позолоты, лепнины и резьбы, но уютно и красиво.

Светлая комната с белыми стенами и полом, устланном циновками. В каждой стене по двустворчатой двери. Огромные окна, обращенные к океану, прикрыты бамбуковыми жалюзи. Из бамбука и ротанга здесь сделано все: наличники окон, двери, мебель. На стенах очаровательные акварели в бамбуковых рамках.

В доме Арианы предоставленный самому себе Ариэль занимался в основном чтением. Среди прочего ему попалось много пособий по архитектуре и дизайну, которые его интересовали ещё в прежней жизни. Правда, на базе ни у кого ни чём таком даже понятия не было, но у Ариэля оказались природные способности к рисованию и он пытался с помощью мировой сети научиться хоть чему-нибудь в этой области. Но там его ресурсы были ограничены, а в доме Арианы такие материалы водились в изобилии. Кажется, большая их часть осталась от времён, когда хозяйка перестраивала поместье. Ариэлю их отдали и сказали, что он может пользоваться ими как захочет.

Он пересмотрел все, на какие ему хватило времени и сил, и составил себе представление об этой стороне жизни. Научился различать стили, узнал, какие материалы как выглядят, понял, по какому принципу строят и отделывают здания, а главное, выяснил для себя, что ему нравится, а что нет.

Сейчас Ариэль чувствовал, что в эту комнату вложен талант и бездна вкуса декоратора, умудрившегося сделать стильный и вместе с тем тёплый жилой интерьер, который и в беспорядке не будет смотреться убого.

Здесь он чувствовал себя много уютнее, чем в шикарном бунгало на Аяве, а с раззолоченными интерьерами главного дома поместья уют дома Гелены и вовсе не хотелось сравнивать.