Тяжёлое дыхание грело воздух. Щенок бежал впереди, размеренно тявкая. Он, кажется, указывает кому-то дорогу? Да, наверное. Но шаги слишком лёгкие для человека.

На могилу старого лесника, устало волоча лапы, вышел старый чёрный пёс с побелевшими от времени глазами. Потягивая носом воздух, он хрипел, вываливал горячий язык, нетерпеливо водил хвостом. Щенок потянулся мордочкой наверх, и старый пёс лизнул его в лоб. Потом пошёл дальше, уткнулся в мальчика носом, зевнул и покровительственно положил морду ему на плечо.

— Привет, старик Баргаст. Я знал, что… найду тебя здесь, — Джеймс зевнул и завалился на правый бок. Раздалось ровное сопение — мальчик заснул. Большой пёс тоже зевнул и лёг на мальчика сверху. Щенок забился под грудь Джеймса и прижался к его шее.

Смотритель кладбища через несколько часов начнёт свой обход.

* * *

Нянюшка слушала, как тихо трещит камин за заслонкой, перебирала спицами, клубок вертелся по полу. Хозяйский сын же слушал легенды — как она их умеет рассказывать! Заслушаешься… Про духов болот и блуждающие огоньки в ночном лесу. Про шествия малюток-фей среди диких цветов. А под Рождество она учила его песенкам, вместе с ним мастерила костюмы — и ни у кого из соседских ребятишек таких не было. Но больше всего Джейми была по нраву легенда о Дикой Охоте.

Так и видел он, что проносится она по их улице в туманной мгле, топочет копытами, трубит горнами. Всадники на взмыленных лошадях и оленях, со страшными криками несутся, заглядывают в окна, стучат в двери, ищут заблудших. Как тени, скользя между копыт, мечутся под ними чёрные как полночь псы с кровавыми пастями, их волчий вой леденит воздух. А особое лакомство для них — непослушный ребёнок, который убегает ночью из дома, не слушается нянюшку и родителей, плохой ребёнок, плохой! Они охотятся за ним, гонят его прямо в Ад.

— Но хороших детей они не трогают, а охраняют до рассвета, — прошептал себе под нос мальчик.

Ещё одна часть этой легенды ему тоже пришлась по душе — на пороге было принято оставлять еду для собак. Они её сьедают, а потом она снова появляется — вот бы это увидеть!

Упросить нянюшку было легко — на кухне как раз нашлась лишняя старая посудина. Каждый вечер Джеймс, тайком от родителей и няни, выставлял еду на порог. Может, всё же прибегут призрачные псы? Три ночи подряд еда оставалась на месте — он не знал — успех это или же нет.

На четвёртую ночь еда пропала. На пятую тоже. В мальчике проснулось любопытство — кто-то приходит по ночам? На шестую ночь шёл дождь — у порога в грязи остались следы собачьих лап. Успех! Но теперь ему захотелось увидеть этих призраков — они же всё-таки приходят!

Так и вышло — этим самым вечером, когда он ещё был дома. Нянюшки как назло не было — как раз отпросилась домой в деревню на пару дней — семью проведать. Отец как всегда засиделся допоздна на работе в банке. Матушка задремала в кресле с книгой в руках. До этого он подслушал её разговор с соседкой про местное кладбище — что там происходит что-то странное. Вой, скулёж, разрытые могилы, тени. И вся эта чертовщина происходит рядом с могилой старого лесника, который умер полгода назад. Никто на кладбище ночью не ходит — от греха подальше. А пёс его — со странной кличкой — пропал непонятно куда.

Мальчик подозревал о ком идёт речь — один раз, на пикнике с семьёй видел он седого старика с ружьём, а у ног его — такого же старого пса.

— Баргаст, место! — шикнул тогда старик, когда пёс попытался познакомиться с мальчиком. — Ты не бойся его — он детей не трогает…

* * *

Джеймс увидел из окна, что к миске у порога кто-то подошёл — тень тяжело дышала, а потом — весело лаяла. Стараясь не спугнуть, тихо приблизился он к двери и стал слушать.

«Кто-то ест».

— Кто там?

«Спугнул, кажется…»

Джеймс открыл дверь — миска вылизана полностью, а рядом с ней стоял маленький чёрный щенок. Странная тень мелькнула в кустах.

— Ой, привет, — мальчик протянул к нему руку. Щенок испуганно тявкнул, чихнул, упал, потом запищал и побежал прочь.

— Эй, подожди! — Джеймс смутно помнил, что произошло дальше. Вот он быстро накидывает пальто, совершенно забыв про кашне и кепку. Бежит вслед за малюткой-щенком, не подозревая, что только пугает его ещё сильнее. Потом бег прекращается, и — сильный удар о землю — и дальше он уже не может ни идти, ни, тем более, бежать. Нога сильно болит — особенно внизу и почему-то бедро. Перед лицом — высокий плоский камень, покрытый слоем влажной пыли, а из-за него выглядывает щенок. Тогда-то он и вышел, словно осознавая свою вину, и стал тыкаться носиком в щёку мальчика.

* * *

Джеймсу снился сон — странный, очень странный. Но, от него стало так легко, что он чуть не заплакал. Шум тяжёлых веток деревьев наполнял собой всё. Раздвигая листву, гремя своими поношенными сапогами, шёл к нему знакомый человек. Тот самый, к которому все боялись подходить, с серыми глазами — пронзи тельными до ужаса. На плече старое ружьё, позвякивает замком, уже совсем не пригодное для стрельбы, а для запугивания — самое оно.

Старик Баргаст тянет воздух носом, поднимается, отряхивает голову — видимо, чтобы придти в себя. Видит хозяина — и щенячий задорный дух просыпается в нём. Куда делась та тяжесть в лапах, боль в спине, которая вот уже как два года мучает его? Глаза такие же острые — хоть сейчас иди на охоту. Тогда мог взять тетерева — даже не подранка. А шкура-то — гладкая, лоснится, чувствует все порывы ветра. Хоть сейчас…

— Эй, старик! — твёрдым голосом зовёт хозяин.

— Давай-ка в лес! Работать пора!

Баргаст вскочил, чуть не взвизгнув от счастья — неужели, всё как всегда? Как он привык? И это что — теперь никогда не кончится? И хозяин никуда не уйдёт? Как хорошо, как хорошо!

Чёрный пёс остановился и оглянулся назад. Под могильным камнем всё ещё лежал тот самый мальчик — зачем он сюда пришёл? И другой малыш — он подобрал его всего месяц назад, какой же он маленький! И такой смышлёный, может, когда-нибудь он станет хорошим сторожевым псом? Или охотничьим? И конечно, он будет защищать свой дом и своих хозяев. Этот мальчик ведь станет его хозяином? Он ведь не бросит его?

— Старик, пойдём, нам пора, — хозяин поправил ружьё на плече и развернулся. Старик Баргаст гавкнул и, виляя хвостом, пошёл вслед за хозяином. Он снова обернулся — странно, ещё одна чёрная собака лежит на этом мальчике? Нет, показалось.

Лесник и его верный пёс скрылись в листве, и вскоре уже никто не слышал их шагов.

* * *

— Проснулся?

— Да.

— Слава боту! Мальчик мой!

Опять мама кричит. Но уже не так, как обычно. А, нет это… папа так кричит? Спросонья не различишь.

А, он уже прибежал. Как всегда — выглядит идеально, только… сегодня как-то не очень. Круги под глазами, лицо обеспокоенное — он всю ночь не спал? Взгляд такой странный — обычно он смотрит на меня по-другому. Интересно, а как я выгляжу?

Джеймс отвёл взгляд от отца и посмотрел налево.

«Странно, здесь всегда стояло зеркало?»

Как-то он… Сам на себя не похож. Весь укутан, под двумя одеялами, камин горит и так тепло…

«Вот почему я так хорошо спал…»

— Джеймс! — голос отца вернул его к реальности.

— Да, папа?

— Зачем ты это сделал?

«Он нервничает».

— Я… я хотел найти привидение.

— Что за глупость?

«Ну вот, опять…»

— Чтобы больше никогда не убегал! — у отца странно дрожали тубы. — Ясно?

— Ага…

— Что за ответ? Это!..

Отец замолчал, сел на край кровати, поцеловал Джеймса и крепко обнял.

«От папы пахнет тмином. Я первый раз это заметил».

— Понял? — спросил он снова.

— Да, папа, — покорно ответил Джеймс.

— Хорошо, так… Я на работу! Увидимся вечером! — отец резко встал с кровати и чуть не столкнулся в дверях с матерью. Посмотрел в её лицо — видимо что-то хотел сказать, передумал, отвернулся, потом тоже поцеловал и обнял.

— Буду вечером, — дежурная фраза всё ещё висела в воздухе, пока он торопился вниз по лестнице.

Мама ещё посмотрела ему вослед, потом будто очнулась и кинулась к кровати.

— Джейми! Мальчик мой! Как ты?

— Нормально, — и это была почти правда. Только пить хотелось и чего-нибудь сладенького.

— Правда, нормально?

— Да, а…

— Не волнуйся! Всё хорошо! Ты дома! Господи, счастье, что мы тебя нашли! Как хорошо, что ты живой!

— Да? Хорошо.

«Ну, вроде повезло. Не буду больше убегать — совсем неприятно. А… стоп, я кое-что забыл?»


Изображение к книге АКОНИТ 2019. Цикл 2, Оборот 2

Джеймс как подпрыгнул на кровати. Мама забеспокоилась.

— Что такое? Где болит?

«Не в этом смысле!»

— Старик Баргаст!

— Кто?

— Большая чёрная собака на кладбище! Она пришла на могилу к старому леснику!

— А, старый пёс, — голос матери стал тише.