Она вдруг вскочила на ноги, решительным шагом направилась в другой конец коридора, к столу дежурной медсестры, там принялась что-то требовать на повышенных тонах. Медсестра покивала в ответ и сняла трубку телефона. Сергей хмыкнул. Характер у Ксении был пробивной, этого не отнять. Аська, свернувшаяся клубочком в углу дивана, подняла голову, посмотрела, где шумят, но с места не двинулась. Ей было велено сидеть тут; она всегда слушалась старших.

Врач появился через пару минут. Был это дядечка самого респектабельного вида, само собой, в белом халате, с бородкой и в очках. Вылитый доктор Айболит. Однако на бейджике значилась фамилия «Павлов». В руках врач держал свеженький рентгеновский снимок.

— Ну, что скажете, доктор? — почтительно спросил Сергей.

Врач покосился на Аську, затем перевёл взгляд на Сергея с Ксенией и предложил:

— А давайте-ка мы присядем на другой диванчик, и я постараюсь ответить на все ваши вопросы.

Они сели на угловой диван неподалёку; Сергей и Ксения с одного краю, врач — с другого. Получилось почти тет-а-тет.

— Всё плохо, да? — спросила Ксения дрогнувшим голосом.

— Ну, обманывать не стану, — врач постучал по снимку ухоженным ногтем. — Травма у вашего красавца довольно серьёзная. Сложный перелом голени со смещением обломков кости. И разрыв ахиллова сухожилия вдобавок.

Ксения негромко ахнула, прижала к губам ладонь. Жест вышел слишком драматичный, как в дурацкой мыльной опере. Наверняка по телевизору и подсмотрела. Сергей экзальтации не поддавался, сразу задал вопрос, который интересовал их обоих больше всего:

— Но вы ведь можете его вылечить? Сколько времени это продлится?

— Разумеется, мы можем вылечить вашего любимца, — с достоинством ответствовал врач. — У нас очень хорошая клиника, одна из лучших в стране. Но, понимаете, подобные травмы без последствий не проходят. Должен сказать вам прямо: бегать и прыгать, как раньше, он уже не будет. К тому же полный курс лечения в клинике обойдётся вам недёшево. Вы сможете позволить себе такие расходы?

— Но у нас же есть страховка… — растерянно проговорил Сергей.

Врач покачал головой.

— Сожалею, но это не страховой случай.

— Как так? — взвилась Ксения. — Что значит — не страховой?

— Исходя из ваших собственных слов, любимец сам причинил себе травму. А произошло это по причине недостаточно тщательного ухода, — деликатно упрекнул врач. — В общем, вы за своим любимцем не досмотрели, вам и за лечение платить. В полном объёме.

— Ну знаете… — Ксения яростно сверкнула глазами, но возразить ей было нечего. Она откинулась на спинку дивана, скрестила руки на груди и принялась демонстративно разглядывать потолок.

— У нас нет таких денег, — откровенно признался Сергей.

Врач помолчал, переводя взгляд с Сергея на Ксению и обратно. Его глаза за стёклами очков были необыкновенно большими, внимательными. Казалось, врач видит обоих визитёров насквозь, без всякого рентгена. Затем он негромко сказал:

— Что бывает с любимцами, которых отказались лечить, вы, полагаю, знаете?

— Ну, в общем, это… — смутившись, пробормотал Сергей. — Это самое…

— Да, — сказал врач. — Именно.

Чёрт бы побрал его всепонимающий взгляд.

Сергей посмотрел на жену.

— Ну что ты так на меня смотришь, что ты смотришь? — прошипела Ксения. — Мужик ты или кто? Реши уже наконец.

Сергей отвернулся, взглянул на врача, словно ища подсказки. Но тот молчал, просто ждал ответа.

— У нас нет таких денег, — повторил Сергей.

— Понятно, — врач кивнул. — Вам нужно будет подписать соответствующие бумаги. Простая бюрократическая формальность, ничего особенного.

Ксения вдруг привалилась к Сергею, уткнулась лицом ему в грудь, всхлипнула.

— Господи-и, что я Аське скажу? Они же с Тишкой не разлей вода…

Сергей обнял жену, утешительно погладил по вздрагивающей спине.

— Ладно-ладно, что ты. Придумаем что-нибудь.

— Скажите, что отправили любимца на Мадагаскар, — посоветовал врач. — На тропический остров, где всегда лето и хорошая погода, и где живут разные замечательные звери. Обычно любимцам так и говорят.


Ксения категорически отказалась присутствовать на процедуре. Сказала сквозь слёзы, что ей такое не перенести. И ушла в кафетерий, прихватив с собой ничего не понимающую Аську.

А Сергей остался, чтобы уладить формальности. Медсестра на ресепшене подсунула ему стопку распечатанных листов, тёплых, прямо из принтера. Сергей подписал их все, не читая. Затем поплёлся в палату к Тише, хотя страшно не хотелось. Но он чувствовал, что обязан.

Врач ждал его возле дверей. С ним был мрачный тип в светло-зелёной робе и почему-то с марлевой повязкой на лице.

— Готовы? — участливо поинтересовался врач.

Сергей неуверенно кивнул, рассматривая медика в маске, и, в свою очередь, спросил:

— А это больно?

Врач промолчал.

— Это как уснуть, — ответил медик в маске.

Голос у него был глухой и какой-то потусторонний.

Они зашли в палату. Тиша слабо улыбнулся, увидав Сергея. Но, как только увидел медика в маске, улыбка исчезла. Любимец вдруг начал дрожать, словно испугался чего-то. Сергей подошёл ближе, взял его за руку. Тиша отчаянно вцепился в его ладонь.

Медик в маске взялся манипулировать капельницей. Закрепил на стойке флакон, помеченный чёрно-жёлтым ярлыком. Закрутил регулятор подачи, отсоединил трубку от одного флакона, подсоединил к другому. А врач принялся заговаривать зубы дрожащему любимцу.

— Скажи-ка, чемпион, ты бы хотел побывать на Мадагаскаре?

— Н-не знаю, — неуверенно ответил Тиша. — Никогда об этом не думал.

— А посмотреть на тамошних зверей? — подмигнул врач. — На лемуров? Они такие забавные. А может, на слонов с жирафами?

— Я бы хотел увидеть гепарда. Я читал, будто они быстрее всех.

— Замечательно. Тогда закрой глаза, зажмурься крепко-крепко. Сейчас ты заснёшь, а когда проснёшься — непременно увидишь своего гепарда.

Тиша послушно зажмурился. Врач сделал знак медику в маске, и тот открыл регулятор капельницы. Сергей зачарованно смотрел, как жидкость из нового флакона по капле просачивается в тубус, замещает лекарство…

Тиша вдруг напрягся, его ногти впились в ладонь Сергея с такой жуткой силой, что он едва сдержал возглас боли. По телу любимца пробежала судорога. Ещё одна. Он застонал. Тихонько, жалобно.

Сергей стиснул зубы, отвернулся. Нельзя было на это смотреть. Зря он пришёл…

Кто-то прикоснулся к его плечу. Врач.

— Пойдёмте.

— Что? — недоумённо спросил Сергей. — Уже всё?

— Да, — сказал врач.

Сергей взглянул на Тишу. Лица любимца не увидел, медик в маске накрыл его простынёй.

Врач аккуратно разжал коченеющие тишины пальцы, взял Сергея за рукав и вывел из палаты. В коридоре сказал:

— Давайте присядем на минутку. Вам нужно прийти в себя.

Сергей тяжело рухнул на диван, безвольно обмяк. Врач сел рядом, закинул ногу на ногу, сплёл на колене пальцы. Что-то странное творилось у Сергея с глазами — докторский халат сливался с диванной обивкой, и оттого сам врач воспринимался фрагментарно: отутюженные брюки, кисти рук со сплетёнными пальцами, доброе холёное лицо… Сергей сморгнул, провёл по глазам ладонью. На пальцах остались следы влаги.

— Пожалуй, выпишу вам один хороший препарат, — сказал врач участливо. — Поможет справиться со стрессом.

— Спасибо, не надо, — сказал Сергей, глядя мимо собеседника. — Не хочу я ваших таблеток. Вообще ничего не хочу. Ни домой, никуда. Просто не знаю, что мне теперь делать. Такая пустота…

— Продолжайте жить, — посоветовал врач. — У вас же есть девочка, уделяйте ей больше внимания. Уверен, она вас ещё порадует.

Аська, да. На неё вся надежда. Она же перспективная.

— А у вас есть любимец? — спросил Сергей.

— Да, есть, — ответил врач. — Мальчик.

— Тоже спортсмен?

— Нет, музыкант. Играет на фортепиано.

— Как успехи?

— Недавно стал лауреатом международного конкурса. По телевизору показывали, назначили специальную стипендию.

— По деревьям не лазает? По брошенным стройкам не бегает?

— Нет, что вы! Он совсем домашний.

— Повезло вам с ним.

— Это верно.

Они помолчали. Потом Сергей осторожно поинтересовался:

— Скажите, доктор, а что если мы решим завести другого любимца?

— Полагаю, вы сможете это сделать, — ответил врач. — Я посмотрел, у вас с женой хорошие родословные, так что проблем с лицензией не будет.

— И музыканта сможем завести?

— Кого захотите. Предоставьте нам генный материал, остальное — дело техники.


В машине, когда возвращались из клиники домой, Сергей смотрел только на дорогу, сосредоточенно молчал. Думал о том, как начать с женой разговор о новом любимце. Сомневался, не закатит ли она истерику, после сегодняшнего.