В мире людей вы оставите только один чёткий след. Рано или поздно фонарь полицейского осветит ноги, обнаружив там противоестественную тень, а быстрые пули пронзят голову, опережая вспышку тьмы из ваших глаз. И сколько людей к тому времени покинет освещённые улицы стараниями той сущности, которой будет принадлежать ваш облик — неведомо никому. Известно лишь, что, когда патрулю удаётся опознать таких пропавших, как правило, стражам порядка в следующую секунду приходится стрелять. Но встречи эти довольно редки, и выстрелы раздаются от силы пару раз в неделю, потому у приезжего нет впечатления, что город в осаде.


А полицейским ещё долго предстоит присматриваться друг к другу, выискивая признаки недобрых изменений после встречи с вами, ибо случалось всякое.


Всё же, большая удача, что Гущинск лежит чуть в стороне от торных дорог…

СТАНИСЛАВ РОМАНОВ
ЛЮБИМЦЫ

Изображение к книге АКОНИТ 2019. Цикл 2, Оборот 2

Стрелки на больших офисных часах показали прямой угол. Чётко, словно призовой гимнаст на кольцах.

«Надо бы на фитнесс снова записаться, — лениво подумал Сергей. — Может, со следующей недели… Хотя, нет — лучше со следующего месяца, сразу как с делами разгребусь».

Символический гимнаст заметно скорчился. Верно, непросто уголок держать. Да и вообще, кому нынче легко? Вот то-то и оно…

Работа над сводками шла туго. Сказать по правде, совсем не шла. Голова была забита всякими посторонними мыслями. Сергей вытащил из трея браузер и открыл потаённую страничку. Модели на картинках были нереально прекрасны, глаз не отвести. Будоражили воображение.

— У меня от этих цифр уже круги перед глазами, — пожаловался Геннадий из-за своего компьютера. — Квадратные.

— Отвлекись, — позвал Сергей. — Глянь сюда.

Геннадий подкатился прямо на стуле, посмотрел на экран, одобрительно кивнул.

— Очень сексуально. Я бы тоже такую не прочь.

— Да ну тебя, — сказал Сергей. — Я для жены машину выбираю.

— А, — сказал Геннадий и завистливо вздохнул. — Мне вот семейный бюджет такую роскошь не позволяет.

— Мы со спонсорами уже практически договорились, — похвалился Сергей, не в силах удержаться. — Тишка скоро в рекламе сниматься начнёт, так что наш семейный бюджет такие расходы потянет. Тем более что вопрос с машиной давно назрел.

— Малой-то у тебя молодец, прямо чемпион, — поддакнул Геннадий. — А у вас в семье ведь двое любимцев?

— Да, девочка ещё, — сказал Сергей. — Наград пока не брала, но все тренеры говорят, что перспективная.

— Я своего тоже скоро на соревнования везу, — сообщил Геннадий. — Думаю, в этот раз серебро возьмём. Или хотя бы бронзу. Если нет — я его сам утоплю, прямо в бассейне.

Сергей хмыкнул.

— Ну-ну…

Зажужжал лежавший на столе телефон; Сергей ответил на вызов. Звонила жена, по её нервному голосу Сергей сразу понял: что-то стряслось. Очень нехорошее.

— Серёжа, мы в клинике, — сказала Ксения. — Приезжай немедленно.

— Что значит немедленно? — недовольно осведомился Сергей. — Я вообще-то на работе. И что там у вас случилось вообще?

Ксения всхлипнула.

— Тиша в яму упал. На стройке, которая на другой стороне улицы, замороженная. Мальчишки там баловались, и он с ними. Ножку повредил. Кажется, серьёзно. Сейчас рентген делают. Давай, договорись там, у себя, и приезжай. Я не могу уже, у меня сейчас истерика начнётся.

Сергей похолодел. Тишка покалечился? В такой важный момент?

— Дура! — не сдержавшись, рявкнул он во весь голос. — Ты куда смотрела? В свой смартфон? Опять с подругами мужьям кости перемывали? Как у тебя Тишка на стройку-то пробрался? Там ведь всё специально огорожено, просто так не пройдёшь…

— Не знаю я! — огрызнулась Ксения. — Не ори на меня! Я и так вся на нервах, у меня просто голова кругом. Аська тут ещё скулит.

— Её-то ты зачем с собой потащила?

— А куда я её дену? Не запирать же одну в квартире? Короче, говори там, что хочешь, но приезжай немедленно.

И жена отключилась, не дав Сергею больше вставить ни слова.

«Сука! — подумал он со злостью. — Стервозина. Вот же осчастливил племсовет сокровищем. Сама целый день дома, особо не занята ничем, а за любимцами толком присмотреть не может. Разиня полоротая. Чуть что, сразу Серёжа. А что Серёжа теперь сделает? Какие уж тут, на хрен, спонсоры? Вот же невезуха, все планы псу под хвост…»

Отчаянно клацая мышью, Сергей закрыл каталог, медиаплейер, развёрнутые файлы сводок. Будто отстреливал ненавистных зомбаков в виртуалке. Бац-бац-бац. Зверски хотелось запустить мышью в экран монитора, со всей дури вмазать кулаком по клавиатуре. Психануть. Выплеснуть кипевшую внутри ярость. Дома-то он дал бы волю эмоциям. Но здесь — нет. Здесь это было непозволительно. И глупо. Ещё не хватало ему служебного порицания…

Он сдержался. Постарался взять себя в руки. Посидел минуту, громко сопя носом. Типа дыхательная гимнастика для самоконтроля, семейный психолог научил. Вроде получилось, успокоился.

Повернувшись к Геннадию, Сергей просительно сказал:

— Прикроешь меня, если шеф заглянет?

В пятницу после обеда это было маловероятно, но чем чёрт не шутит…

— Да не вопрос, — отозвался тот, с непонятной усмешкой, отчего-то вызвавшей у Сергея новый приступ раздражения. И откуда вдруг в тоне Геннадия прорезались нотки превосходства?..

— Может, всё не так и плохо.

Ну да, как же. Даже на мгновение Сергей не поверил в его притворное сочувствие.


В коридоре клиники было ослепительно бело и оттого как будто зябко, словно в замке Снежной Королевы из старой сказки. Белые стены, белый потолок, гладкий пол с оттенком льдистой синевы. От пропитавшего здешний воздух антисептика с ароматом ментола с непривычки перехватывало горло.

Ксения и Аська сидели на белом диване, похожем на большой пушистый сугроб. Рядом, но при этом как бы отдельно друг от друга. Ксения недовольно хмурилась, словно пыталась мысленно сложить слово «безответственность». Аська ёжилась и выглядела напуганной. Обе молчали.

— Как он? — спросил Сергей.

— Не знаю, я не врач, — сказала Ксения склочным голосом. — Сам сходи и посмотри.

Ладно, как скажешь, дорогая. Сергей не стал отвечать на выпад, просто повернулся и зашёл в палату, прикрыв за собой дверь.

Палата была небольшая, на одну койку, Тиша лежал там совсем один. Он не плакал, хотя ему было очень больно, наверное. Рядом с кроватью торчал громоздкий аппарат для внутривенного вливания, тонкая прозрачная трубка тянулась к закреплённому на руке катетеру. Тиша был бледнее больничной простыни, лежал, закусив губу. Крепился из всех своих невеликих сил. Одна нога пострадавшего любимца была в лубках. Девая, толчковая…

— Ну что же ты, а? — укоризненно сказал Сергей. — И как тебя угораздило только?

Тиша посмотрел на него виноватыми глазами. Сергею показалось, что любимец сейчас расплачется. Но Тиша сдержался, только разок шмыгнул носом. Чемпионы — они ведь крепкие, они не плачут.

— Мы с Рудиком поспорили, — ответил Тиша едва слышным шёпотом. — Он дразнился, сказал, мне слабо полосу препятствий пробежать. Это значит через всю стройку. Он сам здорово бегает. А я сказал, что не слабо. Только там не везде пол есть, доски положены — и всё, больше ничего нету. Ну я оступился и в котлован упал…

Рудик был любимцем Галочки и Михаила Образцовых, семьи, что жила по соседству. На пару лет старше Тишки, уже многократный призёр по спортивному многоборью, медалист. Образцовы им чрезвычайно гордились.

— Я вас сильно подвёл, — прошептал Тиша. — Извините.

— Да уж, — только и сказал Сергей. И замолчал, подходящих слов не находилось.

Ну а что тут можно было прибавить? Столько сил ими в любимца вложено, столько средств. С малолетства его в чемпионы прочили, специально тренеров подбирали. А ещё здоровое питание, прививки, всякое такое. Наконец и результаты пошли, достижения. И вдруг, из-за какой-то глупой шалости, всё прахом. Ох, не видать им ни красочной рекламы по телевидению, ни рекордных рекламных отчислений. Хорошо хоть страховка есть, чтобы за лечение платить. Да и Тишка им всё-таки не чужой. Член семьи практически. Любимец…

Только как же с ним быть теперь? На что он, покалеченный, станет годен?

Надо бы мнение специалиста узнать что ли…

Сергей вышел из палаты. Ксения обернулась на звук открывшейся двери, посмотрела на него с ясно читавшимся неодобрением. Как будто это он виноват, а сама она тут вовсе ни при чём. Вечно у неё так…

— Ну что, нагляделся?

— Да, — сказал Сергей, — нагляделся. Видать, серьёзная травма. Врач тебе что-нибудь говорил уже?

— Нет, ничего такого, — ответила Ксения. — Сказал лишь, что надо сперва снимки проверить. Обещал скоро вернуться. Чуть не час прошёл…