Изображение к книге АКОНИТ 2018. Цикл 1, Оборот 2

АКОНИТ № 2
(2)

2018, май

*

© Издательский дом Boroff & Со, Новосибирск, 2018.

Все права защищены.

Высшими силами.

РЕДАКЦИЯ

Главный редактор

Андрей Бородин

Редактор

Василий Спринский

Литературные редакторы

Ольга Абложная

Илья Бузлов

Виктория Рихтер

Литературный консультант

Василий Спринский

Иллюстрация на обложке

Катерина Бренчугина

Дизайн обложки

Катерина Бренчугина

Внутренние иллюстрации

Катерина Бренчугина

Внутренний дизайн

Катерина Бренчугина

Андрей Бородин

Вёрстка

Андрей Бородин

Контакты

Группа VK

https://vk.com/aconitum_zine

E-mail

[email protected]

СОДЕРЖАНИЕ

Слово редактора


Василий Спринский

То, что приходит на зов

Сергей Чернов

История без имени

Роман Дремичев

Озеро тумана

Алексей Жарков

Злые вещи

Алексей Лотерман

Из глубин Лох-Несса

Элиас Эрдлунг

Подкидные младенцы

Дмитрий Костюкевич

Рыба, способная проглотить лодку

Дарья Леднева

Коровы ели туман

Андрей Плотник

На дне Лакмериса

Андрей Бородин

Среди ветвей

Кларк Эштон Смит

Лицо у реки

(перевод с английского: Андрей Бородин)

Эрик Шеллер

От Мейчена до Вандермеера:

химерический пейзаж как воплощение Зла

(перевод с английского: Андрей Бородин, Илья Бузлов)

Требования к присылаемым рукописям


Изображение к книге АКОНИТ 2018. Цикл 1, Оборот 2

Слово редактора

В ночь Белтейна вновь расцвёл аконит. Фавны и нимфы водили вкруг него хороводы, а ведьмы, летящие на шабаш, останавливались, чтоб вдохнуть в себя его чарующий ночной аромат. Прошло некоторое время, и он напитался влагой, принесённой первыми майскими грозами, а его лепестки вобрали в себя чистый свет весенних звёзд…

И вот перед тобой, дорогой читатель, второй номер нашего журнала.

На сей раз будь готов услышать истории о водах.

От начала тех немыслимо далёких эонов, когда Апсу и Тиамат мешали свои воды, водная стихия занимает главенствующее место в жизни всего живого. Собственно, без воды наша жизнь вовсе была бы невозможна; да и конец свой она довольно часто обретает в ней же.

Какие образы возникают в голове первым делом, если речь заходит о водах?

Пожалуй, это моря и океаны, чьи глубины до сих пор не исследованы до конца. Что за тайны скрывают они в себе? Возможно, там таятся непостижимые создания, несущие гибель всему, что вторгается в их царство. Или же они хранят в себе тени тех, кто уходит на зов волн — чтобы однажды выпустить их из своих глубин вместе с туманом. Несть числа и поверьям мореходов, передающихся из поколения в поколение, особенно тем, что связаны с окончанием земного пути.

Младшие братья морей и океанов — озёра. Не меньшей тайной окутаны и они. Не стоит и говорить об огромном числе всевозможных озёрных чудовищ, так напоминающих реликты древних эпох. Но порой то, что таится в глубинах озёр, отличается иными, не поддающимся представлению формами. Особенно, если озеро находится в безраздельной власти сил зла.

Ещё больший ореол загадочности имеют болота и топи. В обычных земных топях нередки случаи встречи с созданиями, являющимися неотъемлемой частью народной демонологии и фольклора. А если речь заходит о топях, расположенных в ином мире? Что может ожидать неосторожного путника там?

Питьевая вода, заключённая в сосуд, теряет свой грозный и губительный нрав. Но даже она в определённых случаях способна нести гибель беспечным и капризным людям.

Лишь тихие лесные ручьи не таят в себе никакой опасности. Но что, если пришедшего на их полные умиротворения берега подхватят воды памяти, чтобы незаметно унести в пучину забвения?..

Погрузись в чтение страниц нашего журнала, словно в воды, и постигни пугающие и странные тайны морей и океанов, озёр, болот и всех иных вод, какие только существуют в этом мире.

Помимо наших современников и соотечественников, свою историю, связанную с водами, расскажет признанный классик жанра. А в статье зарубежного современника, первую половину которой мы представляем в этом номере, ты, читатель, сможешь проследить эволюцию химерического пейзажа, воплощающего в себе зло в произведениях тех или иных авторов.

Воды ведь тоже часть пейзажа, не так ли?

Андрей Бородин,
главный редактор

Василий Спринский
То, что приходит на зов

Изображение к книге АКОНИТ 2018. Цикл 1, Оборот 2

Глава 1. Остров

Солнце неспешно закатывалось за горизонт. На море царил полный штиль. Еле заметные холмики волн от вёсел уходящей галеры, не в силах рассыпаться белыми брызгами, лениво обтекали прибрежные камни Клыка Теней.

Торчащая из моря узкая, слегка изогнутая скала действительно походила на зуб морского чудовища. Тело её, изглоданное буйными ветрами и океанским прибоем, пронизывали бесчисленные пещеры и гроты, ведущие к подземным озёрам и бездонным колодцам, из которых тянуло невыносимым смрадом.

Остров служил тюрьмой и по совместительству местом казни для особо отличившихся разбойников, убийц и грабителей священных усыпальниц жрецов Сета и Харст-Гу.

Ахеронская военная галера, удаляющаяся от острова, только что освободилась от очередного груза человеческих отбросов. Два десятка преступивших закон бывших людей выбрались из воды на каменистый берег. Бывших, ибо перед тем, как, подгоняемые ударами пик, они покинули галеру, жрец Сета объявил последнюю волю жестокого бога о вычёркивании их имён из Книги Вечности, отказывая им в спокойной загробной жизни. Отныне их бессмертные души отходили во власть древних демонов, испокон веков владеющих Клыком Теней.

Клык спокойно и безучастно принял очередную порцию осуждённых, как и много раз до этого. Галера быстро уходила прочь от острова, оглашаемого бранью людей, взбиравшихся на его камни.

Некоторые из них объединялись в группы, другие предпочитали искать подходящее убежище в одиночку. Отсутствие какой-либо видимой опасности вселяло некоторую уверенность.

Постепенно люди разбрелись по всему Клыку. На берегу осталось три человека — двое смуглокожих уроженцев Южного Ахерона и толстый стигиец. Братья-разбойники ещё до отплытия договорились немедленно после высадки убираться вплавь с проклятого острова. Похоже, их ничуть не пугали акулы, в изобилии водившиеся в здешних тёплых водах. Во всяком случае, они предпочитали честную гибель в сражении со вполне реальными морскими хищниками, чем принять её от неведомого ужаса, обитавшего в тёмных пещерах проклятого острова.

Третий человек, жирный стигиец Шетавос, вполне разделял их мнение, однако вовсе не спешил к ним присоединяться. Чародейские занятия, коим он посвятил свою жизнь, не слишком способствовали развитию прочих его способностей. Благодаря своей толщине, он, конечно, мог легко держаться на воде, но трезво расценивая свои шансы при встрече даже с маленькой акулой, стигиец благоразумно решил остаться на острове, надеясь убраться отсюда каким-нибудь менее опасным способом. По крайней мере, он был лучше других осведомлён об опасностях, подстерегающих его здесь.

Братья тем временем, не задерживаясь, скользнули обратно в воду. Нужно было поторапливаться, чтобы ночь не застала их в море. Пожелав им счастливого пути, Шетавос, оставшись в одиночестве, занялся устройством собственной дальнейшей жизни здесь.

Удалившись в тень, отбрасываемую высокой скалой, он устроился на большом плоском камне и, прикрыв глаза, принялся прощупывать остров внутренним взором, стараясь ощутить присутствие чуждых, нечеловеческих сущностей.

Почти тотчас же он убедился в правоте слухов и древних записей в пыльных, рассыпающихся от ветхости свитках. На острове в самом деле таилась некая чудовищная сила.

Внутреннее зрение в поиске неведомого вело Шетавоса вглубь древней скалы, на десятки и сотни футов вниз, под океанское дно. Там простирался огромный лабиринт пещер, колодцев и трещин; лабиринт, который, однако, не соприкасался с морем. И в этом лабиринте находилось что-то неприятно-живое. Шетавос уловил медленное движение некоей бесформенной массы, поднимавшейся из пещерных глубин к поверхности.

Толстый чародей медленно и осторожно коснулся сознания неведомой твари. Опасаясь непредсказуемой реакции, он не спешил проникать в её разум — или то, что могло так называться. Однако тварь не выказывала никаких попыток сопротивления, совершенно не реагируя на попытки чародея исследовать её суть. Это не выглядело притворством — Шетавос обладал достаточным опытом исследования и подчинения других живых сущностей, чтобы понимать поведение и чувства данного неведомого создания. Тварь была алчной, голодной и чуждой земному миру, но в отличие от полуразумных и вполне разумных демонов не отличалась излишним коварством. За её простейшими инстинктами не таилось ни тени рассудочной деятельности — всего лишь желание питаться, направляя своё движение в сторону появившейся свежей порции живой еды.