очень практической части. Он часто давал своим работникам кошельки

наполненные пятицентовыми монетами и затем просил их отправляться в

трущобы Лос-Анджелеса и приглашать людей приезжать на авто-такси на

Авеню 60 (плата стоила 5 центов). С Авеню 60 они шли в Фасги, где им

позволялось оставаться и стать частью коммуны. Вскоре Фасги стала

огромной. Опять же, важной частью этого служения, начатого доктором

Йоакумом, стало продолжение, когда брат Томми прибыл туда в

шестидесятых.


После смерти Йоакума в 1920, Миссия Веры Христа выкупила Дом Фасги.

Сестра Грин и её сестра восстановили Дом Фасги и переименовали его в

«Дом Эхо».


Эмми Семпл-МакФёрсон проводила служения у реки Арройо–Секо в 1920-х

и тысячи людей расположились на территории этой миссии.


В 1950 преподобный Гарольд Джеймс Смит стал менеджером этой миссии, имея виденья для пробуждения. Он переименовал это место в «Старый Дом

Фасги», восстановив историческое имя. Он также стал издавать там газету

под названием Вестник Надежды.


В это время многие святые Азуза Стрит поселились в Фасги.


Когда туда прибыл брат Томми в 1960, Фасги стал домом для святых Азуза, которые были детьми и молодыми в 1906 году пробуждения на Азуза Стрит

312.


17 ноября 2006


Дорогие друзья,


Нам дана привилегия рекомендовать брата Томи Велчела вам. Он стал

дорогим для многих святых Азуза Стрит во время его пребывания в Фасги в

1960-1966 и он был чудесной отрадой для них. Всегда с любовью слушая их

истории о прошедших днях. Наш отец, известный как брат Г. Дж. Смит, был

пастором в то время, когда Томми был в Фасги и мы всей семьёй жили там.

Служение нашего отца было посвящено жизни для других, включая

служение Томми, когда он был в Фасги.


Вивиан (Смит) Детидж

и Виола (Смит) Хувер


14


Изображение к книге Азуза Стрит: Они рассказали мне свои истории


(Вивиан и Виола – дочери Гарольда Смита и упоминаются в этой книге).


Брат Томми в 1962 году, в возрасте 19 лет

Он одет в одежду, которую ему купила сестра Гольди


4 февраля 1991


Дорогие жильцы Фасги:

Нова Силс и я были на связи с вами и это было бы здорово для всех нас

соединится вместе, кто был в Фасги в Хайленд Парке…Я благодарна за ваш

вклад, что наши планы состоялись.


Руфь (Милк) Ринкер

818-353-5434


Предисловие к

Они рассказали мне свои истории


Когда я прибыл в Фасги, вскоре я обнаружил, что многие люди там были

частью великого пробуждения Азузы. Когда я услышал разговоры об Азуза

Стрит, я сказал себе, «Постой-ка, мама рассказывала об этом пробуждении

Азуза Стрит. Некоторые проповедники, на которых мама водила меня, рассказывали об Азуза Стрит». Брат Смит, управляющий в Фасги, рассказал

мне больше об этом пробуждении и также рассказал мне, кто был на Азуза.


Я пришел в смущение. Мне стало страшно подходить к этим святым, пока

один из них, брат Кантрелл, не помолился за меня о «даре смелости». После

этого чуда я смог ходить по трущобам и свидетельствовать мужчинам и

женщинам об Иисусе. Без всякого страха теперь я начал общаться с разными

святыми в Фасги, узнавая их истории.


15


Изображение к книге Азуза Стрит: Они рассказали мне свои истории

Мне была дана привилегия, будучи подростком в 17 лет, я стал слушать этих

пожилых святых Азуза. Я провёл несколько лет, узнавая лучше об этих

дорогих святых Божьих.


Я слушал истории об Азуза Стрит вновь и вновь, каждый месяц в течение

нескольких лет, пока они не умерли или я не покинул их. Я приходил к ним

в гости. Большинство из них жили на территории Фасги, но некоторые жили

в другом месте. Не было разницы, где они были, я ходил к ним. Я

разговаривал с ними. Порой в их домам, желая проявить уважение, я садился

у их ног. Конечно же, я говорил им, что люблю шоколадные подушечки и

молоко. Так что, когда я приходил к ним послушать их истории, они

приготавливали мне вкусняшки и молоко. Я никогда не уставал сидеть с

каждым из них, порой по нескольку часов, потому что я мог слушать этих

великих святых, рассказывающих о невероятном движении Божьем и том, как Он использовал этих жаждущих и верных подростков Азуза Стрит. Я

запомнил эти истории прямо там и носил их в голове более сорока лет.


Уильям Сеймур и его жена Дженни Мур


Азуза со скамьи

Сестра Дарнелл

на Азузе с 3 лет


Когда они повернули за угол, маленькая трёхлетняя Джин увидела бледно-

белое здание склада, куда люди приходили 24 часа в сутки. Хотя ей было

всего три, это путешествие было ежедневным и с наступление вечерней

свежести маленькая Джин не могла дождаться попасть на собрание на Азуза

Стрит. Хотя ребёнок не понимал, почему люди кричали и плакали, хотя ещё

не произошло ни одного чуда, ей нравилась атмосфера. Но то, что маленькая

Джин любила больше всего, было через несколько минут после вхождения в


16


помещение, когда мама находила ей место и Джин могла вскарабкаться на

скамью, чтобы устроиться поудобнее и поспать.


Этой малышке было так приято быть среди плотного тумана, что наполнял

комнату. Когда она просыпалась и ей хотелось поиграть, она пробовала

собирать этот туман ручками. Она обожала, когда облако наполняло склад

Азуза Стрит и могло пребывать там почти три с половинной часа во время

того, что сейчас называют Пробуждение Азуза Стрит. Прошло ещё

несколько лет, прежде чем Джин достаточно повзрослела, чтобы понять, что

она пыталась собирать Шекину Славу Божью.


Будучи простым ребёнком, Джин буквально вдыхала Славу Шекина в свои

маленькие, растущие лёгкие. Она переживала Азузу глазами и разумом

маленькой девочки. Хотя её разум не понимал всего, что происходило

вокруг, она знала, что находилась в особенном месте среди особенных

людей в особенное время.


Когда Джин подросла, она поняла, что чудеса и Присутствие Бога в форме

Славы Шекины, очень густой во время собраний, давали ей покой на скамье.

Она могла бы связать вместе переживания её семьи и друзей с

переживаниями её сердца. Но её разум не был способен понять это в том

нежном возрасте.


Когда я познакомился с Джин Дарнелл, ей было около шестидесяти.

Темноволосая женщина, с несколькими проседями, делающие её не менее

привлекательной, сестра Дарнелл была тихой и спокойной, с ростом около 2

метров. В свои двадцать я находил её довольно привлекательной. Даже в

свои шестьдесят, она выглядела как двадцатилетняя женщина. Всякий, кто

знал её, влюблялся в её прекрасную и мягкую натуру.


Я рассказываю её историю как святой Азузы, которая не так много помнит

об Азузе и не многое сделала на этом великом пробуждении. Она была

слишком мала, чтобы помнить многое из пережитого. Но её свидетельство

важно. Её свидетельство подтверждает Славу Шекина и её влияние на её

жизнь. Она также была тем человеком, которая сказала мне нечто сорок лет

назад, что исполнилось спустя столетия Пробуждения Азуза Стрит.


У Бога был могущественный план для многих детей и молодых людей, которые пережили пробуждение и были участниками в переживании Славы

Шекина. Эта книга расскажет вам об Азузе через таких детей как Джин

Дарнелл – детей и молодёжи, которые в последствии стали духовными

гигантами. Влияние Азузы чувствовалось всю жизнь сестры Дарнелл.


17


Действие Бога в её жизни продолжалось в ней и когда мать брала её на

собрании миссии на Восьмой и Мэпл, проводимых Франком Бартлеманом.

Хотя великая Слава Шекина была уникальна для Азузы, маленькая мисс

Дарнелл полюбила то время, проведённое на Восьмой и Мэпл.


Сестра Дарнелл стала пастором, когда в 1944 переняла кафедру от известной

Эми Сэмпэл МакФёрсон в Ангельском Храме. Я лично посещал многие её

собрания в Ангельском Храме и был в восторге от помазания, когда она

проповедовала Слово Божье.


Хотя пастор Джин не была столь демонстративной как Эми Сэмпэл

МакФёрсон, во многом она была более лучший проповедник. Обычно, будучи тихой и спокойной, когда она начинала проповедовать или учить, помазание сходило на нее, и вы могли чувствовать Божью силу в ней. Я

никогда не забуду, когда пастор Джин должна была помолиться за меня и

возложила свои руки на мою голову. Когда она возложила руки и начала

молиться, я почувствовал Духа Божьего через её прикосновение и нежные

слова.


Этот мощный проповедник Божий часто рассказывала о своём переживании

на Азузе и о Славе Шекина, в которую она влюбилась и когда-то пыталась

собирать в ладошки. Это переживание было настолько явным, что стало

частью самой её души. Это был сам воздух, который она вдыхала и на этом