Спонтанная композиция гимнов была интересной особенностью некоторых служений в других частях Индии. В Кара Кэмп, для группы молящихся маленьких девочек, на стенах появлялись картины, описывающие жизнь Христа. В этих картинах фигуры двигались и были цветными. Каждая сцена продолжалась от двух до десяти минут, и затем свет постепенно угасал, чтобы появиться снова через несколько минут с новой сценой. Картины появлялись в течение двенадцати часов и были видимы не только туземными детьми из приюта и восемью миссионерами, но также туземными христианами, живущими поблизости. Даже язычники приходили посмотреть это чудесное зрелище. Эти картины верно описывали библейское повествование и были полностью сверхъестественны. Они произвели грандиозный эффект, разбивая жестокие сердца язычников. В Уэльсе во время пробуждения часто были видны разноцветные свечения, подобные огненным шарам.

Я продолжал ходить днями и вечерами в разные миссии, постоянно призывая верующих молиться и верить о пробуждении. В один вечер, в Церкви Нового Завета, когда на собрании был глубокий дух молитвы, Господь внезапно пришел, так близко, что мы могли ощущать Его присутствие, как если бы Он приближался к нам откуда-то с краев собрания. Две трети собравшихся в тревоге вскочили на ноги, а некоторые поспешно убежали из собрания, даже оставив свои шляпы, будучи почти перепуганными в своих чувствах. Там не было никакого неординарного естественного проявления, чтобы произвести такой испуг. Это было сверхъестественное проявление Его близости. Что бы делали такие люди, если бы увидели Господа?

Я начал небольшое молитвенное собрание в одном коттедже, где мы могли бы иметь больше свободы, чтобы молиться и ожидать Господа. В других собраниях дух молитвы был временами удерживаем. Наиболее духовные жаждали такой возможности. Однако лидеры не поняли этого и противились мне. Затем наша хозяйка впустила в себя дьявола и хотела выбросить нас из нашего дома. Она не была права перед Богом; аренда была нами оплачена, но враг пытался ее использовать. Началась битва. Моему служению начали противиться в Церкви Нового Завета. Одна сестра пыталась убедить меня остановить начатые мною молитвенные собрания. Я просил Господа показать мне Его волю в этом вопросе. Он сошел и настолько наполнил наш маленький коттедж облаком славы, что я едва мог выносить Его присутствие. Это решило для меня этот вопрос. «Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам.» (Деяния 5:29). Я подвергался многой критике. Я думаю, что они боялись, что я могу начать еще одну церковь. Но в то время я даже не имел такой мысли. Я только хотел иметь свободу молиться. Многие миссии и церкви полностью разрушились, противясь Богу.

Я написал еще больше статей для религиозной прессы; вот некоторые выдержки:

«Медленно, но верно, на святых южной Калифорнии приходит убеждение, что Бог готовится излить от Духа Своего здесь, как и в Уэльсе. Мы имеем веру, что в ближайшем будущем произойдут такие вещи, о которых мы еще даже никогда не мечтали. Мы уверены не в меньшем, чем в Пятидесятнице для всей этой страны. Но мы никогда не сможем иметь результаты Пятидесятницы без силы Пятидесятницы. И это будет означать проявления Пятидесятницы. Не многие желают встретить Бога лицом к лицу. Плоть и кровь не могут наследовать царствия Божия».

Христианский Жнец.

«Поток пробуждения простирается к нашим дверям. Бросимся ли мы в его могущественную ширь, и помчимся ли к славной победе? Год жизни в такое время, с его чудесными возможностями для Бога, стоит сотни лет обычной жизни. Пятидесятница стучится в наши двери. Пробуждение для нашей страны – больше не вопрос. Медленно, но верно, прилив поднимается, до тех пор, пока, в ближайшем будущем, мы получим веру на поток спасения, который затопит перед собою все. Уэльс не долго будет стоять в одиночку в этом славном триумфе для нашего Христа. Дух пробуждения сходит на нас, гонимый дыханием Божьим, Святым Духом. Облака стремительно собираются, полные могущественного дождя, пролитие которого лишь чуть-чуть задерживается.

Из праха безвестных и презренных обстоятельств восстанут герои, чьи имена будут записаны на небесных вечных страницах славы. Дух снова носится над нашей страной, как на заре сотворения мира, и произносится Божье повеление: «Да будет свет» (Бытие 1:3). Брат, сестра, если все мы верим Богу – можете ли вы понять, что должно произойти? Многие из нас живут ни для чего иного. Целый том молитв веры день и ночь восходит к Престолу. Воистину, Лос-Анджелес, южная Калифорния и весь континент, Духом и силой Божьей, скоро окажутся в родовых муках могучего пробуждения».

Путь Веры, 16 ноября 1905 года.

Мы уже какое-то время были ведомы молиться о Пятидесятнице. Конечно, мы не понимали, что такое настоящая Пятидесятница. Но Дух знал это и вел нас просить правильно. В один вечер, после служения в Церкви Нового Завета, семеро из нас, казалось, преднамеренно были ведомы взяться за руки и просить Господа вскоре излить Своего Духа с «последующими знамениями» (Марка 16:20). Откуда мы в то время взяли эту идею, я не знаю. Он, должно быть, Сам подсказал ее нам. Мы и в мыслях не имели «языки». Я думаю, никто из нас тогда еще не слышал о таких вещах. Это был февраль 1906 года.


Во время одного молитвенного собрания, когда я стоял на коленях, Господь сказал мне встать и идти в палатку Брата Браунли на углу Седьмой и Спринг Стрит. Он дал мне послание для них. Я пошел под сильным бременем; и после того, как это было высказано, мы имели настоящее «время прорыва», плача перед Господом. После этого я написал трогательный трактат «Родовые муки души». Господь также много работал со мной на тему Его очищающей крови. Я провел еще одну целую ночь в молитве с Братом Боумером, и Господь дал мне благословенное служение в разных собраниях в Пасадене. На одном собрании я два часа беспомощно лежал под бременем о душах. Битва становилась все более и более жаркой.

26 марта я пошел на собрание в коттедж на Бонни Бру Стрит. Там собирались для молитвы как белые, так и черные верующие. Я несколько раньше уже посещал одно собрание в этом коттедже, где впервые и встретил Брата Сеймура. Он только что приехал из Техаса. Это был негр, слепой на один глаз, очень простой, духовный и смиренный. Он посещал собрания на Бонни Бру Стрит.

В то время Господь дал мне еще один трактат под названием «Последний призыв». Он был очень сильно использован, чтобы пробуждать людей. В нем было написано:

«И теперь, еще раз, в самом конце века, Бог призывает. Последний призыв, полночный крик сейчас перед нами, звучит в наших ушах. Бог даст этот, еще один, последний шанс. Последний призыв, всемирное пробуждение. Затем – суд над всем миром. Некоторые грандиозные события вот-вот произойдут».


Глава 2

Огонь Спадает на Азуза

Я пошел в Бурбанк Холл, в Церковь Нового Завета, воскресным утром 15 апреля. Там была одна черная сестра, которая говорила на языках. Это произвело большое возбуждение. После служения люди собирались маленькими группами на тротуаре, рассуждая, что бы это значило. Это выглядело, как «знамения» Пятидесятницы. Мы позже узнали, что несколько ночей назад, 9 апреля, Дух сошел в маленький коттедж на Бонни Бру Стрит. Люди там вот уже некоторое время прилежно ожидали излияния Духа. Горстка черных и белых верующих ожидали там целыми днями; но, по какой-то причине, я был лишен привилегии присутствовать на этом конкретном собрании. Однако я пошел на собрание на Бонни Бру в этот вечер, и увидел, что Бог там могущественно действовал. Мы уже много месяцев молились о победе. Иисус сейчас опять «явил Себя живым» (Деяния 1:3) для многих. Пионеры пробивались, чтобы следом пошли толпы.

На этом собрании присутствовал всеобщий дух смирения. Люди были поглощены Богом. Было очевидно, что Бог нашел, наконец, маленькую компанию, как всегда, извне, через которую Он мог явить Свой путь. Бог не избрал какую-то из учрежденных миссий, где бы совершить это. Они были в руках людей; Дух не мог там действовать. Другие, намного более претенциозные, потерпели неудачу. То, что почитает человек, было обойдено еще раз, и Дух был снова рожден в смиренных «яслях» вне церковных учреждений.

Для каждого излияния от Духа должна быть приготовлена группа, в покаянии и смирении. Проповедь Реформации была начата Мартином Лютером в полуразрушенном здании посреди городской площади в Виттенберге, в Германии. Д’Абинье описывает это так: